Пятница, 23 08 2019
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Любовь Турбина. Звёздный родник

  • Пятница, 01 декабря 2017 13:38

«Мир богат многообразием цветов и красок» – так назвал свое вступительное слово ко второму тому сборника произведений писателей Беларуси и России «Звездный родник» Алесь Карлюкевич. Оно вышло в серии «Созвучие Сердец», Минск, «Издательский дом «Звезда», 2013. 

Серия основана в 2013 году. Автор идеи и руководитель проекта Л.С. Ананич. Составитель Алесь Бадак, предисловие Алеся Карлюкевича. 

В очередной том серии вошли стихотворения Расула Гамзатова в переводе с аварского Е. Николаевской; Хабиче Хаметовой в переводе с лезгинского М. Ахмедовой-Колюбакиной и в её же переводе с лакского стихи Салимат Курбановой; перевод с башкирского Ильгиза Каримова; проза Мустая Карима; стихи Рената Хариса в переводе с татарского Ирека Гатина; стихи Лулы Куни, написанные на русском; стихи ингушского поэта Магомед-Саида Плиева в переводе известного переводчика Михаила Синельникова; стихи Арсена Додуева в переводах с балкарского Глана Онаняна; проза Вячеслава Абукаева-Эмгак в авторском переводе с марийского; перевод М. Синельникова карачаевского поэта Альберта Узденова; стихи на русском языке Вячеслава Ар-Серги; рассказ алтайского писателя Дибаша Каинчина в собственном переводе; стихи  Бадрутдина Магомедова – перевод с кумыкского Петра Кошеля; Ахсара Кодзати – переводы с осетинского Глана Онаняна и Михаила Синельникова; проза Маадыр-Оол Ховалыга в переводе с тувинского М. Кыргыз; стихи Валери Тургая – перевод с чувашского Аристара Дмитриева; Инги Артеневой из Нарьян-Мара и Риммы Ханиновой из Колмыкии – обе поэтессы пишут на русском языке. Они представляют аварскую, лезгинскую, лакскую, татарскую, чеченскую, ингушскую, марийскую, карачаевскую, балкарскую, алтайскую, удмурдскую, осетинскую, даргинскую, чувашскую, тувинскую, ненецкую литературы.

Конечно же – сетует автор предисловия – хотелось бы в этом небольшом томике представить гораздо больше имен и произведений. Гораздо больше литератур, их в Российской Федерации – десятки…Том, представляющий литературы народов России, появился в серии не случайно: в Минске  сформировалась определённая площадка внимания к разным литературам, а значит – к разным художественным мирам. На международный круглый стол, учреждённый Министерством информации, приезжают прозаики из разных уголков России, переводчики из Санкт-Петербурга и Москвы. Результатом этих встреч является налаживание переводческих связей, организация публикаций произведений из других литератур в белорусских литературно-художественных периодических изданиях. Как на русском, так и на белорусском языках.

Процесс этот работает не только на расширение связей между народами, но и на расширение внутреннего мира белорусской культуры. Белорусскую часть книги открывает народный писатель Беларуси Иван Шамякин главами из повести «Вернисаж»,  продолжает её Георгий Марчук своими «Давид-Городсковыми канонами», Алесь Кожедуб представлен рассказом «Ганна», а Виктор Правдин небольшой, остродраматической повестью «Досрочник». За «команду» белорусской поэзии выступает широко известный поэт Василь Макаревич в собственном переводе, белорусские русскоязычные поэты: Тамара Краснова-Гусаченко, Валерий Казаков, а также бесспорный лидер, самый яркий из поэтов, пишущих на русском языке в Беларуси – Анатолий Аврутин, одновременно прекрасный переводчик.

Украшением тома является проза известного башкирского писателя Мустая Керима – это главы из книги «Мгновения жизни»: каждый из отрывков имеет свою тональность. Так, в первом из них, под названием  «Роз-Мари», молодым солдатом после госпиталя рассказчик заходит в Москве в здание, где находится Союз писателей, и  неожиданно получает новое назначение – во фронтовую прессу, а затем вечером оказывается на спектакле в театре оперетты. Автором прекрасно переданы острота эмоциональных переживаний человека, чудом выжившего после ранения, открытость души музыке, щедрое желание делиться радостью…

Интересен и второй, вполне документальный отрывок – уже из послевоенной, благополучной жизни автора, встречающего на организованных СП СССР совещаниях своих соратников и друзей, известных писателей Расула Гамзатова, Кайсына Кулиева, Михаила Дудина, Чингиза Айтматова, Давида Кугультинова – всё самые известные имена. Интересно им стало проверить, считаются ли с ними партийные руководители республик, которые они представляют? Откровенный и вполне неожиданный аспект – сильно захмелевшие, из бравады или озорства (?) писатели приглашают их, то есть «царей», на ночную пирушку в номер. Кто-то из партийных бонз приехал, кто-то не захотел, М. Дудин даже не стал звонить ленинградскому первому секретарю горкома Толстикову, с которым не ладил…Из этого текста можно узнать о жизни высшего эшелона при советской власти значительно более объективно, чем из всех измышлений промышляющих модной темой на экранах ТВ и не только.

Третий из сюжетов «Мгновений жизни» рассказывает о матери автора, которая перед близкой кончиной даёт сыну наказы, из которых важнейший – никогда не проклинать близких своих,  какие бы непростительные на первый взгляд поступки они не совершили…

От этой удивительной прозы, написанной просто и точно, «пахнет жизнью», что случается сейчас достаточно редко. Это один из самых запоминающихся текстов во всей книге. Переводчику удается передать одно из важных достоинств автобиографической прозы –  естественность интонации, присущей в этих текстах башкирскому классику Мустаю Кериму.

А вот для того, чтобы описать  впечатления, которые испытываешь при чтении «Лунной сонаты» алтайского писателя Дибиша Каинчина, надо долго искать слова: значительность происходящих в ней событий, неоднозначность характеров есть встреча с неведомым доселе явлением иной культуры. Сюжет, казалось бы, достаточно разработанный за годы советской власти – гражданская война. А может, сегодняшний момент располагает к более внимательному прочтению этого сюжета: воспоминания старого чекиста, который через много лет вспоминает расстрел белогвардейца, которым он руководил. Главное, что запомнил рассказчик – это неизвестная ему прежде мелодия, которую перед расстрелом воспроизводит как последнее желание приговоренный к расстрелу. Именно она, эта мелодия, (позднее чекист узнает в ней «Лунную сонату» Бетховена) заставляет его неотступно возвращаться памятью к фактам этого расстрела. И много открывается с годами ему по-новому: оклеветанный белогвардеец оказывается вовсе не состоятельным столбовым дворянином, а обычным, даже не слишком образованным человеком. Его сознательно оклеветали для того, чтобы вызвать зависть и другие недобрые чувства у представителей местной советской власти. Вот эта внутренняя работа, которая ведется в душе чекиста долгие годы, мастерски передаётся автором (и переводчиком, соответственно).

Стихи поэтов, вошедших в этот томик, подобраны таким образом, чтобы дать по возможности самое неповторимое впечатление о той национальной культуре, которую он представляет: это поэтическое переложение легенд и древних эпических песен, а также «Ода Татарстану» Рената Харриса, «Колыбельная Нарьян –Маару» Инги Артеньевой,  «Колмыцкий язык» Риммы Ханиновой…      

Отдельно хочется написать о стихотворении  «1957.Возвращение» карачаевца Альберта Узденова – именно образ  из первого катрена этого стихотворения дал название всему сборнику:

 

Мой конек вороной

Пьёт из звездного родника.      

 

Это стих о возвращении представителей переселённых народов.

Теперь  о белорусских текстах, вошедших  в эту книгу: главы из повести «Вернисаж» Ивана Шамякина живописуют новые реалии в среде творческой интеллигенции после распада общего прежде государства, о катастрофичности мировосприятия художника из Беларуси перед лицом непонятных реалий нового времени.

Эсхатологическое сознание, окрашенное национальным менталитетом, являет в своей подборке поэт Василь Макаревич:

 

Хотя ещё на улице темно,

А серым воробьём в бронежилете

Поглядывает вновь в моё окно

Пришедшее с зимой тысячелетье.

 

Давид-Городок – местечко в глубине Полесья – дал немало прозвучавших достаточно громко в белорусской литературе имён, в их числе – известный поэт Леонид Дранько-Майсюк. Прозаические зарисовки  яркого белорусского драматурга и прозаика Георгия Марчука подробно приобщают читателя к реалиям существования этого уникального, можно даже сказать – сакрального для Беларуси места. «Каноны», как и положено по жанру, дают обобщенный образ жизни и коллективного характера жителей, сформированного во многом окружающей средой.           

В отличие от Марчука, Виктор Правдин пишет в своем рассказе «Досрочник» индивидуальную судьбу и, соответственно, особый характер: нелегкий, трагический, во много обусловленный реалиями времени…

Завершают книгу стихи Анатолия Аврутина, некоторые из них, посвященные нелегкому послевоенному времени, например «Грушевка», стали хрестоматийными. А вот строки из завершающего подборку стиха «В двадцатом столетьи»:

 

В двадцатом столетии… О времена,

Когда не спешат предаваться итогу!... –

В двадцатом столетье осталась страна,

Меня снарядившая в эту дорогу.

 

Кроме этих двух томиков Белоруссия-Россия, вышли ещё отдельные книжки Белоруссия-Казахстан, Белоруссия-Азербайджан, Белоруссия-Туркменистан, Белоруссия-Узбекистан, Белоруссия-Кыргистан, также Белоруссия-Армения и Белоруссия-Молдова. Все они вышли в издательском доме «Звезда» в 2013 году. Все тексты, которые они содержат – это переводы на русский язык как на язык межнационального общения, всё, что осталось от «единой некогда страны» 

Симптоматично, что таким образом именно Беларусь выступает ныне в роли собирателя постсоветской литературы, то есть успешно занимается сшиванием разорванного двадцать лет назад культурного пространства.

Прочитано 2709 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии