Созвучие сердец

Благословенный миг

Благословенный миг

Благословенный миг: сборник произведений писателей Беларуси и Узбекистана / сост. Алесь Бадак ; предисл. Алеся Карлюкевича. — Минск : Издательский дом «Звязда», 2013. — 256 с. — (Созвучие сердец).

ISBN 978-985-7059-83-6.

«Созвучие сердец» — новая книжная серия «Издательского дома «Звязда». Ее цель — познакомить читателя с лучшими произведениями, созданными в основном в постсоветское время поэтами и прозаиками — представителями стран, входящих в Содружество Независимых Государств.

«Благословенный миг» — десятая книга серии. В нее вошли стихи и рассказы писателей Беларуси и Узбекистана.

 

ХУДОЖНИК ВОСХИЩАЕТ МИР, ХУДОЖНИК МИР СПАСАЕТ

 

У народного поэта Узбекистана Амана Матчана есть стихотворение «Микеланджело». Признаюсь, впервые я прочитал его, обратив внимание на переводчика — Александра Файнберга, о котором неимоверно много слышал, странствуя по тогдашним республикам Средней Азии. Надо сказать, что не только в Ташкенте, но и в Алматы, Ашхабаде, Фрунзе, Душанбе, других близких к ним городах в 1960–1980-е жил и работал большой отряд замечательных русских поэтов, прозаиков. Назову имена только некоторых: Сергей Бородин, Морис Симашко, Марина Фофанова, Юрий Рябинин, Вадим Зубарев, Александр Аборский, Юрий Белов, Николай Золотарев, Владимир Пу, Валентин Рыбин, Альберт Поляковский, Александр Говберг, Сергей Татур, Валерий Михайлов, Леонид Чигрин… Кто-то родился в этих краях, кто-то приехал в Великую Отечественную войну с родителями, да так и остался в новой стороне. А кого-то распределили после окончания института. И, как правило, почти все они, занимаясь оригинальным творчеством, не жалели сил, стараний на переводческую работу. Именно благодаря им, русским поэтам, прозаикам Средней Азии, Казахстана, мы открывали и продолжаем открывать яркие художественные мироздания казахов, таджиков, киргизов, туркмен, да и узбеков — тоже… А ведь еще там и другие литературы развивались и продолжают развиваться — уйгурская, каракалпакская, корейская…

А я открыл по-новому мир Микеланджело, мир Художника в его сопричастности с действительностью — через стихотворение Амана Матчана и перевод Александра Файнберга.

Под сенью мимолетных облаков,
чаруя Рим, собор Петра венчая,
блистая красотою пять веков,
плывет сквозь время купол величавый.

Бессмертна Микеланджело душа.
Творец, с рожденья споривший с богами,
он сердцем оживил бездушный камень.
И я гляжу на чудо, не дыша.

Не умирает в мраморе душа
того, кто был с бессмертными на равных.
Здесь, где Христа оплакивает мрамор,
сердца нам омывает чистота.

Встает, проснувшись, Совесть в полный рост.
И мечется, и не находит места,
И снова, снова мучает вопрос:
так совместимы ль гений и злодейство?

…В книге серии «Созвучие сердец» мы открываем многие имена узбекских писателей. Сирожиддин Саййид, Мухаммад Али, Халима Худайбердыева, Акилджан Хусанов, Эркин Агзам, Абдулла Арипов, Аман Матчан, Барот Байкабулов, Нодир Норматов, Маматкул Хазраткулов, Нормурад Нарзуллаев, Рамз Бабаджан, Нурали Кабул, Саломат Вафо… Правда, возвращаясь в недавние 1970–1980-е, вспоминаешь, что кого-то уже и читал, открывал прежде… Помню по московскому журналу «Юность» повести Нурали Кабула «Небо твоего детства» и «Здравствуйте, горы!». Тогда они были для меня в одном ряду с произведениями белорусов Алеся Жука, Анатоля Кудравца, Виктора Казько… Признаюсь, что очень ждал и других его произведений. Время разделило, к сожалению, и литературы. Но, к счастью, не надолго… Сегодня, открывая «Литературную газету», «Дружбу народов», «Литературную учебу», даже «Сибирские огни», выходящие далеко от «центра» — в Новосибирске, другие российские журналы, понимаешь, что у всех есть потребность в познании друг друга, познании чужих, казалось бы, культур и литератур. А на самом деле — достаточно близких, богатых на точки сопричастности художественных литератур, художественных миров. Тем более что встречи приносят и открытия. Рассказ уже знакомого Нурали Кабула «О люди, люди!» — новое слово, новое пространство, новые боль и переживания художника. А вот творчество талантливого прозаика, журналистки узбекского телевидения Саломат Вафо — первая и поэтому, может быть, особенно восхитительная, яркая встреча. Уже после прочтения рассказа в сборнике «Созвучие сердец» узнал и о других произведениях Саломат Вафо — романе «Воспоминание о заблуждающейся женщине», сборнике рассказов «Женщина ищет себя»… Мне кажется, что узбекская писательница в своих исканиях во многом похожа на нашего белорусского прозаика Елену Браво. И белоруска с романом «Менада и ее сатиры» сражается словом за мир женщины во всех его проявлениях… Размышления о написанном узбечкой Саломат Вафо и белорусской Еленой Браво напомнили о том, что у них были и остаются добрые учителя со всего широкого постсоветского пространства — из всех национальных литератур Советского Союза: Чингиз Айтматов, Нодар Думбадзе, Тимур Зульфикаров, Валентин Распутин, Виктор Астафьев…

И снова обращаюсь к стихотворению народного поэта Узбекистана Амана Матчана «Микеланджело»:

Когда художник восхищает мир,
То, в зависти испытывая муку,
найдется тот, кто, злобою томим,
на красоту подымет свою руку.

Но, застонав под молотом его,
искусство не утратит вдохновенья.
И в трещинах бессмертное творенье
бессмертья не лишится своего.

И потому не устрашись, поэт,
ни клеветы, ни зависти, ни злобы.
Дитя минувших и грядущих лет,
со временем ты сводишь счет особый.

Не требуй же от нечисти ума.
Она, на правду нападая яро,
жгла Гейне неподкупные тома,
она могилы предков оскверняла.

Недавно прочитал в дневнике Льва Николаевича Толстого: «Одно искусство не знает условий времени, ни пространства, ни движения — одно искусство. Всегда враждебное симметрии — кругу, дает сущность». Вот и в «Созвучии сердец», на страницах, вобравших лучшее из разных литератур… Белорусскую часть книги составили произведения Ивана Науменко, Максима Танка, Александра Волковича, Дмитрия Морозова, Натальи Голубевой, Анатоля Зекова, Анатолия Бутевича, Марии Кобец… Произведения авторов разных поколений, разного жизненного опыта. Но все они, как и их узбекские коллеги, видят свою главную творческую задачу — в открытии существа жизни, в стремлении расширить мировосприятие человека, сделать читателя добрее, попытаться рассмотреть правду жизни и вместе заглянуть в завтра. Сделать это нелегко, ведь надо через многие испытания пройти достойно… Ведь мир соткан не только из красивых и ярких красок, хватает черноты и зла…

У нечисти законы есть свои.
Она громила зодчество Востока,
она хулила золотые строки
великого навеки Навои.

Но не убить искусство и любовь.
Они бессмертны. В этом их величье.
И все же даром стынет в жилах кровь,
коль вижу нечисть в ангельском обличье.

И тень злодейства, как Дамоклов меч,
за гением блуждает не напрасно.
Как гениальность от нее сберечь?
И кто разрушит это постоянство?

Думаю, что и сам Аман Матчан живет со знанием и пониманием, что гениальность творцов, как и красоту мироздания, человеческую добродетель, высокую нравственность как важный ориентир существования, способен уберечь художник слова. Иначе к чему все многотрудные искания…

Алесь Карлюкевич.