Понедельник, 16 07 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Знак Скорины и загадки рождения великого мастера: штрихи и краски к портрету Георгия Франциска Скорины.

 

Знак Георгия Франциска Скорины – луна (точнее - месяц), затмевающая солнце, впервые появившийся на первой печатной русской библии пражского издания 1517 года, волнует не одно поколение исследователей жизни великого восточнославянского просветителя и первопечатника. Предположений – множество, но ни одно из них не встретило всеобщего признания и согласия. Причина, как и в других подобных случаях поиска фактов для биографии Скорины, - отсутствие достоверных письменных источников и ссылок, а самое главное – документально засвидетельствованных высказываний самого Скорины. Однако – это не мешает высказаться другим…

Существует не одна версия, желающая помпезно объявить загадочное изображение официальным личным геральдическим знаком Скорины, так называемым «гербом Просветителя», равноценным западноевропейским дворянским гербам того времени. Ибо на Руси, как известно, геральдика ещё не оформилась, её нововводителем считается император Пётр I, утвердивший «Табель о рангах» (1). Однако, как говорит современный авторитетнейший скориновед и знаток средневекового книгопечатания Евгений Немировский, мы, скорее всего, имеем дело с оригинальным, глубоко личным, авторским издательским знаком, которым в ряде случаев был сам Франциск Скорина, а не с родовым гербом первопечатника (2).

С выводами исследователя вполне можно согласиться, но, при внимательном изучении изобразительного наследия Мастера, можно заметить, что мы встречаемся не с одним авторским знаком, а – целой группой, связанной воедино, всего лишь, общим сюжетом частичного солнечного затмения!.. Этот момент отмечает и сам Немировский (3).

Например - в альбоме гравюр Франциска Скорины, составленном Л. Т. Борозной (4), данный знак мы видим в половине из сорока гравюр, в определённой части заставок и виньеток, а также в составе буквы «Х», «Ч» и «Я». Причём – изображены различные стадии солнечного затмения, которые существенно отличаются друг от друга человеческими ликами луны и солнца, их выявленной формой, количеством лучей и прорисовкой линий. А эмоциональные состояния персонажей настолько разнообразны и сложны, что вполне достойны отдельной работы с прямым выходом на научную диссертацию!..

Самая важной частью полноценного геральдического герба, что западноевропейского, что более позднего российского, является рыцарский щит со всеми его атрибутами. Он - неизменен для данного владельца на всех изображениях. Его форма – чётко оговорена, поле – точно расчерчено, легенда - прописана и аргументирована даже в самых, казалось бы, незначительных нюансах (5). Любая небрежность или произвольные изменения в его воспроизведении (как и всего герба) - недопустимы и равносильны тяжёлому оскорблению владельца.

Теперь посмотрим на гравюры Скорины и увидим, что изображение щита значительно отличаются друг от друга, лишь беглый подсчёт показывает наличие более десятка различных вариантов!..

Поэтому, суммируя всё сказанное выше, можно сделать уверенный вывод, что в работах Просветителя мы зрим личный авторский знак, а, так называемый «герб Франциска Скорины», есть, всего лишь, череда неубедительных попыток уже более чем вековой настырной мифологизации образа титана русского просвещения с целью придания ему западноевропейских культурно-духовных черт.

И, тем не менее, знак Скорины по-прежнему полон загадок и тайн… Как считает большинство исследователей, он играл особую роль в системе миропонимания первопечатника, постоянно напоминая о знаковом событии (с точки зрения средневекового обывателя) его земного пути – солнечном затмении, произошедшем в день его появления на белый свет. Поэтому многие согласны и с тем, что определение даты этого солнечного затмения автоматически привело бы к установлению и точной даты, как и самого дня рождения великого полочанина, так и его, возможно, настоящего имени, данного при крещении в соответствии с православными «Святцами».

Версий по этому поводу тоже не мало, но все они остаются в рамках более или менее убедительных гипотез, по тем же причинам, что указаны выше и для других загадок бытия Георгия Франциска Скорины.

Обращение к русино-тиверскому летописному своду великих толковинов Трояновой земли – средневековых правителей Пруто-Днестровского междуречья, позволяет сорвать полог многовековой тайны и с этой страницы биографии великого русского просветителя… Вот что говорит сам Юрга (Георгий) Скорина собранию знатных людей Трояновой земли и почётным гостям (одним из которых был прибывший из Галицкой земли «знатный московский мастер» Иван Фёдоров (6)) в толковинском летописном сказании «Великие покаяния нашего Великого Юрги Полоцкого…» на праздник Великого Ра-Отца Горнего, который состоялся в Великих Расконах 22 июня 1572 года (по-современному летоисчислению), на 82-ом году жизни, незадолго до своей смерти, наступившей 22 сентября того же года (7):

О, добрые люди Божии да от Веры Нашей Русской и Православной, примите нашу благодарность за то, что прибыли и собрались послушать меня – старого и немощного, ибо уже минул мне на великий праздник Юрги Змеебойцы восемьдесят один год, как я появился на белый свет в Великой Земле Полоцкой и Русской, во дворе нашего великого пращура великого самодержца Полоцкого и Русского - Всеслава Брячиславича Старого…

Этот небольшой отрывок, после простейших арифметических подсчётов, вполне определённо указывает на дату рождения Скорины – около 6 мая 1491 года, на праздник Юрги Змеебойцы в русинском звучании, или Великомученика Георгия Победоносца, согласно православным «Святцам» (8).

Далее:

… Вот поэтому меня крестили и нарекли Юргой Полоцким, ибо родился я, когда поразил и прогнал наш великий святой Юрга Змеебойца страшную лютую змею огромную, которая очень хотела на тёмном месяце проглотить наше красное да ясное солнышко…

А этот отрывок дополнительно поясняет, что крестили в православной вере и назвали младенца Юргой или Георгием в честь Великомученика Георгия Победоносца (9), в день солнечного затмения, когда, согласно русинскому (русскому) народному миропониманию того периода, великий святой «спас» солнце «на тёмном месяце» от «страшной лютой змеи огромной», жаждавшей его проглотить.

Открыв электронный каталог солнечных затмений Википедии, мы увидим, что 8 мая 1491 года, спустя два дня после праздника Великомученника Георгия Победоносца, над Западной Европой произошло полное солнечное затмение (10), которое, скорее всего – частично, было видимо и в Полоцке (11)!..

Таким образом, толковинская летопись даёт нам точный ответ на оба вопроса: называет дату рождения Просветителя – 8 мая 1491 года, и его подлинное православное имя – Георгий или Юрга!

А, что же с именем Франциск, которое употребляется нынче большинством исследователей гораздо чаще, чем Георгий, и как получилось, что православный учёный-энциклопедист подписался католическим именем на первом печатном варианте русской православной библии?

Этими же исследователями уже и не ставится под сомнение его подлинность и первоначальность как крёстного имени первопечатника, так и принадлежность Скорины к католицизму или протестантизму, что позволяет их отнести, по мнению автора, к той самой когорте настырных мифологизаторов, о которых говорилось выше. Надо отметить, что все они впадают в сей грех и по ещё одной важной причине – легко и не совсем обдуманно переносят современные реалии «всеобщей толерантности и общечеловеческого братства» на те далёкие и не такие уж терпимые, как бы им хотелось, весьма неспокойные времена. И в этом - легко убедиться…

Как известно, именно на первоначальный период жизни будущего восточнославянского первопечатника пришлись две войны 1492 – 1494 и 1500 – 1503 годов между Литвой и Московской Русью. Они велись между близкими родичами: Александром Казимировичем – великим князем Литовским (1492 - 1506) и Иваном III Васильевичем – великим князем Московским (1462 - 1505). Первый был – ревностным католиком, второй – последовательным православным. Поэтому обе войны имели глубокий религиозный подтекст и явный конфессиональный окрас.

Русский православный Полоцк, находившийся в составе великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского, также подвергся агрессивному давлению со стороны католического мира… Например – со второй половины XV века наместниками назначались исключительно католики-неполочане (12). Главный храм города, Святая София, был перестроен в оборонный храм по католическим стандартам и лекалам (13). В 1498 году особым «Привилеем» великого князя Александра Казимировича в город были призваны католические монахи бернардинцы (14), которым в том же году «Привилеем» на Магдебургское право были даны, совершенно не оправдано, привилегии - равные привилегиям абсолютного большинства православных жителей города!.. Уже в следующем году на одном из городских документов – полоцкой грамоте №232 от 27.08.1499 года, появилась печать с изображением аббата-миссионера на борту военного судна и с латинской легендой (15), в тексте которой название Полоцка приведено в полонизированном варианте – «Плоцк». Именно этот факт позволяет думать, что известный документ Ягеллонского университета 1504 года, упоминающий имя Франциска из Плоцка, не содержит ошибки, а отражает факт применения полонизированного названия Полоцка. Также становится понятным, что это название возникло не в светской среде, а среди полоцких бернардинцев-обсервантов, которым некоторые исследователи умилённо приписывают обучение юного Скорины латыни. Но это – очередная выдумка, ибо документально подтверждено, что бернардинцы, в целом, не особо проявили себя на благодатной ниве просвещения, а бернардинцы-обсерванты вообще не занимались просвещением «опекаемого» ими населения (16). Их «успехи» по окатоличиванию православного полоцкого люда были настолько ничтожны и провальны, что были «отмечены» в папской булле от 23 августа 1501 года (17), и даже вынудили великого князя Александра Казимировича разрешить в 1505 году полоцким бернардинцам, от его имени, жестоко карать отступников от новой веры (18). Какие уж тут - толерантность и веротерпимость?!

Последнее обстоятельство достаточно определённо указывает на причину, по которой православный юноша Георгий Скорина должен был подписаться при поступлении в Ягеллонский университет католическим именем Франциск, под которым он, вероятнее всего, значился в «победных» отчётах бернардинцев.

А что говорят по этому поводу толковинские летописи?

В приводившимся толковинском тексте есть интересное сообщение. Вот, что глаголет далее Юрга Скорина Полоцкий на празднике Великого Ра-Отца Горнего в Великих Расконах:

… И прозвали меня ещё Франциском Старым в сумеречных (западных, католических) странах, где я долго блудил и искал Дары Божьи, которые там не видел и не нашёл, а был зазван и обманут ещё в молодых летах в Великом Полоцке от хитрого и коварного мастера Франциска из Великой Праги Чешской да Латинской.

Уж не из тех ли самых бернардинцев-«просветителей» был этот «хитрый и коварный мастер Франциск»?

В другой толковинской летописи «Записки Ирки – печенежской принцессы, дочери Кайсара Старого» (19) говорится, что юный полочанин Юрга Лука Скорина Полоцкий принял второе имя Франческа – Франциск, по предложению и настоянию своего крёстного – Иосифа II Солтана (Митрополита Киевского, Галицкого и всея Руси в 1507 – 1522 гг.), для облегчения учёбы и приобретения новых знаний в католических странах (20). Вот что говорит текст:

… И настоял наш Великий Владыка Русский и наш Отец Православный Иосиф Солтан, и толковал своему любимому духовному сыну и другу - Луке Полоцкому, чтобы прекрасный и очень умный юноша, его сын любимый и крестник (владыки), Юрга Полоцкий, именовался поганым именем латинским – Франциск, дабы не имел он тяжких и очень опасных препятствий от проклятых латинян бешенных в сумеречных (западных, католических) странах мутных, чтобы мог он спокойно, не боясь, постигать там разные науки толковые, хитрости утончённые и премудрости человеческие, которые с великой пользой впоследствии применит на благо Великой Земли Русской и Нашей Веры Православной. Ибо так ему (Иосифу Солтану) нашептала во сне сама Пресвятая Богородица…

Что ж, надо признать, что задумка Иосифа Солтана удалась, и талантливый полоцкий юноша, постепенно взрослея и наполняясь знаниями, в том числе и в «сумеречных странах», сумел их со временем преобразовать в ярчайшее духовное пламя, которое озарило, как и православную Русь, так и другие европейские народы!..

 

Юрий Иванов,

председатель Молдавско-Белорусской литературной секции,

учёный секретарь международного творческого объединения им. Георгия Ф. Скорины

 

 

                                           Литература и пояснения:

  1. А. Б. Лакиер. Русская геральдика. – Москва, 1990. С. 127-129.
  2. Немировский Е. Л. Франциск Скорина: жизнь и деятельность белорусского просветителя. – Минск, 1990. С. 270-272.
  3. Там же, С. 155-156.
  4. Л. Ц. Баразны. Гравюры Францыска Скарыны. – Минск, 1990. – 190 с.
  5. А. Б. Лакиер. Русская геральдика. – Москва, 1990. С. 28-50.
  6. См: Юрий Иванов. Жизнь Юрги (Франтишека) Скорины – штрихи к портрету. Зиновьевский клуб, сайт «Lit АВРОРА» от 21 марта 2018 года. – Москва. URL: www.litavrora.ru ; Юрий Иванов. Жизнь и деятельность Георгия (Юрги) Франциска Луки Скорины Полоцкого: штрихи и краски к портрету. Межгосударственный портал «Созвучие». Литература и публицистика стран Содружества. «Литературная Молдова» от 2 мая 2018 года. – Минск. URL: www.sozvuchie.by
  7. Там же.
  8. См: Юрий Иванов. Бобулештский мыс или «Копыто Трояна» в истории Молдавии и Древней Руси. Межгосударственный портал «Созвучие». Литература и публицистика стран Содружества. «Литературная Молдова» от 18 мая 2018 года. – Минск. URL: www.sozvuchie.by
  9. Там же.
  10. См.: Юрий Иванов. Жизнь и деятельность Георгия (Юрги) Франциска Луки Скорины Полоцкого: штрихи и краски к портрету. Межгосударственный портал «Созвучие». Литература и публицистика стран Содружества. «Литературная Молдова» от 2 мая 2018 года. – Минск. URL: www.sozvuchie.by
  11. Там же.
  12. Варонiн В. В. Палiтычны лад Полацкага ваяводства у першай палове XVI ст.//Беларускi гiстарычны агляд. Том 5. Сшытак 1(8). Чэрвень 1998. С. 29-30.
  13. Ткачоу М. А. Замкi Беларусi (XIII – XVII стст.). – Мн., 1977. С.84.
  14. Варонiн В. В. «Народ нам верны, але у веры схiзматык»//«Беларуская мiнушчина», №4, 1996. – Мн. С. 2-3,14.
  15. Трофимов А. И. Франциск Скорина, бернардины, латынь//«Вестник культуры», №4(35), 2006. – Полоцк. С.4.
  16. Там же, С.5.
  17. Варонiн В. В. «Народ нам верны, але у веры схiзматык»//«Беларуская мiнушчина», №4, 1996. – Мн. С.2.
  18. Прашковiч М. I. Францiшак Скарына – беларуски першадрукар. – Мн., 1970. С.96.
  19. Об Ирке – печенежской принцессе, дочери печенежского царя Кайсара Старого см.: Юрий Иванов. Жизнь и деятельность Георгия (Юрги) Франциска Луки Скорины Полоцкого: штрихи и краски к портрету. Межгосударственный портал «Созвучие». Литература и публицистика стран Содружества. «Литературная Молдова» от 2 мая 2018 года. – Минск. URL: www.sozvuchie.by
  20. Там же.

 

 

 

 

Прочитано 452 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии