Суббота, 18 11 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Истинное сокровище писателя

  • Воскресенье, 22 октября 2017 11:35

В простоте слова – самая великая мудрость.

М.Горький

Слово – равнозначно пуле. Более того, пулей в одного попадёшь, а метким словом в тысячу.

И.Гурский

Когда речь идёт об эпитетах в литературном языке, тем более,  о словаре эпитетов писателя, обычно подразумевается, что писатель – поэт. Именно художественной поэтической речи свойственно обилие красочных образных слов-эпитетов.   Известный лексикограф Анатолий Павлович Бесперстых, посвятивший себя изучению русского языка и литературы,  в течение многих лет занимается составлением различных языковых словарей, но особенной любовью одаривает  эпитеты, возможно потому, что и сам он – поэт, член Союза писателей России,  человек,  глубоко и эмоционально чувствующий каждое слово, буквально смакующий его вкус, цвет, звучание, смысл.  Погружаясь в художественные тексты,  будь то классиков, таких великих, как Пушкин, Лермонтов,  Толстой, Тургенев,  Есенин или  Рубцов, и даже многих современников:  Геннадий Иванов, Борис Орлов, Игорь Григорьев, Андрей Скоринкин, Валентина Поликанина и др., – Анатолий  Бесперстых не только наслаждается оригинальностью, неповторимостью, глубиной литературного языка автора, но, возгораясь желанием поделиться прекрасными открытиями, являет миру  в  созданных им словарях особую, личностную красоту русского слова, рождённого разными поэтами и в  разные времена.

«Словарь эпитетов Николая Чергинца»  коренным образом отличается от предыдущих работ лексикографа, так как исследует художественный язык писателя-прозаика, мало того, пишущего на «тяжёлые»  – мужские темы. Николай Иванович Чергинец – генерал-лейтенант внутренней службы, воевал в Афганистане, работал в белорусском парламенте, возглавил Союз писателей Беларуси. Он – автор нескольких киносценариев и спектаклей, более пятидесяти книг, не только детективов, но и романов с  военно-патриотической  тематикой, антитеррористической, политической,  в т.ч. тех, которые рекомендованы для ознакомления в школе: «Сыновья», «Вам задание».  Книги Чергинца переведены более чем на 15 языков мира. Многие  внесены в список лучших мировых произведений, по их сюжетам сняты художественные фильмы.

Однако вернёмся к языку. Писатель Иван Сабило, высказывая Николаю Чергинцу мнение о его книге  «Вам — задание», заметил, «что роман написан без языковых изысков. Но в нём вполне состоялись многие образы, видны события военного времени, повествование напряжённо, часто ощущаешь себя одним из действующих лиц…». А ведь может показаться, что и роман «Сыновья» (Минск, 1989), выбранный А.П. Бесперстых для создания словаря, написан языком по-военному кратким, точным и без тех самых «языковых изысков». Но так ли это, действительно ли произведение знаменитого прозаика лишено литературной художественности слова?

Трудно представить не только стихотворение, но и рассказ, повесть, роман  без эпитетов (от др.-греч. ἐπίθετον — «приложенное»),  которые влияют на выразительность слова,  красоту его звучания и сущности, придают определённую экспрессивную тональность, взаимодействуя с основными типами семантических переносов: метафорой, оксюмороном, метаморфозой, гиперболой, метонимией и т.д.

Анатолий Бесперстых собрал со страниц книги Николая Чергинца  2370 эпитетов (!), выраженных именами прилагательными, причастиями, существительными (приложениями) и словосочетаниями.

От такого произведения, как  «Сыновья», повествующего о войне в Афганистане в 80-ых годах прошлого века, реальных судьбах советских офицеров и солдат, страданиях и боли, героизме и верности, изначально нельзя ожидать лирических красивостей, романтических всплесков и витиеватых фраз. Само содержание, исходящее от него душевное напряжение, сопереживание диктуют соответствующие требования  к языку. Поэтому выбор эпитетов автором специфичен: жесточайший, жёсткий, изуродованный, изувеченный, кровавый, опасный, одинокий, острый, миннорозыскной, винтокрылая, ржавый, рискованный, свистящий, скорострельный, ужасающий, трофейный, тревожный, стальной, чертовски тяжёлый, чужой, смертоносный,  танкоопасный…

Но и во время войны встаёт солнце, светят звёзды, встречаются люди, память настойчиво возвращает человека в мирную жизнь, к любимым, к родине…  Вера в победу, желание жить, стремление к  справедливости, душеная сердечность, самоотверженность рождает иные слова: высочайший, мощный, живой, материнский, верный, ясный, щемящий, щедрый, чуткий, цветастый, сочувственный, солнечный, смешливый, священный, свободный, светлеющий, роскошный, родной, райский, преданный, почётный,  надёжный, божественный….

Однако «полный напряжённого ожидания» роман всё же о войне, о реальных цинковых гробах и материнских слезах, «леденящих душу». Поэтому так много в нём эпитетов с частицей «не», таящей в себе энергию холодного отрицания: неживой, нелюдимый, неладный, немощный, немыслимо острый, неоправданный, неосторожный, неприятный, неповоротливый, нервный, нестерпимый…

Можно было бы продолжить цитировать ( подобных слов в словаре еще не мало),  если б не останавливало удивительное свойство русского языка: его неисчерпаемые возможности, многогранность, яркость, простота и сложность одновременно! В списке  эпитетов Николая Чергинца достаточно  таких, в которых «не» несёт в себе мощный положительный эмоциональный заряд: непривычно лёгкий, неопровержимый, необычайно красивый, необыкновенно вкусный, независимый, нежный, невредимый, небесный и даже – ни в чём не повинный!

В предисловии к роману «Сыновья» генерал-полковник Борис Всеволодович Громов заметил: « Военные люди не литературоведы, но в одном мы абсолютно точны: мы безошибочно определяем в любом произведении о современной армии – знает ли автор жизнь, которую он взялся описывать? Или действует «понаслышке»? Мы, солдаты, всегда почувствуем, что написано после «краткой творческой командировки», а что по-настоящему выстрадано сердцем и разумом».

Думается, что не только сюжет помогает ответить на вопрос о достоверности описываемых событий, но и художественный язык произведения – истинное сокровище писателя.

Наталья Советная,

член СП Беларуси, СП России, СП Союзного государства

Прочитано 73 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии