Суббота, 19 08 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Китай: в ожидании белорусского художественного слова

Лю Вэньфэй — доктор филологических наук, профессор и заведующий отделением русской литературы Института зарубежной литературы Академии общественных наук Китая. Член Союза писателей КНР. Президент Китайской ассоциации по исследованию русской литературы. Автор книг, статей по русско-китайским литературным связям. Переводчик с русского поэзии, прозы А. Пушкина, Ф. Достоевского, М. Горького, А. Белого, О. Мандельштама, И. Бродского, В. Ерофеева и многих других. Сейчас Лю Вэньфэй возглавляет Пекинский центр славистики. Круг интересов известного китайского литературоведа и переводчика становится еще шире, распространяется и на другие славянские литературы. В том числе — на белорусскую.

— Господин Лю, как давно в Пекине работает центр славистики? Это образовательное учреждение или все-таки научно-практический центр?

— Пекинский центр славистики был создан совсем недавно, в 2015 году при столичном педагогическом университете. И наш центр больше похож на исследовательский институт.

— Вы не единожды называли Китай мировым лидером по количеству и качеству переводов русской литературы. А кто из писателей России пользуется наибольшим вниманием китайских переводчиков и китайских читателей?

— Мне даже трудно ответить на этот вопрос, потому что не «кто» из русских писателей, а — многие, даже, пожалуй, все классики русской литературы пользуются вниманием и уважением в Китае. Я затрудняюсь назвать, кого мы из русских классиков не переводили. В общем, я хотел бы сказать, что самые «популярные» русские писатели в Китае — это Пушкин, Достоевский, Толстой и Чехов.

— В Китае в свое время много переводили и белорусских писателей...

— На 1950—1960-е и потом даже на 1970-е годы пришелся своеобразный ренессанс в представлении белорусской литературы в Китае. Отдельными книгами были изданы произведения Якуба Коласа, Янки Купалы, Аркадия Кулешова, Павла Ковалева, Ивана Шамякина, Янки Мавра... К сожалению, этот своеобразный всплеск не получил широкого развития в последующие десятилетия...

— Хотя были изданы и книги Алеся Адамовича, Владимира Колесника и Янки Брыля «Я из огненной деревни», и Алеся Адамовича и русского прозаика Даниила Гранина «Блокадная книга»...

— Да, к ним можно добавить и повести Василя Быкова о войне. Но мы особенно не выделяли белорусскую литературу. Воспринимали ее в контексте советской. Тем более что все переводы осуществлялись с русского языка. Да и «Блокадная книга», к примеру, ведь написана на русском...

— Господин Лю, вы и сами достаточно много переводите. Сравнительно недавно удостоены премии «Читай Россию» за перевод лирики Пушкина. Конечно же, вы — наиболее подготовленный читатель Александра Сергеевича... А вот понятен ли русский классик широким китайским массам?

— Для китайских «традиционных» читателей Пушкин выглядит не таким трудным, как, например, Мандельштам или Бродский, потому что у него «простота и ясность». Но для переводчика Пушкин является труднейшим объектом. Когда я впервые его переводил, мне казалось, что это легко: все слова знакомые, грамматика обыкновенная. Но после того, как я много раз его перевел, осознал, что именно его «простоту» очень трудно передавать любым языком мира.

— Сотрудничаете ли вы с другими центрами славистики в мире?

— Да, например, мы организовали сотрудничество с Dаvіs Сеntеr оf Hаrvаrd, Slаvіс Сеntеr оf Hоkkаіdо и другими славистическими центрами мира. И мы приглашаем ученых из Пушкинского дома Академии наук России, Славянского факультета Йельского университета и других институтов на наши конференции и научные мероприятия. Очень надеемся на сотрудничество с Беларусью. Знаем, что у вас работает Институт литературоведения в Национальной академии наук. К нам попадают книги китайских поэтов, переведенные на белорусский язык. Есть в разных вузах Беларуси китайские аспиранты, магистранты, которые изучают творчество Светланы Алексиевич, Василя Быкова, Алеся Адамовича, Максима Богдановича.

— В 2015 году в Китае были опубликованы переводы романов русских писателей «Возвращение в Панджруд» Андрея Волоса, «Завод «Свобода» Ксении Букши, «Метель» Владимира Сорокина... А как в России, на ваш взгляд, складывается ситуация с переводами современной китайской литературы на русский?

— Кроме упомянутых вами произведений мы еще много чего перевели в последнее время. В этом году, например, издали на китайском «Теллурию» В. Сорокина, «Мысленный волк» А. Варламова, «Зулейха открывает глаза» Г. Яхины и другие замечательные книги. Что касается ситуации перевода с китайского на русский, мне кажется, тоже не все так плохо. Наши российские коллеги работают очень напряженно и переводят одно за другим произведения современных китайских писателей. По моей рекомендации московский журнал «Октябрь» будет публиковать серию повестей пекинских писателей — под общей рубрикой «Пекинские повести». А один пекинский литературный журнал — серию рассказов московских писателей под рубрикой «Московские рассказы». Начнут одновременно — в октябре этого года. И я составил бы все эти произведения вместе, чтобы несколько позже издать отдельную книгу. Думаю, что подобное мероприятие смогло бы содействовать развитию «литературной дипломатии» между Китаем и Россией.

Конечно же, мы хотели бы сотрудничать в этом направлении и с Беларусью. Важны инициативы. Вот кого, к примеру, вы предложили бы перевести прежде всего из прозаиков? Ведь читатель больше узнает о другой стране по прозе...

— Думаю, что интересно было бы китайцам прочитать Елену Попову, Елену Браво, Людмилу Рублевскую...

— У вас больше развивается женская проза?

— Я бы так не сказал. Но все, кого я назвал, — интересные, значимые писательницы. Можно перевести Олега Ждана, Алеся Бадака, Владимира Степана, Адама Глобуса, Альгерда Бахаревича, Юрку Станкевича...

— Что ж, будем благодарны за помощь в контактах с этими писателями.

— Какие формы сотрудничества для расширения связей китайской литературы со славянским миром следует развивать?

— Прежде всего — как можно больше переводить и издавать произведения!

— Что вы знаете о современной белорусской литературе? Вы читали Светлану Алексиевич?

— Она уже стала одним из самых читаемых зарубежных писателей после того, как получила Нобелевскую премию и посетила Китай. Я сам перевел ее Нобелевскую лекцию, которая была опубликована в нашем очень престижном журнале «Мировая литература».

— А какое место в работе Пекинского центра славистики занимает украинистика? Как активно переводят в Китае украинскую литературу?

— В прошлом году мы устроили международную научно-практическую конференцию на тему «Украинская культура в постсоветском контексте». Как мне известно, пока мы еще очень мало переводим современную украинскую литературу. Причина простая: среди литературных переводчиков мало кто хорошо знает украинский язык.

— Давайте попробуем провести такой блиц-опрос: назовите самого известного писателя в Китае...

— Мо Янь.

— Самого известного писателя из болгарской литературы...

— Канетти.

— Это скорее австрийский, английский писатель болгарского происхождения...

— И все же он родился в Болгарии, сохранял болгарское гражданство.

— Хорошо... Из польской...

— Вислава Шимборская.

— Из чешской...

— Франц Кафка.

— Из сербской...

— Иво Андрич.

— Спасибо, господин Лю Вэньфэй! Будем надеяться, что с вашей помощью пространство белорусской литературы в Китае значительно расширится!

— И я тоже на это надеюсь. Китайский читатель ждет новых писателей, новую, почти неизвестную для него литературу!

Беседовал Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Пекин — Минск

Источник: Звязда

Прочитано 46 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии