Вторник, 22 08 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Литературный критик Сергей Морозов (Россия): Качество текста нынче никак не связано с различением писателей плохих и хороших.

Я думаю, что в России много хороших писателей. Только о них никто не знает. И скорее всего, не узнает никогда. Откуда? Книжки их не печатаются, а письмо в стол и на жесткий диск не приведет их к посмертной славе.

К тому же качество текста нынче никак не связано с различением писателей плохих и хороших. В этом мало кто разбирается по существу, и судят, в основном, исходя из собственного опыта. «Кому и кобыла невеста». Поэтому хороший писатель теперь – это тот, кого принято считать таковым. Ну и конечно же, здесь очень важно крикнуть во всеуслышанье, что он народился. Кого прокричали, тот и хорош, а остальные - бездари, графоманы, или так, «приходите завтра!»

Таким крикливым способом писателей у нас народилось в последние годы много. Появился свой Гомер – Сергей Самсонов, Федор Гладков в юбке – Ксения Букша, Максим Горький – Захар Прилепин, и даже наш, российский «Умберто Эко» - Евгений Водолазкин. И все это, не считая разных мелких Гоголей – от Ирины Денежкиной до Анны Козловой, от Андрея Геласимова до Антона Секисова.
Читать их, конечно, невозможно, да и по большому счету бессмысленно, но ведь это не самое главное. Важнее, что у нас есть штуки, штатные единицы «больших писателей», есть позитив, движение вперед, радужные перспективы и еще много чего. Духовность прирастает, а слухи о смерти отечественной литературы преувеличены.

Никогда еще российская литература не была так велика и богата! И пускай ее рейтинг на мировой арене и в самом российском обществе примерно такой же, как у сборной России по футболу, главное, что есть свои «звезды», есть, кого отрядить на ярмарки и конференции как лицо новой российской прозы.

То есть в литературе, как и во всякой другой сфере с успехом освоили метод создания видимости успехов и достижений за счет шума и гама. «Вперед, Россия!» - вот что важно. Поэтому уже не удивляешься тому, что процесс выращивания Гоголей в последние недели решили поставить на поток. Гоголи растут как шампиньоны в подсобном хозяйстве промышленными масштабами. Впрочем, над шампиньонами еще потрудиться надо, а здесь всего и делов-то, рот открыть: «настоящая литература», «в России появился большой писатель». Хорошо бы, чтоб рот этот был поизвестней, пораскрученней (например, как у Галины Юзефович) – вот и вся хитрость, потому что таким ртам у нас верят вернее, чем Господу Богу. А кто не верит, тот либо оригинальничает для пиара, либо вообще ничего не понимает, «непрофессионал».

В общем-то, такую раздачу ярлыков у нас даже раскруткой сложно назвать, потому что раскрутка подразумевала бы рынок и широкий круг читателей. Но их у нас по существу нет. Просто идет процесс заполнения пустот, имитация деятельности. И вполне возможно, люди от скуки изобретают некое движение, молодую поросль, смену поколений. Почему изобретают, а не открывают в действительности? Да потому что поверить всерьез в то, что называемые имена реально собой что-то представляют невозможно. Берешь в руки текст и понимаешь, что рядом с заслуживающей внимания литературой эти люди и рядом не стояли. Да и шум вокруг отдельной  персоны стоит недолго, пара-другая дней, и все – переход к новому снаряду. «Новый Гоголь», «настоящий писатель» - это такое переходящее звание, как «ударник социалистического труда». Здесь опять-таки главное - количество, а не качество. Гоголи должны прибывать с каждым днем, а куда они потом деваются, это уже не так важно. Ругали советскую действительность за показуху и формальное отношение к выполнению плановых показателей, так тут уж давно перекрыли социалистических лакировщиков.

Пару-тройку недель назад в «отличные писатели» попал у нас Владимир Медведев с криво сшитым романом «Заххок». На этой неделе надежд российской литературы аж две штуки сразу – Дмитрий «Метро» Глуховский и Ольга Брейнингер. Что объединяет эти три фигуры? Почему за ними будущее?

Все три романа с полки, где стоят Олег Рой и какая-нибудь Марта Кетро. То есть ничего великого-глубокого там нет, кроме претензий и амбиций. Последнее тоже, говоря откровенно, не новость, у нас ведь и детективы пишутся то и дело «под Достоевского». Обычное рядовое чтиво, между сериалом и сном. С формой и стилем у всех троих большие проблемы. Равно как и с содержанием. Нынче, когда в литературе ценится конкретика, они по-прежнему болтаются на уровне абстракций: «человек-зверь» (Медведев), «не пей из лужи, козленочком станешь» (Глуховский), «невыносимая легкость бытия» (Брейнингер).

Почему ж выбраны они?

Помимо указанной выше причины избрания в «надежды» (имитация движухи, смены поколений, нормальной работы литературы), может быть еще множество других объяснений: личная заинтересованность, элементарный прикол, спортивное состязание (метают же где-то коровьи лепешки «кто дальше?», почему бы с литературой такое не попробовать?). Но в контексте темы «производство Гоголей», примечательно другое, лежащее на поверхности объяснение - «под Запад пишут». У Медведева всякая там  экзотика, у Глуховского - новые технологии (хотя на самом деле - нет, потому что обзор содержания телефона убитого полицейского и взаимодействие с ним на 250 страницах выглядит искусственно, неубедительно, литературно), у Брейнингер – глобальный мир.

Получается, что поскребешь так наших новых «настоящих писателей», и увидишь в итоге «Произведено в России, по лицензии…». Ну а качество, уже сказано, известно какое. Вот тебе и все импортозамещение с реальным производством. Вот такие нынче Гоголи. Обман один. Как и везде.

Источник: lit-ra.info

Прочитано 91 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии