Среда, 05 08 2020
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Флора Наджи: «Сегодня мы наблюдаем возрождение литературных связей Азербайджана и Беларуси…»

Флора Наджи – литературовед, поэт, переводчик, публицист, доктор филологических наук, профессор Бакинского славянского университета, главный редактор журнала «Русский язык и литература в Азербайджане», заслуженный журналист Азербайджанской Республики. Частый гость в Беларуси. В 2020 году приняла участие в VI Международном симпозиуме литераторов «Писатель и время». Наш разговор с известным литературоведом и писателем – о современной азербайджанской литературе, о возрождении белорусско-азербайджанских литературных связей.

– Как бы в целом вы охарактеризовали сегодняшний литературный процесс в Азербайджане? Идёт его развитие? Или же он находится в условиях стагнации?

– Если говорить о литературном процессе как о жизни и развитии литературы определённой страны или эпохи во всей совокупности её явлений и фактов, то сегодняшний литературный процесс в Азербайджане коротко, но с полным основанием можно охарактеризовать следующим образом. Это процесс объемный и плодотворный, богатый и многообразный, порой противоречивый и находящийся в беспрестанных поисках, живущий  в процессе столкновения идей и подходов, рождающий всё новые и новые явления, имена, поэтические системы, жанровые формы, средства выразительности и т.п. И в то же время можно смело утверждать, что современный литературный процесс находится в русле национальных традиций даже при его неоспоримой склонности к новациям.

Таким образом, можно сказать, что развитие литературного процесса в Азербайджане идёт, и я бы сказала, идёт весьма интенсивно. О стагнации не может быть и речи. Хотя с маленькой оговоркой: сразу после «перестройки» стала перестраиваться и литература, и отношение к литературе и т.п. На мой взгляд, именно тогда произошла «маленькая заминка» с желанием оглянуться назад и заглянуть вперёд. Но потом мощным потоком в литературный процесс стали вливаться новые произведения эпохи независимости, суверенности Азербайджана.

Это были произведения старых мастеров, сделавших имя в «советский период», но содержащие неизбежные новации, связанные с новым временем и новой обстановкой. Наряду с ними появились поэты и писатели «новой эпохи», «постсоветского времени», вступившие в литературу в последние десятилетия.

В силу этого критикам, теоретикам и историкам современной азербайджанской литературы порой приходится нелегко, так как они сталкиваются с невозможностью «объять необъятное», оценить процесс без необходимой «дистанции» времени. Большим подспорьем в анализе  и реализации запросов нового времени играют организованные при Союзе писателей и Кабинете министров  центры литературных связей и перевода. 

Что «берет верх» в литпроцессе в Азербайджане традиции, эволюционное развитие и реализм или новации, новые жанры, новые форматы, новые явления?

– Думаю, как и во все переходные эпохи, именно таковым является и современный период развития азербайджанской литературы рубежа ХХ-ХХI веков, параллельно и вполне закономерно существуют и литература, ориентированная на реалистические традиции, и литература модернистского толка, тяготеющая к новациям, новой эстетике, новым формам выражения (хотя известно, что «новое» нередко является хорошо забытым «старым»).

Некоторые азербайджанские критики, в частности Дж. Юсифли,  считают, что в сегодняшнем литературном процессе всё же  попытки создания модернистской эстетики превалируют над традиционализмом. В качестве примера называются имена ряда молодых представителей современной азербайджанской поэзии. Одним из них является Фарид Гусейн, книги которого в переводе на ряд иностранных языков были опубликованы в Турции, России, Словакии и других странах. В США в переводе критика и переводчика Джаваншира Юсифли вышел в свет сборник стихотворений Фарида Гусейна на английском языке «Урок бабочки» (Studying a butterfly).

Во Франции и в ряде других стран напечатаны стихотворные произведения другого молодого поэта Гисмета. Модернистское направление современной азербайджанской поэзии также представляют Р. Назимгызы, Рауф Ра, Эльчин Аслангиль, Немат Метин, Малик Атилай, Самира Ашраф, Айхан Айваз, Мубариз Орен, Раван Джавид и др. Поэтические системы, к которым они обращаются, многообразны, а созданные произведения весьма значимы в художественном плане. Эти молодые поэты, по словам, Дж.Юсифли, «представляют эстетическую силу азербайджанской литературы».

В литературном процессе постсоветского времени, в том числе и в Азербайджане наблюдается смешение, соединение, синтез реалистических и модернистских тенденций. Это наблюдается в творчестве не только представителей новой, «постсоветской формации»  (Э.Гусейнбейли, И.Фахми, С.Будаглы, Э. Башкечид, Г.Анаргызы и др.), но и в произведениях писателей старшего и среднего поколения, начавших свой путь ещё в советское время. Надо сказать, что даже их, отдававших предпочтение реалистическому отображению жизни, категорически, по многим параметрам нельзя было относить к представителям «социалистического реализма» (Анар, Эльчин, Афаг Масуд, Мовлуд Сулейманлы и многие другие). Эти писатели в своём творчестве постсоветского периода умело, мастерски соединяют реалистическую и модернистскую тенденции, создавая великолепные образцы «новейшей» азербайджанской прозы.

Можно сказать, что азербайджанская литература сегодня – это литература, прочно опирающаяся на национальные традиции, но испытывающая большую потребность в обновлении, в освоении новых жанровых и стилевых форм, художественно-изобразительных средств, в следовании современным тенденциям мировой литературы и культуры в целом. Это наблюдается как в поэзии, так и в прозе.

– Мир сегодня открыт, как никогда ранее. А кто из соседей больше всего влияет на современную азербайджанскую литературу? Русская литература? Или Турция и Иран?

– Да, сегодня мир предельно открыт. Первоочередную роль в этом играют, конечно, новые технологии, средства коммуникации, позволяющие людям самых разных концов света беспрепятственно общаться друг с другом, оперативно обмениваться информацией, узнавать друг друга, знакомиться с новыми литературными произведениями, явлениями, происходящими в мире.  Особое значение это имеет для литераторов, уже не замкнутых в узкие рамки собственной литературной среды.

Что касается «влияний соседей», то, скорее всего, можно говорить о взаимосвязях, взаимовлияниях.  И в этом смысле, безусловно, в большой степени это Россия и Турция, чуть в меньшей степени Иран, хотя в последнее время усилился интерес к творчеству иранских (азербайджанских) писателей. Если конкретизировать, то, как известно, Азербайджан и Россию исторически объединяют вековые связи, в том числе и в очень ощутимой форме в литературе.  Об этом очень много написано, не хочется повторяться. Это тема для больших, специальных исследований.

Скажем только, что и сегодня русская классика (Л. Толстой, Ф. Достоевский, А. Чехов и др.) востребована в Азербайджане. Её читают как в оригинале, так и в переводах, испытывает азербайджанский читатель интерес и к современной русской литературе. И не только читают, но и изучают. Могу нескромно упомянуть о своей книге «Русская литература сегодня», которая включает в себя обзор новейшей русской литературы (поэзии, прозы, драматургии).

Какое внимание сейчас и у читателя, и у азербайджанских писателей к художественному переводу? Как много выходит переводных книг?

В Азербайджане всегда присутствовал интерес к художественному переводу мировой литературы, а в советский период переводная работа приняла, можно сказать, массовый характер, особенно в плане русско-азербайджанских переводов. Почти полностью была переведена на азербайджанский язык русская классика, а также литература советского периода. Но и сегодня, после некоторого перерыва, вызванного перестроечными процессами, вновь наблюдается ощутимый подъём в художественном переводе. Переводное дело как одно из приоритетных поддерживается и на государственном уровне. Азербайджанский государственный центр переводов, созданный по Указу президента Азербайджанской Республики, с момента своего создания осуществил перевод и публикацию около 100 (!) книг в рамках различных проектов.

Особое внимание в Азербайджане уделяется переводу произведений, представляющих мировое классическое наследие, и образцам современной литературы. Кроме того, растет доля переводной литературы, издаваемой в самых разных СМИ, размещаемых на литературных порталах и сайтах, а также выходящих в виде книг  как в частных, самостоятельных, так и государственных издательствах.

По разным оценкам, в Азербайджане ежегодно переводится и издается около 200 книг с разных языков. И если раньше переводы мировой литературы осуществлялись только с переводов на русский язык, посредством русского языка, то сегодня многие переводы на азербайджанский язык осуществляются с языка оригинала. В Азербайджане известны своими переводами с английского как прозы, так и поэзии Джаваншир Юсифли, Кямран Назирли, с русского – Кямран Гаджиев, Этимад Башкечид и многие другие. Переводят и с французского, и с немецкого и многих-многих других языков.

Среди переведенных в последнее время книг можно назвать следующие: 150-томная «Библиотека мировой литературы», «Антология турецкой литературы», «Антология грузинской прозы», двухтомная «Антология мировой драматургии», «Избранные произведения» Стивена Кинга,  сборник избранных произведений  испанского писателя, Нобелевского лауреата Хосе Камило Селы, роман «Остаток дня» известного британского писателя японского происхождения Кадзуо Исигуро, удостоенного Нобелевской премии по литературе, книгу известного украинского писателя Владимира Даниленко, сборник рассказов итальянского прозаика Альберто Моравиа, книгу Николая Хомича «Загадка гробницы», сборник рассказов Шервуда Андерсона, сборник рассказов одного из видных писателей XX века Леонида Андреева, переводы из современной русской литературы (сборник рассказов Бориса Евсеева, «Козлёнок в молоке» Юрия Полякова) и многие другие.

Здесь можно и нужно затронуть такую проблему, как качество переводов. Бум на переводную литературу в условиях рыночной экономики порой приводит к непомерному расширению количества переводимых на азербайджанский язык произведений мировой литературы. Как остроумно заметил как-то Дж. Юсифли, «такое ощущение, что мы хотим в одно мгновение увидеть мировую литературу на своём языке».  Погоня за количеством, стремление к всеохватности неизбежно сопровождается снижением качества переводов. А критика на переводную литературу, можно сказать, отсутствует. Но будем надеяться, что это дело времени, и что великолепная школа перевода Азербайджана будет «держать планку» и добиваться новых успехов.

 – Вы много лет работаете в азербайджанском литературоведении. Рассматриваете азербайджанскую национальную литературу в сравнении с другими литературами, в частности, с русской. Нужны ли азербайджанскому миру «свои» Пелевины, Соколовы, Поляковы?

– Да, я занимаюсь литературоведением. Просто хочу уточнить, что избрала с самого начала, с поступления в аспирантуру своей специальностью русскую литературу современного периода. Поначалу для меня этим современным периодом стали 1960-70-е годы, и я защитила в Москве кандидатскую диссертацию по «военной прозе» этого периода и в частности творчеству Ю. В. Бондарева. Затем был период 1970-80-х годов, который определил хронологические рамки исследования в докторской диссертации. Но теперь это уже был сравнительный, компаративистский анализ русской и азербайджанской прозы так называемого «застойного времени». Я поняла, что жить в Азербайджане и быть специалистом по русской литературе, просто обязывают меня избрать такой подход в научных исследованиях.

Анализ разных типов национального художественного творчества, при условии различия языков, культур, этнических, религиозных особенностей, рассмотренных как системное целое, даёт возможность «услышать» диалог культур, выявляющий целый ряд проблем и дающий ответы на многие вопросы. Именно так, на соотнесении опыта двух литератур, «своего» и «не своего», строится моё видение литературоведческих проблем в целом и проблем русской и азербайджанской литератур в частности. В Азербайджане есть целый ряд литературоведов-русистов, избравших такой подход.

Тем более на сегодняшнем этапе, когда азербайджанская литература развивается не в рамках всесоюзной «многонациональной советской литературы», а как литература суверенного государства.  

Что касается вопроса: нужны ли азербайджанскому миру свои Пелевины, Соколовы, Поляковы, то я бы хотела отметить, что, конечно же, нужны. И они есть. Они были, и они будут. Каждая литература имеет арсенал своих писательских имён, и они составляют суть и сущность, дух и душу, плоть и кровь национальной литературы.

Азербайджанская литература как литература суверенной страны в последнее время стремительно развивается. И в ней, наряду с маститыми писателями появляются новые. И сегодня в Азербайджане их немало. Мы уже говорили о разных поколениях азербайджанских писателей, об их разных эстетических позициях. Но, уверена, именно в многообразии, иногда в непримиримом столкновении взглядов писателей разных поколений, разных творческих установок, разных манер, их несогласии друг с другом и заключается сила и богатство любой национальной литературы, в том числе и азербайджанской.  

– Можно ли говорить о существовании такого явления, как массовая азербайджанская литература? И вообще, какие самые высокие, самые большие тиражи у азербайджанских книг?

–    Эпоха перестройки привнесла в национальные культуры бывшего

Союза существенные изменения. Одним из них явилось широкое распространение массовой литературы как эстетического феномена, так как в новой социально-исторической ситуации литература стала стремительно превращаться в одно из средств массовой коммуникации. В связи с этим литература стала претерпевать значительные трансформации. Наполняясь новым содержанием, идя по пути расширения диапазона проблематики, жанровой парадигмы, стилистических подходов и приёмов, новых художественно-стратегических решений, чему в немало степени способствовала «свобода слова», «плюрализм», освобождение от догматов «социалистического реализма», литература стала более раскованной. Мне кажется, на этой волне и происходит появление литературы, которую стали называть «массовой».   

Надо сказать, что термин «массовая литература» в современном литературном процессе – это категория, до сих пор не имеющая четкого терминологического обозначения. Под ней подразумевают, в основном, жанровую парадигму, включая детектив, фантастику, мелодраму, «женский или дамский роман» и т.п., а также востребованность этой литературы читателем. В этом смысле, конечно же, и в Азербайджане появляется литература, которую условно можно отнести к «массовой». Но при одном условии, не противопоставляя её «элитарной», не называя её «низкой» в сравнении с «высокой» литературой.

Здесь уместно вспомнить слова Ю. Лотмана о том, что «размывание границ между высоким и низким, элитарным и массовым путем их объединения в процессе восприятия – характерное выражение не только очередной смены эстетических парадигм, но и отличительных особен­ностей содержания происходящих изменений». Т.е. речь может идти о полифонизме литературного процесса, о его многоуровневости и многозначности, как минимум, диалогизма двух типов литератур, у каждой из которых свои задачи и свой культурный подтекст.

В Азербайджане есть такой автор детективных романов, как Чингиз Абдуллаев, произведения которого прославили его на весь мир. Огромный успех у читателей, перевод на множество языков, признание во всём мире, баснословные тиражи – всё это делает творчество азербайджанского писателя значимым явлением в литературном процессе не только на его родине, но и во всё мире. Всё это говорит о том, что сама градация «низкие и высокие» жанры здесь неуместна, а потому надо оценивать каждый из имеющихся жанров по их законам. В этом смысле Ч. Абдуллаев, как и Б. Акунин,  ниспровергает все теоретические раскладки критиков и литературоведов.  

Интересна ещё одна ветвь массовой литературы постсоветской эпохи – фантастика. Это одно из интенсивно развивающихся направлений литературного процесса Азербайджана, имеющее глубокие корни в нашей национальной литературе. У истоков её стоял Федор Николаевич Ильин, известный в литературе под псевдонимом Тэо Эли, которого по праву считают родоначальником азербайджанской фантастики. Обращался к фантастике и народный писатель Анар в своей повести «Контакт», в своё время вызвавшей бурную реакцию в советской критике.

Новым этапом в развитии азербайджанской художественной фантастики можно считать создание в 2004 году проекта «Наша фантастика», который предусматривал консолидацию всех современных писателей-фантастов Азербайджана, издание сборников, альманахов, содержащих произведения на фантастическую тему.  В них были представлены фантастические рассказы таких азербайджанских писателей, как Игорь Ревва, Магеррам Зейналов, Яна Кандова, Лачин Самед-заде, Натик Джафаров, Василий Сильченко, Александр Хакимов.  В том же 2004 году был официально открыт Бакинский Клуб Фантастов.

Азербайджанская фантастика более привержена к типу «научно-технической фантастики». Таковы произведения А. Хакимова. В жанре «фэнтези» работал ещё один азербайджанский фантаст – И. Ревва. Сегодня фантастика превратилась в занимательный жанр, который вызывает интерес самой разной читательской аудитории и отличается разнообразием  содержания и формы.

В Азербайджане нет такого понятия, как «дамский роман», «любовный роман» и т.п. Во всяком случае, мне трудно вспомнить какое-либо произведение такого плана. А женщин-писательниц Афаг Масуд, Рена Юзбаши, Ната Османлы, Гюнель Анаргызы и некоторых других трудно отнести, как и, например, Т. Толстую, Л. Петрушевскую, Т. Улицкую, к так называемой «женской прозе».

Хватает ли сегодня для реализации творческих амбиций писателей,  литературоведов печатных и других медийных и издательских площадок?

– Я думаю, что в этом плане азербайджанские писатели не испытывают никаких ограничений. Существует очень много издательств, как государственных, так и коммерческих, в которые они могут обратиться, чтобы опубликовать свои произведения. Не говоря уже о множестве газет и журналов, сайтов, литературных порталов, где могут быть размещены литературные материалы как на азербайджанском, так и на русском языках. Среди них можно назвать газету «Каспий», «Вышка», «525-ая газета», «Литературная газета», её приложение «Мировая литература», журналы «Азербайджан», «Улдуз» («Звезда»), «Литературный Азербайджан», «Русский язык и литература в Азербайджане», «Мутарджим» и многие другие.

– Было время, когда на всесоюзном пространстве  гремели имена критиков, литературоведов, которые давали твердые, иногда припечатывающие надолго или навсегда, оценки, высказывали мысли, с которыми считались, – Марк Щеглов, Игорь Дедков, Бенедикт Сарнов, Лев Аннинский, Вадим Кожинов, Феликс Кузнецов... Наверное, так было и в Азербайджане. А что сегодня? Насколько влиятельной  является азербайджанская национальная литературная критика сегодня?

Наряду с развитием литературы должна развиваться и критика. И это естественно. Каждый новый этап развития литературы неизбежно влечёт за собой развитие критики, призванной её осмыслить, направить, оценить, наметить путь. Иногда литературная критика опережает развитие тех или иных тенденций литературы, прогнозируя, выполняя провидческие функции. Это в идеале. В советское время, конечно, мнение русской критики было очень весомо для всех национальных писателей. И почти все из перечисленных выше критиков так или иначе писали, или хотя бы затрагивали творчество отдельных азербайджанских авторов. Но надо признать, что, в основном, внимания заслуживали лишь переведенные на русский язык поэты и писатели.

Параллельно всесоюзной, в частности русской критике, в Азербайджане, существовала и национальная литературная критика, которая выполняла в целом свои функции, давая оценку появляющимся произведениям. Мы можем назвать имена Яшара Гараева, Акифа Гусейнова, Вагифа Юсифли, Надира Джаббарова, Рагима Алиева, Шириндиля Алышанова, Ниязи Мехти и других. У каждого из них была своя манера, свои эстетические принципы и приёмы исследования и оценки текущей литературы.

Сегодня современная азербайджанская критика представлена именами  Техрана Алишаноглу, Рустама Кямала, Джаваншира Юсифли, Асада Джахангира, Марал Ягубовой, Эльнары Акимовой, Наргиз Джаббарлы и др.

Особо хотелось бы выделить среди них Дж. Юсифли. Будучи профессиональным критиком, он одновременно является и теоретиком литературы, и в каждой его статье мы можем наблюдать органическое единство сугубо теоретических взглядов и критического анализа. Достаточно обратиться к его сборникам статей, их названиям, чтобы убедиться в этом: «Формула жизни в литературе», «Тайны художественного текста» и др. Дж. Юсифли перевёл (с русского, английского, французского и др.) на азербайджанский язык многие научно-теоретические и философские тексты Барта, Башляра, Дерриды и др.

В отличие от представителей советской критики и критики первых постсоветских лет, критики новейшего периода больше внимания уделяют чисто литературным критериям, среди этих критиков много тех, кто прекрасно ориентируется не только в текущей азербайджанской, но и мировой литературе, знает иностранные языки и делает профессиональные переводы художественных и литературоведческих текстов.

На основе этого в Азербайджане формируется новая высокопрофессиональная критика, способная не только анализировать настоящее состояние, но и прогнозировать будущие перспективы и тенденции развития литературы, смело интегрирующая в мировой процесс. Этому способствуют переводы на иностранные языки и последующее рецензирование произведений азербайджанских писателей зарубежными критиками.  В такой ситуации «образ азербайджанского критика» меняется день ото дня.  

 – Белорусский художественный мир, белорусская литература... Что вы в Азербайджане знаете о нас сегодняшних? Если из Минска писать портрет белорусской литературы последних десятилетий, то нельзя не обойтись без обращения к произведениям писателей, которые ушли из жизни в 1980-2000-е годы. Веду речь о Владимире Короткевиче, Василе Быкове, Иване Шамякине, Иване Чигринове, Иване Науменко, Максиме Танке, Пимене Панченко, Рыгоре Бородулине, Ниле Гилевиче, Геннадии Буравкине... Знают ли их в Азербайджане? Переведены ли их произведения на азербайджанский язык? А современников знают – Светлану Алексиевич, Николая Чергинца, Алеся Бадака, Раису Боровикову, Альгерда Бахаревича, Валерия Казакова, Андрея Федоренко, Виктора Мартиновича и других?

– Не секрет, что люди «советского времени», конечно же, больше знали о белорусской литературе, так как мы все жили в одной стране под названием СССР, и каждая национальная литература, в том числе азербайджанская и белорусская, входили в единую «многонациональную советскую литературу». Произведения национальных авторов переводились, можно сказать, в массовом порядке, на русский язык, а потому могли быть прочитаны всеми представителями бывшего «союза». Я помню, у нас на филологическом факультете был даже специальный предмет – «Литература народов СССР», где систематически изучалось творчество всех значимых писателей бывшего «Союза».

После распада СССР связи распались, но, к счастью, литературный обмен, интерес друг к другу не иссяк, и сегодня мы наблюдаем возрождение литературных связей различных национальных литератур, в частности Азербайджана и Беларуси… Это возрождение является плодом усилий людей, которые не равнодушны к своей и чужой литературе. Они хотят услышать и быть услышанными друг другом. И в этом, конечно, первостепенная роль принадлежит взаимным переводам. Этот процесс, хотя и носит несколько эпизодический, не организованный, стихийный характер, но он идёт. Я могу сказать об этом с полным основанием, основываясь на работе азербайджанских переводчиков.

Большой друг Беларуси учёный, писатель, переводчик Кямран Назирли перевёл произведения таких современных белорусских писателей и поэтов, как Светлана Алексиевич, Алесь Карлюкевич, Николай Чергинец, Алесь Бадак, Анатолий Матвиенко, Людмила Кебич, Дмитрий Родиончик,  Юлия Алейченко, Георгий Марчук, Инесса Петрушевич, В Поречье в Гродненской области был проведён вечер творчества азербайджанского писателя и переводчика Кямрана Назирли. Ханым Айдын, поэт, переводчик перевела ряд стихотворений Людмилы Кебич и Юлии Алейченко.

В преддверии 90-летнего юбилея Владимира Короткевича инициативная группа, созданная мною, поставила цель восполнить недопустимый пробел – на азербайджанском языке нет ни одного произведения этого выдающегося поэта, прозаика, драматурга, сценариста, эссеиста. Были переведены и опубликованы переводы рассказов «Книгоноши» (переводчик – Кямран Гаджиев) и «Метель» (переводчик – Ханым Айдын), подборки стихов (перевели Ибрагим Гулиев, Айдан Хандан, Низами Байрамлы). Они размещены в различных газетах, журналах и на литературных порталах.  Процесс ещё идёт. Скорее всего, будут ещё новые переводы. Думается, к юбилею успеем издать книгу переводов Владимира Короткевича. Это будет наш вклад в чествование юбилея выдающегося мастера слова, классика белорусской национальной литературы, автора великих романов «Колосья под серпом твоим», «Нельзя забыть», «Христос приземлился в Городне» , легендарных повестей «Черный замок Ольшанский», «Дикая охота короля Стаха» Владимира Семёновича Короткевича. 

 

Беседовал Кирилл Ладутько

Фото: uchitelrusdili.ru

Прочитано 179 раз