Понедельник, 20 08 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Алесь Карлюкевич. Рассказы об Отечестве. Сосны над Ятранкой

 

Тихий, негромкий поселок. По старому – местечко. Казалось бы, замкнутый мир, пространство, отрезанное от большого мира и географией, и историей… Реки Молчадь и Ятранка – самая большая вода в окрестностях Новоельни, городского поселка в Дятловском районе, на Гродненщине. А озеро, что образовалось совсем рядом с поселком, искусственное, появилось здесь в связи со строительством гидроэлектростанции. Местные жители городского поселка любят похвастаться красотой своей малой родины. Здесь и впрямь есть особая притягательность. Сосны где только не растут!.. Окружают Новоельню со всех сторон, буквально по улицам «бродят», заполняя милым лесным ароматом все пространство. Кажется, что даже на железнодорожное полотно наступают.

Вот и я путешествую по аккуратненьким улицам и переулкам – Ленина, Красноармейской, Снитко, Шоссейной, любуюсь опрятными домами и ухоженными дворами. Сады и палисадники торжественно замерли. Будто стражи поселковой тишины, «разглядывают» редких прохожих костел и церковь. Все в традициях западнобелорусских городов и местечек: добрососедствуют храмы разных конфессий. В Новоельне в числе трех с половиной тысяч жителей – белорусы и русские, поляки и татары, литовцы и… Одним словом, для всех место нашлось. Только о местечковой тишине, ее главенстве в этих краях и я думал.

Местные жители у меня спросили, а знаю ли я историю с интернациональным пионерским лагерем времен войны? И посоветовали заглянуть в школу. Там есть музей «Дети лихолетья».

А история, как выяснилось, такая. Летом 1941 года в Новоельне был организован международный пионерский лагерь. Еще 17 июня знакомые, родственники или воспитатели провожали ребят из Москвы, обнимались, желали хорошего летнего отдыха. Кто тогда знал, что для многих прощание на Белорусском вокзале окажется расставанием навсегда. В поселок приехали словаки, чехи, болгары, китайцы, австрийцы… Дети революционеров разных стран, политэмигрантов. Даже один негритенок был – Джем Комогорев, которого местные воспитатели поначалу особенно усердно мыли в бане.

Большинство детей были из Ивановского интерната имени революционерки Елены Стасовой. В российской глубинке малышей и подростков приютили как детей революционеров, коммунистов из разных стран. Прибыли отдыхать в Новоельню и дети из Москвы. В одном доме в Белокаменной, к примеру, жили Ионка Чингелов, сын болгарского коммуниста-антифашиста, и Юра Головин, сын китайского революционера. С ними дружил москвич Игорь Астафьев, отец которого воевал в Испании в интернациональной бригаде. Была такая война – с фашистами, которые рвались к власти в Испании.

Когда началась Великая Отечественная война, дети надеялись, что за ними придет автобус из Москвы. Но так, разумеется, ничего не дождались. Хотя автобус из Минска за детьми отправляли, но он попал под бомбежку. В Новоельню фашисты ворвались на седьмой день войны. Дети по-прежнему оставались в пионерском лагере. Красное знамя и пионерские галстуки предварительно упаковали в  металлический ящик и закопали в лесу. Немцы выгнали детей из лагеря, расположенного в помещении школы. Так начались долгие скитания и мытарства чужестранной детворы. Самых маленьких забрали к себе жители Новоельни, окрестных деревень и хуторов. Кто-то из ребят ушел на восток. Троим – Ионке Чингелову, Юре Головину, Юлию Гере – удалось дойти до Смоленска. Юлий стал партизанским разведчиком и в Москву вернулся только 8 июля 1944 года. Ионку усыновили псковские крестьяне. Юрий после многих мытарств вырвался из немецкого тыла. Для остальных детей, оставшихся в Новоельне, в пустой заброшенной хате был организован своеобразный приют. Работали там Лидия Петровна и Борис Станиславович Ульяновские, Зинаида Николаевна Кушнир, Евгения Семеновна Адамчик, Аграфена Евдокимовна Назарова. Детям помогали партизаны. Нескольких девчонок удалось вывести из приюта. Как батрачек-пастушек их пристроили на хуторах. По заданию партизан девочки собирали сведения о фашистах, вели счет эшелонам, которые следовали через Новоельню. В апреле 1943 года приют расформировали, а детей перевели в Дятлово. О том, в каких условиях жили дети, свидетельствует уже тот факт, что 76 мальчишек и девчонок умерли от тифа, скарлатины, голода. Все они похоронены на дятловском кладбище. Весной 1943 воспитательница Марта, только что прибывшая из Вильнюса донесла фашистам, что среди пионеров находятся две еврейские девочки. Валю Гере и Розу Авербах отправили в жандармерию Новогрудка и там расстреляли. Хорошо, что не знала бесчувственная воспитательница о том, к примеру, чья дочь юная китаянка Чи-Ин. Иначе бы и ее, дочери маршала Чжу-Де, командующего 8-й Народно-освободительной армией Китая, судьба сложилась совсем по-другому.

Весной 1944 года всех ребят перевели в лесничество, в деревню Вензовец. Там дислоцировалось и карательное подразделение, которым командовал предатель Каминский. Дети служили своего рода прикрытием от ударов партизан. С приближением фронта пионеров погрузили на станции Новоельня в эшелон и отправили в страшную, полную невзгод, дорогу по Европе. «Эшелоном смерти» называли этот кочующий детский лагерь… Освободили детей только осенью 1944 года в Карпатах.

… Судьба разбросала оставшихся в живых ребят по разным городам и весям, даже по разным странам. Не сразу нашел свою мать оставшийся после войны в детдоме Володя Марсин (кстати, кореец, сын секретаря ЦК Компартии КНДР). Но все же нашел, окончил десятилетку, поступил в Московский институт нефтехимической и газовой промышленности. Получил диплом инженера-механика. Итальянка Паллет Глюкозио после войны окажется в Некрасовском детском доме. А потом тоже найдет в Москве свою маму. Так сложится судьба, что Паллет уедет в Болгарию и будет в Софии в университете преподавать ставший навсегда родным для нее русский язык…

А я продолжаю свою экскурсию по тихому, кажется, о чем-то задумавшемуся поселку… В Новоельне вам с гордостью расскажут о своем знаменитом земляке писателе Вячеславе Адамчике. Хотя и родился он в соседней деревне Варакомщина, школу закончил в городском поселке. Пожалуй, многие новоельнянцы разных поколений прочитали его романы о Вересове, деревне, в которой угадывается Варакомщина, через образы жителей которой писатель выразил свое и земляков мировоззрение. В Новоельне жили родственники Вячеслава Адамчика, а в Варакомщине стоит хата, в которой вырос большой писатель. Даже как-то хотели литературный музей создавать. Пока проект, правда, заглох. Но вот улицу Шоссейную в улицу Адамчика переименовать, наверное, смогут – и в самое ближайшее время.

Может быть, появятся в городском поселке и другие литературные улицы. С историей древней Новоельни, «засветившейся» в исторической памяти еще в XVI веке, связаны судьбы и других мастеров художественного слова. Отсюда родом поэт Кастусь Ильющиц. Долгие годы в местной больнице проработал поэт Евгений Матвеев. Услышите по радио песни на слова Виктора Шимука, найдете в школьной библиотеке его книги, так знайте – и он свои сюжеты черпал в новоельнянских окрестностях, вдохновение ему дарили все те же сосны над Ятранкой.

Алесь Карлюкевич

Фото: mapio.net

Прочитано 220 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии