Воскресенье, 09 08 2020
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Алла Змиева: «Для открытий нужно горение и упорство…»

  • Среда, 19 февраля 2020 14:30

Алла Змиева – директор издательства «Научный мир», руководитель Культурного проекта Art librum, куратор, член Управляющего комитета ICOM Беларусь. Долгое время занимается темой забытых художников, которые составляют славу не только Беларуси, но и Европы, и, пожалуй, всего мира. Наш разговор с Аллой Борисовной – об искусстве, о различных просветительских инициативах, которые позволяют воспитывать вкусы и не забывать не такую уж и далекую историю.

Алла Борисовна, ваши организаторские усилия как собирателя живописи и просто человека неравнодушного во многом связаны с Минщиной. Почему так случилось? «Виноваты» Хаим Сутин, Шрага Царфин..?

– Можно и так сказать… Пять лет назад, в 2015 году в Минске состоялось знаменательное событие – международная научно-практическая конференция «Сутинские чтения», которую «осветили» своим участием специалисты по изучению Парижской школы с мировым именем сразу из нескольких европейских стран. В том числе из Франции. В силу некоторых обстоятельств меня пригласили стать одним из организаторов этой конференции. скажем так, поручили или попросили отвечать за ее практическую составляющую. До того времени профессионально таким явлением как Парижская школа я не занималась. Хотя европейское искусство начала и первой половины ХХ века эстетически мне всегда было близко и, если хотите, понятно. Правда, имя Хаима Сутина мне было известно больше в контексте их дружбы с Модильяни, которого я любила как художника еще со школьных времен. А вот то обстоятельство, что Хаим Сутин, французский художник еврейского происхождения родом из местечка Смиловичи, что под Минском, для меня было открытием, как и для многих наших сограждан. А ведь Хаим Сутин – это всемирно знаменитый художник. Его произведения уходят на аукционах за баснословные миллионы! Удивительно и то, что Смиловичи – это родина еще одного представителя художественной Парижской школы – Шраги Царфина. Его потомки из Франции, России и Израиля также приезжали на конференцию в 2015 году. Тогда же и завязались наши тесные впоследствии отношения в частности с его внуком Ивом Дюлаком, который в декабре прошлого года уже третий раз приезжал с визитом в Минск и Смиловичи, и на этот раз с ним приехала его дочь, которая впервые посетила свою историческую родину.

– На ваш субъективный взгляд, достаточно ли широко раскрыты судьба, творчество Хаима Сутина в Смиловичах, на Минщине, в Беларуси? Или надо что-то еще сделать?

– На мой, возможно, и субъективный, как вы говорите, взгляд за последние годы у нас сделан настоящий прорыв в создании контекста для возвращения имен художников, некогда покинувших свои родные места и обретших славу за пределами Беларуси. Мы должны быть благодарны тем, кто был у истоков возвращения в наше время имени Хаима Сутина и других художников в исторический и научный оборот в Беларуси. Это в первую очередь дипломат, работавший в Париже представителем Беларуси в ЮНЕСКО, исследователь творчества художников Парижской школы родом из Беларуси, Владимир Григорьевич Счастный. Мы познакомились с Владимиром Григорьевичем в 2010 году, когда вышла первая его монография «Художники Парижской школы из Беларуси», презентация которой проходила в нашем «Книжном салоне» по адресу улица Калинина, 5.

– Благодаря «Книжному салону» государственные и частные издательства реализовали многие презентационные идеи, познакомили минчан со многими книгами…

– Я тогда даже не знала, что в значительной степени ценой его усилий в 2008 году в Центре детского творчества городского поселка Смиловичи Червенского района, Минской области была открыта экспозиция, посвящённая Хаиму Сутину, которая впоследствии и переросла в мемориальный музей художника. Конечно, создание музея стало возможным, в том числе благодаря усилиям преданных энтузиастов, краеведов, педагогов и руководителей детского художественного центра. В те годы Владимир Григорьевич повлиял на решение руководства «Белгазпромбанка» о приобретении коллекции работ именно художников Парижской школы уроженцев Беларуси. Правда, тогда в коллекции банка еще не было картины Хаима Сутина. Но выставка работ, приобретенных банком, прошла в Национальном художественном музее Беларуси, был издан каталог.

А впоследствии коллекция была представлена в Вильнюсе. Наши литовские коллеги с большим вниманием следят за происходящими у нас движениями по теме Парижской школы, так как известно, что в начале ХХ века, а именно к этому периоду относится начало творчества этих художников, художественное образование молодые люди западных регионов Российской Империи получали в Виленской рисовальной школе. Так что, интерес литовцев не праздный…Я сама несколько раз видела на табличках с подписями к работам Сутина: «… родился в 1893 году в Вильно (Литва)». Но благодаря усилиям специалистов, в том числе Национального художественного музея Беларуси, таких как Надежда Михайловна Усова, которая создавала концепцию музея «Пространство Хаима Сутина» в Смиловичах, справедливость относительно принадлежности  Хаима Сутина и других художников по месту их рождения восстанавливается. В настоящее время в корпоративной коллекции «Белгазпромбанка» находятся уже две работы Хаима Сутина. Говорят, что это самые дорогие произведения искусства в Беларуси. Они представлены публике в постоянной экспозиции в художественной галерее банка. Практически про всех художников сняты документальные фильмы, а про отдельных, как Шагал и Царфин, даже не по одному фильму.

Шрага Царфин с женой, Сарой-Софи, в своей мастерской

–  В последние годы вы много делаете для возвращения Шраги Царфина на родину, в Беларусь. Расскажите, пожалуйста, немного об этом художнике. Достаточно ли хорошо он известен в Беларуси? Что еще, на ваш взгляд, можно сделать для продвижения этого художника в родном Отечестве?

– Стоит начать с восторженных слов о выставке работ Шраги Царфина, которая уже два с лишним месяца пользуется оглушительным успехом у посетителей Национального Художественного музея Беларуси, и которая продлится до конца февраля. Путь к этому успеху многие годы прокладывался благодаря сотрудничеству с наследниками художника.

Музей в Смиловичах перестал быть только мемориальным музеем, а стал полноценным художественным музеем, в котором представлены оригинальные произведения, как раз в 2015 году. Тогда благодаря глубоким и тщательным исследованиям личности и творческого наследия Шраги Царфина, которыми занимается мой коллега Юрий Абдурахманов, наследники Царфина поверили, что имя их отца и деда займет справедливое почетное место как в среде столичных специалистов, так и на родине в Смиловичах. Они передали в дар музею «Пространство Хаима Сутина» оригинальные произведения и несколько личных вещей Шраги Царфина для создания отдельного «зала Царфина», посвященного его творчеству. Конечно, это событие подняло музей в Смиловичах на качественно новый уровень. Достаточно сказать, что к настоящему времени музей стал туристической меткой на карте Беларуси, через него пролегает несколько экскурсионных маршрутов. Теперь посетители могут полюбоваться работами Шраги Царфина как в Минске, так и в Смиловичах. Сегодня на выставке в Национальном Художественном Музее Беларуси  «Шрага Царфин. Ведущий к свету» представлено 60 (!) произведений художника. Главный куратор проекта, подготовленного к 120-летию со дня рождения художника, – Юрий Абдурахманов –проделал серьезную работу, которая включает выпуск каталога выставки, а также публикацию воспоминаний Ш. Царфина на русском и французском языках. Книга воспоминаний «Файбиш Шрага Царфин: О Сутине, о Смиловичах, о себе» вышла в нашем издательстве «Научный мир» и была представлена во время недавно прошедшей XXVII Минской Международной Книжной Выставки-Ярмарки. Это уникальная первая публикация воспоминаний, переданных дочерью Царфина Лилиан Дюлак-Царфин для перевода и издания в Беларуси. Перевод воспоминаний сопровождается научными комментариями и биографическими сведениями о художнике, а также иллюстрациями его работ и архивными фото. Что же касается экспозиции работ в музее, то она состоит из произведений, приобретенных для корпоративной коллекции Группы компаний А-100, работ из фондов НХМ и музея «Пространство Хаима Сутина», а также из частных коллекций. Покупка коллекции работ Ш. Царфина у наследников художника осуществилась благодаря участию нашего Посольства в Париже.

Шрага Царфин, «Беседующие»

 

Шрага Царфин, «Малый голубой букет»

Шрага Царфин, «Пейзаж с лодками»

‒ Шагал, Сутин, Царфин… Есть ли другие имена из парижской школы, связанные с Беларусью, и требующие, говоря современным языком, «раскрутки» у нас, в Беларуси?

– Осенью 2018 года в Национальном историческом музее проходила выставка «Мастера Монпарнаса из белорусских местечек». Я была куратором и автором идеи этого проекта. За несколько лет работы по теме Парижской школы я открыла для себя несколько имен художников, которые раньше не входили в число моих художественных предпочтений. Например, Михаил Кикоин, который родился в 1892 году в Гомеле, посещал в Минске художественную школу Якова Кругера. Где и познакомился с Хаимом Сутиным, с которым в 1909 году они вместе уехали на учебу в Вильно, а после перебрались в Париж. Общаясь с коллекционерами, я впервые увидела оригинальные работы Осипа Любича, художника из Гродно, с дочерью которого я впоследствии познакомилась в Париже благодаря Юрию Абдурахманову. В общем, в чем-то я подпитывалась от коллег и коллекционеров, а когда видела интересные и доступные для приобретения работы на аукционах, советовала и помогала приобрести со своей стороны. Поэтому идея сама напрашивалась – объединить все известные мне работы художников Парижской школы, находящиеся в частных коллекциях, в одной выставке. Получилось восемь имен: Шрага Царфин, Осип Любич, Осип Цадкин (графика), Марк Шагал, Евгений Зак, Михаил Кикоин, Пинхус Кремень и Роберт Генин. Это еще не все имена. Но по нашей выставке мы издали каталог, и сотрудничество с частными коллекционерами оказалось удачным, многие предоставили работы для участия и в выставке Шраги Царфина.

– В вашей организаторской работе, связанной с изобразительным искусством, был и опыт проведения пленэров на Минщине. Продолжите ли эту практику?

– Действительно, в 2015 и 2016 годах я проводила несколько пленэров в цикле «Пространство Сутина». Однажды в Смиловичах была организована арт резиденция для художника из Литвы. Это очень интересное творческое занятие, но хлопотное и затратное. У меня есть несколько интересных идей для пленэров, я готова ими поделиться с теми, у кого есть возможность организовать такое мероприятие. Как у куратора у меня есть планы провести пленэр для французских художников в Мирском замке, но это Гродненщина…

– Хотя и не так далеко от Минщины. Почему бы, образно говоря, не объединить Несвижское замковое и Мирское замковое пространство через внимание к ним зрелых, интересных художников..?

– И, как мне кажется, это вполне возможно…

– Можно ли говорить о существовании такого направления, как художественное краеведение Беларуси? Что можно было бы сделать на местах для художественно-исторического образования, для возвращения памяти о ярких художниках – уроженцах Минщины?

– Я могу смотреть на это с двух точек зрения. Первое – как куратор: я вижу как много есть хорошего материала для создания интересных проектов, ярких экспозиций.

Второе – как действующий член ICOM Беларусь: у нас существует несколько программ развития региональных музеев, правда пока ими занимаются в основном малочисленные энтузиасты. Такой счастливый случай как с музеем «Пространство Хаима Сутина» в Смиловичах или дом-музей Чеслава Немена в Старых Василишках не всегда бывает. Такого почти что вообще не бывает, чтобы годами велась систематическая работа. Вот мне очевидно, что надо создавать галерею работ Георгия Скрипниченко в Слуцке. Но кому ни предлагаю, пока никто не поддерживает идею. Хотя в Слуцке можно смело делать музей современного искусства. Там выпускники школы Садина – знаменитые графики Басалыги, Владимир Акулов там же творит, не говоря о том, что Владимир Цеслер родом из Слуцка.

– Ваше пожелание местным краеведам, у которых не очень большие возможности и которые интересуются судьбой своих земляков-художников?

–  Местным краеведам могу пожелать горения и упорства в достижении цели, тогда интересные находки не заставят себя ждать! А когда нужна будет помощь, профессиональная поддержка – обращайтесь. Думаю, экспертов найти мы всегда поможем.

 

Беседовал Кирилл Ладутько

Прочитано 155 раз