Вторник, 21 08 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Любовь Турбина. Поэт как национальный миф: Сергей Есенин и белорусский поэт Анатоль Сыс

  • Воскресенье, 19 Ноябрь 2017 00:00

Кто-то из классиков обронил однажды, что в Новое время мифы о героях заменили мифы о поэтах; у каждого из европейских народов есть свой миф о национальном поэте. Это всегда выдающийся, яркий, но обязательно рано или трагически погибший поэт, после смерти которого наряду с литературным наследием (спадчынай по-белоруски) факты его жизни преобразуются художественно, дополняются слухами и постепенно  перерастают в открытое мифотворчество.

Совершенно очевидно, что именно Сергей Есенин вобрал в свои стихи и в свою судьбу самый ёмкий миф о русском поэте, то есть воплотил в себе единственный и неповторимый образ России. Разумеется его популярности способствовал и гласный, то есть властный запрет на изучение его творчества в школе, на замалчивание имени. В жизни моего отца, ученого-генетика, был такой эпизод: в середине пятидесятых годов он был руководителем группы ученых ЛГУ, которая в начале пятидесятых одной из первых посетила Чехословакию. На заключительном банкете чехословацкий министр культуры прочитал свои переводы стихов Сергея Есенина. Папа, который с юности был преданным адептом поэта-земляка, прочитал по-русски: «Словно я весенней гулкой ранью проскакал на розовом коне». А по возвращению в Ленинград был вызван в Большой Дом, где два молодых сотрудника ему сказали: мы тоже считаем Есенина лучшим русским поэтом нашего века. Но на вас написала жалобу член вашей делегации, доктор филологических наук Фомина, мы должны были как-то прореагировать и поэтому вызвали вас сюда». После этого до переезда в Минск в 1956 году папа был не выездным.

Анатоль Сыс – самый яркий поэт, появившейся на поле белорусской поэзии в последнее десятилетие двадцатого века. О нём много спорили при жизни, им восхищались, он стал при жизни главным героем романа «Ревизия» Андрея Федоренко (1) – лучшего белорусского прозаика, появившегося в эти же годы. Сыс при жизни был в центре всех литературных скандалов, около литературных сплетен и слухов, явно преувеличивающих негативные стороны его характера. Зато после его внезапного ухода в печати стали периодически появляться воспоминания о личных встречах с поэтом, например, поэтесса Валерия Кустова (2) рассказывает, как семнадцатилетней девушкой впервые увидела его, поразили неординарность личности, эпатажность поведения и притягательная харизма. А более зрелая Алла Семенова (3) – известный критик поэзии – наблюдает его на публике более трезво, подчёркивает его артистизм и сознательное желание шокировать с целью привлечь внимание к своему творчеству. И к себе лично.

Родился Анатоль Сыс в деревне Горошки, на Гомельщине, в центре белорусского Полесья. Напоминаю о том, что фактически после появления двух его первых книжек он стал главным героем романа Андрея Федаренко «Ревизия», автор которого практически его ровесник и земляк – оба из разных «вёсок» одной болотистой Гомельщины, а болото, как утверждают белорусские учёные, является одним из самых питательных субстратов для зарождения новых форм жизни. Конечно, это образ, метафора, но, тем не менее, два самых талантливых автора: прозаик и поэт, знаменующих национальное Адраджэнне, родились на болотах Полесья.

Сыс поступил в Гомельский Госуниверситет на историко-филологическое отделение, служил в Советской Армии, работал в районной газете, с 1985 года – старший техник на белорусском телевидении; тогда же начали появляться в печати первые публикации его стихов. В 1988 году вышел сборник «Агмень»(4) в 48 страниц, а через год уже полновесный сборник стихотворений поэта «Пан лес»(5), после выхода которого стало окончательно ясно – на Беларуси народился Поэт.

С первых стихотворений своих первых книжек поэт задаёт высокий уровень притязаний, две свои главные темы: судьба поэта и родная белорусская мова (язык) как главная национальная ценность. Именно Слово и есть доминанта поэтического дебюта поэта, главная ценность, сбережение которой он декларирует как самую важную задачу, которая стоит перед ним.

 

            Батька мой в тот год голодный

            Подбирал с земли колосья,

            Я ищу в молве народной

            Зерна слов – в многоголосье. 

                 

            Беспредметные попреки:

            Будто мы не голодали,

            Будто нам легко живётся –

            Даже пашню не пахали.

 

            Так скажу:

            Пашу я мову,

            И бывает в непогоду,

            Набираю слов замерзлых

            Горсть-другую: год голодный.

 

            И от хутора к селенью

            Клянчу их как хлеба нищий:

            За веснянку вправлю косу,

            За быличку – хлев почищу.

 

            И от хутора к селенью,

            И от Пинска аж под Шклов

            Подголоски кос полесских

            С их неповторимым «о».

 

            Оживляюсь, если стая

            Надо мной летит, курлыча,

            Дом родимый окликая:

            Кричев, Кричев, Кричев, Кричев…

 

            Оживаю, если сосны

            Возле речицы, где Заводь,

            Будто маме моей кросны

            Челноком прошили память.

 

            Оживаю. Оживает

            На Полесье тура вздох.

            Там течёт вода живая,

            Речи пращуров исток.

 

            Пить ёё без утоленья,

            Под путиной – млечность:

            Лето, звездное свеченье,

            Мама – слово – вечность.(6)

 

Главная метафора Сыса – слова как зерна, которые созревают и прорастают на родной земле. Анатоль Сыс – поэт Есенинского склада, только жить и творить ему достался совсем другой исторический отрезок времени, но тоже поворотный для страны.. Как и Есенин, он обладатель редчайшего поэтического дара, он каждым движением души, каждой клеточкой тела – поэт и никто более, потому такой неустроенный, со скандальной репутацией. Вспоминается случай: на съезде писателей в Минске, в середине девяностых собрались литературоведы из сопредельных стран, и когда профессор из Польши объявил свою тему: «Война в творчестве Алексея Дударева» Сыс просто возопил: «Всё о Лёшке да о Лёшке! Обо мне сейчас говорить надо!» и улегся посередине стола заседаний. Но к удивлению всех присутствующих старейший народный писатель Беларуси Янка Брыль, подозвал своего друга Владимира Колесника, и эти два старика бережно взяли здорового детину за руки и ноги и вынесли из зала без упреков в его адрес. И все кто там был приняли это… Ведь именно А.Сысу назначено было так много сделать за совсем короткий отрезок времени, потому его поэзия является, по словам И.Ф. Штейнера(7) «иероглифом, символом отечественно поэзии ХХ века и её своеобразным итогом. Главное – он вернул в белорусскую культурную традицию мифологическое восприятие мира, потерянное не только нами, но и всеми славянами».

В поэзии Анатоля Сыса мир видится не в капле воды, а сквозь призму слезы, и потому подобен миру наших предков, в котором человек воспринимается не царём всего живого, а лишь частью, пусть и довольно заметной, одного неразделимого целого… И его существование в микрокосмосе имеет не большую ценность для мирозданья, чем любое другое существо. Жизненный путь предка поэта («Дед перед смертью») показан через тень волчицы, слизывающей следы человека, а сам дед в рыжем кожухе напоминает оленя. Но всё меняется после испытания и попытки изменить свет – волк приобретает благородные черты, а человек звереет. Подобной эволюции образа в белорусской фольклористике и литературе ещё не было.

Слова Ан. Сыса возвращаются к современнику, обогащенные опытом тысячелетий и генетической памятью предков. Но поэт передал свои впечатления закодировано, зашифровано. А ключ он забрал с собой, а может и сам его не имел. Природа сотворила поэта, чтобы ещё раз прочитать про себя то, что она сама не очень хорошо поняла или уже забыла.

Работая над переводами его стихов для белорусской поэтической антологии, невольно задумалась о природе гения – те, к кому применимо это понятие, крайне не жизнеспособны и долго не живут. Они ранимы и не защищены от боли душевной, порой настолько невыносимой, что они сами стремятся к гибели… Поэтика славянского язычества была бы понятна русскому читателю и без перевода, надо только углубиться в нашу общую родовую память – в звуковую стихию, поэтому надо сохранять по возможности больше авторских слов из чистой крыницы праславянской мовы, откуда поэту удалось зачерпнуть своё живительное слово.

 

            Поэт видит или, скорее, предчувствует страхи будущего:

            О, Небо, как рассказать разгадать твои знаки последние…

 

И трагедия неба для него важнее трагедии земли. Поэт у Сыса, как и у Купалы, некто более сильный чем Пророк, тот кто пробует, чаще всего напрасно, разбудить людей.

Как определял Стефан Маларме, поэзия есть выражение посредством человеческой речи, сведенной к своему основополагающему ритму, таинственного смысла сущего: она дарует этим подлинность нашему пребыванию на земле и составляет единственную настоящую духовную работу.   

  

            Берестяными трубами в небе гудят журавли,

            Берестяные крылья укрыли две звездочки сонные.

            Погляди, моя любая, там – это мы,

            Небеса голубые как будто озера бездонные.

 

            О, как складно и вечно ведут караван журавли,

            Их языческий клекот слагается в песни астральные.

            А на том берегу вдруг проснулись в созвездии Львы –

            Это ты, моя любая, песни запела купальные.

 

Все переводы стихов Анатоля Сыса с белорусского выполнены автором данной статьи.

Каждый год в начале мая – в годовщину кончины национального поэта Анатоля Сыса – белорусские поэты едут на его родину, в деревню Горошки на Полесье почтить его память.

 

Любовь Турбина

ИМЛИ РАН, отдел литератур народов России и СНГ

 

Литература:

 

  1. Федоренко А.Ф. «Ревизия», «Полымя», 1., 2004. Минск. Стр.15-70.
  2. Кустава В. У абліччы адчаю. Штрыхі да партрэта Анатолія Сыса. Дзеяслоў. 5. 2008 стр.299-310.
  3. Семенава А.”І выпіта святло да дна”.Эцюд памяці Анатоля Сыса. Дзеяслоў. 2. 2015.стр. 24-27.
  4. Сыс. А “Агмень”, Мінск, Выдавецтва ЦК КП Беларусі. 1988. стр.8-9.
  5. Сыс.А. “Пан лес”. Мінск, “Мастацкая літаратура”. 1989. стр.27.
  6. «И сквозь слезы мы увидим мир», переводы стихов А.Сыса. Дружба народов. 1. 2006., стр. 99-102.
  7. Штэйнер И.Ф. Спадчына Анатоля Сыса. Мінск. “Кнігазбор”, 2008. стр.22-23,25.
Прочитано 343 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии