Среда, 14 11 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Долг памяти наставнику, писателю Владимиру Колеснику

  • Вторник, 30 октября 2018 16:28

“Пісаць – значыць дзяліцца перажытым і перадуманным,

дзяліцца  станоўчым і адмоўным, пакланеннем красе і асуджэннем агіднасці,

суцішэннем спакус і адольваннем зла ў сабе”

(Калеснікавы незабудкі. З кніг і неапублікаванай спадчыны пісьменніка)

 

В Брестском университете состоялась республиканская научно-практическая конференция «Дзясятыя Калеснікаўскія чытанні». Это многолетняя традиция связанна с именем Владимира Андреевича Колесника – талантливого литературоведа, писателя, критика, наставника, профессиональная жизнь которого прошла на кафедре белорусской филологии. Усилиями друзей и коллег писателя создан образовательно-просветительский центр имени В.Колесника, сберегается и популяризируется его творческое наследие.

Обсудить текущие проблемы литературного процесса приехали ученые из Витебска, Минска, Могилева, Гродно, Мозыря. Появление неизвестных страниц в творческой биографии ученого вызывают особый интерес. В последнее время много публикуюсь на партизанскую тему, мои статьи заметили в Бресте, как результат,  пригласили выступить на пленарном заседании с докладом «Владимир Андреевич Колесник и современность».

Участники конференции после пленарного в знак уважения к памяти ученого возложили цветы к памятной доске на стене дома, где жил В. А. Колесник, проехали по улице, которая носит имя писателя, отдали дань памяти на могиле, где покоится прах ученого-литературоведа и его жена Зося Михайловна (1927-2015).

 

Выступление на республиканской научно-практической конференции «Дзесятыя Калеснікаўскія чытанні» перед академической аудиторией ученых-филологов ко многому обязывает.  Для литературоведов занятие литературой – профессия, в данном случае еще хороший повод собраться, обсудить текущие проблемы литературного процесса и те темы, которые заявлены в программе. Мне же приходиться заниматься литературой в ее непосредственном, прикладном значении – писать художественные, документальные, публицистические тексты, популяризировать и продвигать их в современном мире. Сочетание научности в  самом лучшем его понимании и популярности дает научно-популярный эффект. Выделила для себя важные тезисы, еа которых решила остановиться.

 

Моя встреча с творчеством В.Колесника, наверное, и случайна, и неслучайна.

Исследования и поиск недостающих страниц часто напоминают археологические раскопки, так неожиданно для себя пять лет назад вышла на автобиографическую книгу В.Колесника «Доўг памяці». Книга оказалась для меня настоящей находкой, целой энциклопедией народной жизни малой родины писателя, на ее страницах много воспоминаний о земляках, партизанской молодости.

А все началось с давней семейной истории. Семья моей свекрови Варвары Будоль родом с той стороны, ее родной дядя Евгений Будоль вернулся после Первой мировой войны в родное местечко Еремичи, прожил всю жизнь в Еремичах, преподавал математику в сельской школе и другие предметы.. В соседней Синявской Слободе не было школы, и будущий писатель Володя Колесник летом на лодке, зимой на коньках по льду добирался в Еремичи в начальную школу. «Запаветным жаданнем сіняўскіх школьнікаў, якія хадзілі вучыцца ў Ярэмічы, за тры кіламетры, было, каб зіма замарозіла Нёман пры ціхай роўнай пагодзе і падарыла нам гладкі лядок. Часам доля ўважвала нашы маленні, лёд на Нёмне быў, як шыба, толькі пры берагах заставаліся лядовыя броўкі ад шарошу, які гнала сярэдзінай рэчышча, калі пры берагах зашэрхла і нарос ужо ніштаваты лядовы пояс. Гладкі лёд быў для нас цудоўным шляхам у школу на каньках. Канькі мы майстравалі самі».

После школы-семигодки в Еремичах немногие ученики поехали учиться в Новогрудскую польскую гимназию, за учебу надо было платить. По словам писателя «Пасля сямігодкі я шыбануў у іншы свет…» ( из книги Вл. Колесника «Доўг памяці»).

Старшая дочь учителя из Еремичей Женя Будоль (1923г.р.) училась в одной школе с Владимиром Колесником, потом в Новогрудской польской гимназии имени А.Мицкевича.

В 1942-1944 гг. вся семья Будоль ушла в Налибокскую пущу. Одноклассница Жени по гимназии работала в городской управе, увидела в списках предстоящих арестов семью Будоль, подруга предупредила Женю. Учитель с семьей ушел в отряд «Комсомолец», где собрались в основном местные ребята из окрестных деревень, начальником штаба отряда был В.Колесник. В силу возраста учитель вел партизанский архив отряда «Комсомолец». Семья жила в семейном лагере на Добраче, после войны Женя Будоль вышла замуж за Д.Денисенко, командира кавалерийской бригады.

Так сложилось, что семья моей свекрови после войны ничего не знала о судьбе Жени Будоль, и жили вроде недалеко, одна – в Любче, другая – в Молодечно, но пути их так и не пересеклись. Мои поиски в архивах увенчались вполне реальными успехами: мы нашли родственников в Москве и Ставрополе. Младшая сестра Жени – Татьяна Будоль сохранила в семейном альбоме фотографии межвоенного времени, дополнила воспоминания о войне, она хорошо помнит партизанку, семейный лагерь, рассказала о писателях Янке Брыле и Владимире Колеснике.

Вот еще одна почти мистическая деталь. Почти 40 лет мы – соседи по даче, буквально через забор со старшим сыном бывшего партизана-подрывника Павла Арсеньевича Железняковича (1906—1971) – Владимиром. (П.А. Железнякович в Кореличах известная личность, активный участник подпольного движения в Западной Беларуси. В Великую Отечественную войну комиссар партизанского комсомольского отряда, советский и партийный работник. Одна из улиц в Кореличах названа его именем).

После войны В.Колесник не порывал связи с товарищами па партизанке, приезжал на родину, построил на Добраче небольшой летний домик – будан, любил летом и зимой порыбачить на Немане, звал с собой друзей, своих учеников из Бреста, обязательно навещал гостеприимный дом Железняковичей в Кореличах. Младший сын Виктор тоже гостил в доме писателя, вспоминает, как молодым человеком приезжал на военные сборы в Брест. К сожалению, переписка В.Колесника в семейном архиве В. Железняковичей не сохранилась.

Но больше всего в книге «Доўг памяці» меня поразила одна пронзительная тема – память писателя о светлых чувствах, первой юношеской любви к девушке Зине Масловской, она трагически погибнет в июле 1942 года. Писатель всю жизнь мучился и казнил себя, что виноват в смерти любимой девушки, вся его книга – непреходящая боль и покаяние. Новогрудский краеведческий музей помог мне в моих поисках, зав. фондами Анна Турович прислала фотографии Зины Масловской, по тем снимкам прокомментировала историю ее короткой жизни.

Зина Масловская родилась в 15 октября 1919 год на хуторе Митрополь, теперь он вошел в черту Новогрудка, в семье военного фельдшера, решила стать врачом, закончила медицинские курсы, в первые месяцы войны Польши и Германии работала в полевом госпитале, полученный тяжелый опыт разочаровал ее в профессии. Училась в Новогрудской польской гимназии, осенью 1939 года создается Новогрудское педагогическое училище, молодые люди в объединенной БССР заново подают документы. Володя и Зина мечтали получить дипломы учителей и работать в сельской школе.

В советские времена из партизанки сделали икону. Сегодня наоборот, некоторые люди хотят заработать себе капитал, пытаются очернить прошлое, с чем я принципиально не согласна. Поэтому моя задача – популяризация среди молодежи забытых страниц военного прошлого, мне в этом очень помогает творчество писателя-партизана В.Колесника.

Хочу вспомнить белорусского писателя, публициста А.Адамовича, на одной встрече в 70-х годах на Западе он рассказывал о писательнице из Голландии, та сделала ему на одной пресс-конференции замечание, вот они уже не пишут про войну. На что Алесь Адамович резко парировал: «Что ж, какая война – такая и память! Да, они тоже видели физиономию фашизма, порой жестокую, безжалостную, но все равно настоящий звериный оскал немецкий фашизм приберегал для Востока».

Одна редкая фотография хранится в фондах Новогрудского историко-краеведческого музея, она помогла мне рассказать небольшую историю о писателях-товарищах – В.Колеснике и А.Карпюке. Фотография подписана так: «2 июня 1941г. Новогрудское педучилище», на ней группа учащихся 2-го курса, первый слева стоит  Владимир Колесник, за ним лобастый, с характерной гривой густых волос Алексей Карпюк, в этом же ряду 3-я справа улыбается Зина Масловская. Друзья еще не знают, что 22 июня начнется война.

Решила уточнить у дочери писателя, Валентина Алексеевна Карпюк живет в Гродно, декан кафедры медуниверситета, ответ от нее пришел быстро. «…Действительно, второй справа это папа. Слева от него чуть выше – это Владимир Колесник. Интересная фотография, такую этого периода я никогда не видела. Спасибо. В.А.Карпюк».

Мы мало читаем, еще меньше перечитываем из литературного наследия, что оставили нам белорусские писатели. Двух белорусских писателей – Владимира Колесника (1922-1994гг.) и Алексея Карпюка (1920-1992гг.) – крепко объединяло военное прошлое, оба воевали партизанами, знакомство их началось еще раньше, до войны, в стенах Новогрудского педучилища. В своих дневниках писатели вспоминают о своей молодости, и что очень важно – каждый по-разному. Эта особенность дает нам редкую возможность прояснить новые обстоятельства одного времени, одних событий, сравнить черты характеров писателей, тем самым дополнить страницы их биографий. После войны В.А.Колесник жил и работал в Бресте, А.Н.Карпюк после окончания гродненского пединститута остался в Гродно.

Один и второй – деревенские парнишки, знают цену тяжелого крестьянского труда, до прихода советской власти в 1939 году жили в  составе Польской Республике в Западной Беларуси, любили книгу, хотели учиться. Алексей Карпюк – высокий, красивый, а какой стеснительный, завидует общительному, худощавому пареньку, каким был Володя.

Молодежь педучилища жила дружной коммуной. Вот что вспоминает писатель В.Колесник. «Затое духоўнай стравы хапала, а таварыская атмасфера была сардэчная. Жылі мы адною сям'ёй, асвойваючы новы тып узаемаадносін паміж людзьмі на аснове прынцыпаў сацыялістычнай роўнасці і братэрства».

 К тому времени мать Владимира уже умерла, а мачеха оказалась на редкость скупой женщиной, ей и в голову не могло прийти послать пасынку что-то из еды. Все учащиеся бедны, продукты из дома шли в общий котел коммуны. «Дамоў мяне не цягнула. I хоць жыў я не за трыста вёрст ад дому, як Алёша Карпюк, а, можна сказаць, зраўняўся з ім па часе папаўнення капцёркі. Па часе, а не па якасці, бо Карпюк, калі ўжо дабіраўся дамоў, дык прывозіў не якісьці там аполец сала ці слоік масла, а цэлы кумпяк, паляндвіцу, пару скруткаў каўбас і некалькі сушаных сыроў. Ён наладжваў пасля вяртання проста гамераўскі пір».

Жаль, что я так поздно пришла к творчеству писателя В.Колесника, но его живое, честное слово стало в моих исследованиях неисчерпаемым источником вдохновения. Владимир Андреевич и в наши дни остается очень современным художником слова, каждый может найти в его богатом наследии полезные зерна. Мне кажется, что художник при жизни, да и теперь до конца еще недооценен. Но через свои литературоведческие труды, эпистолярное наследие, в первую очередь, благодаря той плодотворной и непрестанной работе, заботе и памяти его коллег, учеников по университету он будет к нам возвращаться и возвращаться.

Особенно актуальны публицистические работы и художественная критика литературоведа. Поколение В.Колесника – особенное, фронтовое, эти люди ценили жизнь во всех ее проявлениях, не шкурничали, не предавали, верили в добро и гуманистические идеалы, поэтому его публицистика отличается глубиной мысли, яркостью слова, темпераментом, напором, готовностью к полемике, оперативной дискуссии.

Например, статья «КАЗУСЫ ПРАВІНЦЫІ» написана в 1988 г., но проблемы, поднятые критиком, актуальны и сегодня. В.Колесника много лет назад беспокоила тема “провинциализма” в литературе, которая не изжита до сих пор. Стиль критика блестящий, образный, сильно концентрированный, с его текстами хорошо работается, его пульсирующая мысль выстраивает для поколения новых критиков новые горизонты и направление. “Крытыкі міжвольна ператвараюцца ў прафесійных платных чытачоў, перастаюць быць людзьмі творчымі, якія павінны ствараць свой свет, свае меры густу, нормы і ацэнкі жыцця, карыстаючыся мастацкімі вобразамі, творамі і ідэямі мастакоў як матэрыялам. Крытык, які не здольны перайсці ў іншы жанр літаратуры або заняцца нейкай іншай работай, – у наш час нічога не варты”.

Нам всем не хватает такой знаковой фигуры, как Владимир Андреевич, его масштаба мышления, литературных прогнозов и прозорливости. Еще раз повторюсь, мне жаль, что я так сильно опоздала. Завидую всем, кто близко знал, общался, встречался с земляком, переписывался, работал рядом с В.Колесником, входил в его близкий круг единомышленников, попал под его магнетическое обаяние и творческое влияние, это был человек с большой буквы и неординарная творческая личность. Такие люди умели создавать вокруг себя теплую атмосферу творчества, света и добра.

Ирина Шатырёнок

Прочитано 47 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии