Суббота, 18 11 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Марта Ким, узбекская поэтесса с непростой судьбой

  • Воскресенье, 05 ноября 2017 01:48

Марта Ким – поэтесса с непростой судьбой и сложным внутренним миром. В ней сочетаются ранимость творческой натуры и жесткость сильной женщины, которая шла по жизни, постоянно преодолевая трудности и препятствия. Сегодня Марта Борисовна признанный мастер пера: она член Союза писателей Узбекистана, автор двенадцати поэтических сборников, ее стихотворения входят в антологии, выпущенные в Казахстане, Латвии, Корее. 

Родилась будущая поэтесса в семье простого сельского труженика, окончила филологический факультет ТашГУ, много лет проработала в издательской сфере. Писать стихи начала еще будучи студенткой, даже как-то показала их одной преподавательнице, которая критически отреагировала на эти пробы пера. Марта остро восприняла такое неодобрение и многие годы не возвращалась к своему увлечению. В тот период жизни, когда она не занималась стихотворчеством, женщина-мать все свои силы направила на сына, в которого вкладывала только самое лучшее. 

Это сегодня ее Евгений успешный и состоятельный мужчина, пилот, командир экипажа аэробуса, создавший маме все условия для материально обеспеченной жизни. А в те, уже далекие, годы Марта Борисовна выбивалась из последних сил, чтобы просто прокормить семью. Но она не любит вспоминать тяготы прошлого, очень сильно бередят они душу. Другое дело настоящее время, в котором поэтесса окружена любовью и почитанием родных. Сын с семьей живет рядом, и по возможности наша героиня помогает присматривать за внучкой, которая была такой долгожданной, кроме того, малышка очень похожа на свою талантливую бабушку. 

Вернуться к поэзии Марте Борисовне помог Александр Файнберг. Он разглядел в ее стихах красоту слова, неподдельность в выражении глубоко личного, подлинно женского. В этих стихах преобладают меланхолические мотивы, психологически точно отражен внутренний мир взволнованной женщины, дисгармоничный, а порой и трагический. Темы одиночества, безотрадности, душевной неудовлетворенности – центральные в творчестве Марты Ким.

 

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ
 
 
***
 
Напрасно пытаюсь забыть
Ваше имя…
На планете другой, может быть,
Я не буду ранима.
 
***
 
Друзей не бывает много.
До конца остается один –
Но с которым свернёшь ты горы,
Он не бросит среди лавин.

Для печали нет нынче повода –
Радость жизни со мной.
Среди улочек старого города
Я любуюсь весной…

***
 
Снежинкой кажусь себе тающей
На детской щеке…
В суете, постоянством пугающей,
Предаюсь я мечте.

Ярче яркого солнечный свет,
Иль Семург обронил свои перья?
Посмотрите: в розовый цвет
Вдруг окрасились за ночь деревья.

***
 
Жизнь не проходит мимо.
Это я – в стороне.
Жду, пока сердце остынет
На ветру-сквозняке.

Обещаю себе и стенам, 
Потолку,
Что я вырвусь из этого плена,
Одолею тоску.

Выйду завтра с восходом солнца
Встречать весну…
Как же сердце устало бьётся –
Дождём по стеклу.

Распахните окна весне,
Своё сердце – навстречу кому-то.
И растают обиды, как снег
В наступившее утро.
 
***
 
В закатный час среди цветущих вишен
Я счастлива, как много лет назад.
И пусть шаги все медленней и тише,
И сердце бьётся, словно наугад…
Ночь. Морозная тишь…
Падает хлопьями снег.
Что ж ты, сынок, не спишь? –
Вижу я свет в окне.

Или, как я, грустишь? –
Свет и в моём окне…
Ночь. Морозная тишь,
Словно одни на земле.
Я искала счастье где-то
За морями, океаном.
А оно – под небом детства
Среди солнечной поляны.

Возле дома, старых улиц,
Речки с чистою водою, –
Где однажды я проснулась,
Словно бабочка весною.

Как трава шелковиста,
Роса словно жемчуг…
Сквозь опавшие листья
О своём что-то шепчут.

***
 
Всё равно я вернусь на землю –
Бабочкой. Или цветком.
Белым пушистым снегом.
Тёплым дождём.

Разминулись в толпе, потерялись
Две судьбы, что могли быть одной.
Сколько раз я потом возвращалась,
Словно ветер кружа над землёй.

Нет уже той весны и в помине,
И названия улиц не те.
Но живёт что-то тайно незримое
В нарастающей мглой пустоте…
Обо всём сначала забудь,
А потом – обними.
Мы отправимся в дальний путь
От земли до луны.

И вернёмся снова назад,
Но от счастья – другими.
Мы вырастим розовый сад
Средь безлюдной пустыни.
Пусть от стихов моих –
Мороз по коже. 
Пусть светлей на миг 
Взгляд прохожих.

Пусть не теряют то, 
Что ещё осталось. 
Пусть идут легко, –
Не прощаясь.

Как холодны Ваши слабые руки…
Откройте глаза!
Помните – веер из стебля бамбука?
Его я с собой принесла.

***
 
Счастье ищите в себе,
Как ловцы морских раковин…
А чем не прекрасен свет
Нежно цветущей сакуры?

Ни много ни мало отпущено 
На мой век.
Не ради хлеба насущного 
Вставала чуть свет.

До первых лучей, словно ветер 
Неслась по земле... 
Вновь кружит моё лихолетье 
Листвой в сентябре.

Есть горы, на вершинах которых
Нетающий снег.
Спеши, пока дерзок и молод,
Оставить свой след.

Пока сердце не ведает страха,
Над тобой только высь.
Спеши в белоснежное царство,
Лишь на землю вернись.

Забвенью предаются имена.
Огромный мир становится безликим.
И только осень на закате дня
Как будто шепчет небесам молитвы.

***

Мы лишь звено невидимой цепи,
Частица бесконечности Вселенной.
Но для чего душой наделены,
И кто придумал, что она нетленна?

Жажда жизни – и страсть к разрывам! 
Хоть криком кричи. 
Сколько на свете ещё ранимых, 
Оттого что – ничьи.

***
 
Как хороши белоснежные астры 
После дождя... 
И неважно, что будет завтра 
И что было вчера.

Живу сама по себе –
В стороне от всех. 
Зато слышу, как в тишине 
Ночью падает снег.

***
 
Весенний лист, как детская ладонь, 
Ещё не знает о своей судьбине. 
И, соки набирая с каждым днём, 
Спешит за солнцем в небо ярко-синее.

С годами множится печаль...
И в тишине осенних дней
Уже не манит тебя даль
Прощальным криком журавлей.

Всё чаще сумерки, закаты,
Желанье сна без сновидений...
Так слёз не слышно в листопаде,
Так Боль стучит в чужие двери...
Если б могла я кричать,
Словно сорвавшись с обрыва!
Если б умела молчать,
Жить, как плакучая ива.
Робко склонившись к воде,
Мёрзнуть, забытая всеми.
Падает хлопьями снег –
Лёгкий, пушистый, волшебный...
Счастье – любить
Каждым нервом и клеточкой тела.
Счастье – дарить,
Как дарит звёздное небо.

***
 
Нет ни золота, ни серебра! 
Не скопила я сыну добра... 
Непутёвой, видать, родилась 
Горе мыкать всю жизнь, смеясь. 
Слышу твой смех 
Лёгкий, как снег. 
Счастье моё, 
Лунный мой свет. 

Ночи спокойной, 
Доброго утра! 
Милый сыночек, 
Сладкая мука... 

Восток, Восток! 
Ты древний, но не старый. 
Срывает ветер лепесток, 
Шумит листвой чинары.

И седовласый аксакал 
Берёт дрожащими руками 
Когда-то сделанный им най, 
И льётся песнь воспоминаний... 
Как сделать так, чтоб слово зазвучало, 
Искрилось, пело, плакало навзрыд, 
Одним ударом в колокол объяло 
Всю ширь земли – и грешных, и святых?..

***
 
Послушайте: звенит капель в апреле, 
Как сок течёт в проснувшихся деревьях, 
Как стынь уходит, отметелив, 
И сон спешит на крыльях чёрно-белых.

Над тихой заводью озёр 
Плывет луна, мерцают звёзды, 
Как будто нет на свете слёз, 
Тоски есенинской берёзы... 

И всё прекрасное – бессмертно, 
И жизнь не так уж и страшна, 
Как будто нет на свете ветра 
И не горчит полынь-трава... 

Всё суета. Все обиды – мелочь
Есть Эверест. Облака. И высь.
Лишь бы душе дерзновенно пелось,
Лишь бы не падать. Лавиной – вниз.

***
 
Сад опавших листьев...
О, как далеко до весны!
Сумерки сгущают мысли.
Ночь превращает их в сны.

Не надо слов. Не надо слёз.
Прошла любовь – круженьем звёзд.
В пустых качелях белеет снег.
Молчат деревья. Тебя здесь нет...

***
 
О, как нелегко
Добыть горсточку риса!
Жизнь отшумела рекой.
Ночь впереди. И опавшие листья.
Предам огню сомнения души 
И над костром, колдуя жрицей, 
Я обучусь науке не спешить, 
Подобно спящим лемурийцам.

***
 
Спотыкалась. Падала. Вставала. 
Упрямо шла я за мечтою вдаль. 
И с каждым днём всё больше понимала, 
Что путь к Тебе лежит через печаль.


В разлуке

Ах, как серо, скучно... 
Жизнь проходит мимо –
Караваном ненавьюченным, 
Облаком – без ливня.

***
 
Нежность хрупка на вид, 
Но - это секвойя. 
Нежность теряет стыд 
Там, где Любовь. И Двое.

А во сне всё не так, 
А во сне всё иначе –
Ты можешь летать, 
Ты душой не истрачен. 
Под тобою земля, 
Невесомые реки... 
У мечты два крыла 
И усталые веки.


Тень

Почему я не птица, 
Почему я не ветер? 
Солнце в зените –
И нет меня будто на свете...

***
 
Играй, скрипач! Волшебник со смычком,
Дай мне познать природу совершенства – 
Не быть ночным бесцветным мотыльком, 
А петь зарю. И жизнь. И небо детства. 
Я боюсь не успеть сказать, 
А нельзя это делать вслух –
Всё равно что в объятиях сжать
Навсегда отлетающий дух.

***

Как багрова нынче луна, 
Как тревожно на белом свете... 
Пошуми надо мною, листва, 
Расскажи, что напел тебе ветер.
Может, кому-то надо — 
Чтоб мы были врозь? 
Осень. Пора листопада. 
Нет больше просьб.

***
 
И не было больше слов, 
Ни вскрика, ни заклинания... 
Как поздно пришла любовь, 
Как рано пришло расставание.
Волны столетий. Таинство. Вечность. 
Жизнь наша – миг... 
Сколько на свете останется женщин 
С ликом святых?

***
 
Всегда разный, ты многолик, 
Но даришь праздник и тем велик. 
В тебе есть тайна, она светла. 
Поэт и странник, ты – песнь дождя.

Нет вечного, кроме Вечности. 
Нет женщины, кроме Матери. 
Как преступны в беспечности, 
Как пред ней виноваты мы...

Всё бежим, всё торопимся,
Забывая о времени.
Понимаем лишь к осени,
Что спешить надо медленней.

Просыпается утро Жар-птицей, 
Лёгкий ветер несёт облака. 
Это лучшие жизни страницы,
Это будущей песни строка.
 

Мольба

Покори меня, как вершину –
Дойди. Доползи. Достань 
Мою душу, сокрытую инеем, 
Обними. Поцелуй. Не рань.
 

Женщина

Ты всегда под вечною луной, 
Ты всегда одна. Сама с собой. 
Не звенит твой бубен-поводырь. 
Для тебя Земля – давно пустырь.

Кто ж тебя такую сотворил –
Женщину-загадку на века? 
Золотистый луч роняет пыль –
Отчего в глазах твоих тоска?


Чудо

Дай мне руку. И пойдём мы по жизни 
Вдвоём. Одни...
В осеннем саду зацвела вдруг вишня 
При свете луны.

***
 
Сломан бамбуковый веер. 
Осень дождит сиротливо...
Уже никому не доверю 
Свои опалённые крылья.
Кто станет из нас добычей – 
Ты или я?
Мы оба в одном обличье – 
Стон тростника.

***
 
Что останется после меня? – 
Солнце. Ветер. Луна. 
Будет лето сменять весну, 
Будет ночь призывать ко сну.

Над крышей дома кружит белый аист 
И – время вспять!
К тому, что было, можно лишь прибавить, 
Но не отнять.

***
 
Душа нетленна. В ней часть Вселенной.
А наше тело – игра судьбы. 
Оно случайно. Оно мгновенно – 
Как дуновенье. Как всплеск волны. 
Как губы твои солоны... 
От моей ли скупой слезы? 
Мы не верили в вещие сны, 
Мы не ждали такой зимы.

Этих долгих-долгих ночей
С тишиной, одиночеством, смутой. 
Что ты будешь ничьим, я - ничьей, 
Что однажды не встретит нас утро.

Благодарю за синь небес, 
Цветок жасмина. 
За свой нелёгкий крест, 
Рожденье сына.

За свет в окне 
Моих друзей. Их мало. 
За дождь, за первый снег, 
За то, что солнце ало.

Кто спасёт наши души, 
Кто простит нам измены? 
Разве станем мы лучше 
В ином измеренье?

И в мелькании чисел 
Нам отмеренной жизни 
Разве можно осмыслить 
Кто дальний, кто ближний?

Время сжимается. Словно вчера 
Мы только расстались. 
Солнце над морем. Гасла заря, 
И боги смеялись.

Мы не знали тех слов, 
Из которых слагают молитвы. 
Мы не знали тогда, что любовь 
Быть может забытой.

Настанет день и час разлуки. 
Должно быть, страшно уходить 
Туда, где тают снегом звуки, 
Где будет некого любить.

Где явь, не тронутая сном, 
Не всколыхнёт ни ум, ни сердце, 
А на земле вечерний звон, 
Живая плоть. Любви бессмертье.

Как всплески волн рождаются стихи 
О том, что было и должно случиться. 
К чему спешить замаливать грехи, 
Когда я знаю – путь мой повторится?

Так повторяет шар свое вращенье 
И с крон деревьев падает листва, 
Так после смерти следует рожденье, 
Но тайной тайн останется душа.

Не дошли до края земли –
За далью – другая даль.
Все дороги ведут и приводят в Рим,
Лишь одна – на алтарь.

***
 
С календаря срываю дни,
А за спиной полвека с лишним.
Всё то, что черпала из книг, –
В одном цветке японской вишни.

Дай мне крылья – взлететь, 
Дай мне слово – живое, 
Чтоб могла я допеть, 
Пока море лилово.

Снится берег залива, – 
Как невольному воля, 
Где под старой оливой 
Было нас только двое.

Отпускаю тебя, иди! 
Нам по разные стороны. 
Только ночью меня не буди 
Чёрным вороном. 
И не стой над душой моей, 
Словно призрак-палач. 
Не по тебе эти сорок дней 
Сумасшедшей плач.
Я любила. И любви не ждала. 
Мне для счастья немногое надо –
Слышать старые песни дождя 
В осеннюю ночь листопада.

***
 
В разлуке время замедляет ход, 
Надежды превращая в тонкий лёд. 
И дни твои, как облетевший сад –
Где цвёл шиповник, дикий виноград.


Некто

Есть то, чему названья нет, 
Живёт без имени. И всё же 
Я чувствую почти всей кожей 
Тепло, что излучает странный свет.

***
 
Я не кажусь, я есть. И в этом вся беда –
Лицо без маски, сердце без щита. 
А надо жить за каменной стеной 
В своем саду, общаясь с тишиной. 
Смотреть на звёзды и не ждать весны. 
Снежинки тают. Тают будто сны...

Тебе будет не хватать меня,
Как зимой тепла, а летом прохлады.
Тебе будет не хватать меня,
Как ослепшему глаз,
Пустыне – лозы виноградной.

***
 
По ночной росе из Долины Роз 
Я приду к тебе через годы – сквозь. 
Не тревожа сон, не касаясь рук, 
Обниму тебя за все дни разлук...

Святая ложь. Пусть это всё неправда, 
Но как же упоителен обман! 
Под тихий дождь и шелест листопада 
Ты вновь идёшь к протянутым рукам.

***
 
Я в долгу перед всеми. И каждым –
За жизнь, за любовь ко Вселенной, 
За сытость и вечную жажду, 
За Слово – что будет нетленным.

Мне кажется, ещё вчера
Была любовь, была весна.
Из тысяч лет всего одна, –
Та, без которой жизни нет.

Ещё, мне кажется, вчера
Была стыдлива и юна,
Но к чаше мудрости спеша,
Со мной состарилась душа.

Ночь. Во власти тьмы
Подчас отчаянно смелы
Или, напротив, слишком осторожны –
Нам кажется простое невозможным.

И ждём рассвета, как души спасенье,
Пусть день не будет ясен и погож.
Коснётся ветер лёгким дуновеньем
Густой листвы, и брызнет тёплый дождь.

Ничего на свете не бывает вдруг,
И осень жизни – лишь охапка листьев.
Все ýже время замыкает круг –
Одним движеньем, как художник – кистью.
 

Фантазии

Днём я Солнце, ночью – Луна.
Вся Земля на ладони.
Это неправда, что я одна.
Со мной – миллионы.
На склоне лет, сродни подножью гор, –
Есть время оглянуться на вершины,
Где ты парил недавно, как орел, –
Дыша свободой – гордый и всесильный.

Но дважды не подняться. И, увы! –
Лишь в юности душа так дерзновенна.
На склоне лет другие снятся сны –
Из прошлого какие-то мгновенья.

Простите все, кого я обижала,
Но не со зла. –
То боль моя в отместку обжигала
Других – и зря!

Простите все, кого я не любила,
Иль не смогла. –
То юность ураганом уносила
За океан, моря.

Дышу тобой, молюсь за каждый шаг
И счастлива, когда со мною рядом.
О этот вечный материнский страх,
Неразлучаемый, как осень с листопадом.

***
 
Было всё, что должно было быть –
И любовь, и паденье, и взлёты.
Пришло время душе поостыть
И ответить на вечное: «Кто ты?»

Пусть будут дождливые ночи,
По утрам – отсыревшая даль.
Я расставлю свои многоточья,
Не ведущие пока на алтарь.

В ожиданье неблизкой весны
Я придумаю новые строки.
Пусть они, возникая из тьмы, –
Станут светом. Живительным соком.


Сыну Евгению

Ты мой талисман. Мой оберег. –
Без тебя б не видеть океана,
Усыхая мелководьем рек. –
Медленно, но верно. – Безымянно.

Доплыви ж и ты сквозь ураганы,
Стань таким же – Тихим и Великим.
За тебя молиться не устану,
Лунный свет мой, солнечные блики…

Когда часы пробьют двенадцать,
Ты вспомни обо мне –
О той, что разучилась плакать,
Была тиха, как снег.

И лишь в стихах безудержно вольна,
Любила всех, жалея…
Возьми бокал. И выпей за меня –
За ту, что удержать тебя не смела.

Любите, как в последний раз. –
Пред Богом и людьми – не виновато.
Любите так, как я любила Вас,
Поправ стыдливость – то, что было свято.

***

Ночь. Деревья все в снегу. –
Величественны, как царские особы.
О, жизнь! Тебя благодарю
За луч надежды, вспыхнувший любовью.
Не вспоминайте обо мне. –
Живите радостно…
Проходит всё – как дождь иль снег –
Легко. Безжалостно.

***
 
Ночь вынесет в завтрашний день,
Словно лодку на берег –
И ты снова послушная тень –
Жар-птица без перьев…

Превращаясь медленно в пустыню,
Исчезает память у земли.
Не ложится на рассвете иней,
Пролетают мимо журавли.

Только ветер свищет безоглядно,
Унося с собою пыль веков.
Да луна плывёт над ней печально, –
Где от жизни – никаких следов…

Есть много правд, но истина одна.
Недосягаема златая середина.
Любовь прекрасна лишь издалека,
Вблизи – мираж, безлюдная пустыня.

Все истины просты –
Что смена дня и ночи.
Но как душою не остыть,
Как сделать песню звонче?

Там, на краю земли
Другие закаты –
Нет ни холодной зимы,
Ни влюбленности в марте.

Каждый цветок от мечты
Хрупок и нежен.
Там, на краю земли
Узнаю себя прежней.

Люблю в осенние закаты
Смотреть, как падает листва,
Как ветер, словно виновато,
Коснётся губ моих слегка.

А в небе тонкой паутинкой
Неровный журавлиный клин…
Люблю я каждую былинку
С цветущих некогда долин.


Пятьдесят пять моих вёсен 
Пронеслись, как одна. 
В огрубевшей ладони от вёсел 
Только горсть песка.

А впереди – дождливая осень
И жизнь под откос.
Пятьдесят пять моих вёсен
Пронеслись как норд-ост.
 

Гималаи

Там любовь без слов, 
Там и небо – кров. 
Не спешат на зов голодающих. 
Там из века в век 
На вершинах гор 
Лежит вечный снег. –
Снег нетающий...

***
 
Как гаснет медленно закат, 
Уходит день... 
Сегодня было всё не так –
Цвела сирень. 

Не написала ни строки, 
Лежала молча... 
Бродили мысли-двойники,
Как воры ночью.

 
О не бойтесь весеннего ливня, 
Сумасшедшей грозы!.. 
Разве ночь на земле не дивнее 
Самой яркой звезды?

***
 
Нет, не слышат мои молитвы. 
Боги спят. Иль устали от просьб. 
Только серое небо, словно из сита, 
Льёт на землю декабрьский дождь. 


Я видела Вас во сне –
Живым. Невредимым. 
Кружил новогодний снег 
На радость любимым...
Зачем Вы приходите часто 
И долго потом молчите? 
Я же нашла своё счастье, 
Мой беспощадный Учитель.

Когда друзья становятся врагами, 
Родные – хуже палачей, 
Ты окружи себя цветами, 
Истомой сладостных речей...

***
 
Не забудется, пока не простится. 
Нужно время – год или два... 
А порою – и жизнь. Только белою птицей 
Ты уже не взлетишь никогда.
– Что же людей роднит? 
– Когда счастье одно на двоих...
– Много ль на свете таких?- 
Видевших чистый родник.

***
 
Ах, отстаньте! И руки прочь. –
Насквозь лицемерие. 
Для меня эта звёздная ночь 
Будет феерией...
Печаль моя светла. Я вас давно простила – 
И принцев ряженых и нищих королей, 
Как будто не со мною это было, 
И злую шутку разыграл апрель.

Бездомнее собаки я бродила 
По улицам средь тусклых фонарей... 
Печаль моя светла. Я всех давно простила. 
Жизнь только начинается теперь.
Ты в прошлом. И мне не жаль, 
Что так случилось. 
Зачем тебе моя печаль? –
Скажи на милость.

Когда ты счастлив и с любой, 
Живёшь привольно... 
Зачем тебе чужая боль? – 
Над степью – молния.
Дай мне наплакаться вволю, 
И не годы мои – беда. 
Нечего, нечего вспомнить 
Под унылые песни дождя.

И тогда я решила подняться 
Над землёй и толпой. 
Не в поисках мнимого счастья, 
Чтоб остаться собой.
Не говори мне больше об усталости –
То лень души. Иль страх?
От наступившей так внезапно старости 
Тоской в глазах.

***
 
Что было, то прошло. Важнее – завтра: 
В каком часу проснёмся на земле.
И сохраним ли то, что было свято, 
Над чем так горько плакали во сне.
Расстались, чтоб встретиться вновь 
На краю всех земных дорог,
Где небесная тишь, облака, 
Где мы будем с тобой на века.

И прости, что живу без тебя. –
Так весною приходит весна... 
Оттого ль просыпаюсь в слезах? –
Словно травы после дождя.
Мы по разные стороны. –
В друг друга не верим. 
Стало белое чёрным, 
Чёрное – белым.

Как легко потерять –
Что казалось нам вечным… 
Лишь во сне время вспять, 
Мы по-детски доверчивы.
Когда весна и на деревьях почки, 
И взгляд влюблённых ощущаешь кожей, –
Ты не напишешь ни единой строчки, 
Пируя жизнь. В последний раз, быть может.

***
 
Забудь о прошлом. Серебрится иней... 
Пиши новый день! – 
Как пишет художник свои картины – 
Лепестки хризантем.
Словно дамоклов меч 
Часы ожидания... 
Больше разлук, чем встреч, – 
И все ж – до свидания.

И не скажу прощай, 
Пока сердце бьётся. 
Зачем без тебя мне рай? 
Ты – моё солнце.
Благодарю за то, что были 
В моей судьбе. 
И пусть другие нас любили, 
А мы их нет.

За то, что каждый зимний вечер
Не Вас ждала...
И становилось сердцу легче
В объятьях сна.
Когда-нибудь войдёте в дом, 
Переступив порог. –
Поговорить о том о сём, 
Подать воды глоток.

Чем поздно, – лучше никогда. 
Конец один.
И горечь, скрытая в глазах, –
Что журавлиный клин...
Живите сами. Как-нибудь без меня –
Смейтесь! Грустите! Плачьте! 
А я отдохну в тени тростника 
Пред дальней дорогой за счастьем.

***
 
Было дано мне пройти 
Все круги ада –
Счастье своё чтоб найти 
В ночь снегопада.
Счастлива малютка в колыбели, 
Не зная о грядущем дне –
Как по утрам от соловьиной трели 
Заходит сердце снова по весне.

И снова я как будто родилась –
И жизни путь не пройден ещё мною, 
И не сгорела понапрасну страсть, 
Ещё с собой до хрипоты не спорю.
Разлетимся, как птицы стаей –
Каждый – в своей... 
Постаревшие, но узнаваемы, –
Только жёстче и злей.

***
 
– Зачем ты теряешь лицо 
Под маской паяца?
– Чтоб дом на песке стал дворцом…
Не надо смеяться!


Второе эго

Давай разойдёмся молча – 
Без надрыва, слёз... 
Так не видно белою ночью 
Даже ярких звёзд.

Так не слышно в толпе гудящей 
Моих молитв... 
Кто же всё-таки настоящий 
Из нас двоих?
Вспоминаю Вас всё реже... 
Не оттого, что память коротка. –
Ведь наша встреча неизбежна, –
Где синь небес и облака.

На языке ином, наречье 
Поймём. – Не то что на земле. 
И будет день. И будет вечер, 
Но всё как будто бы во сне.
И Вам приятных сновидений, 
Мой друг печальный... 
Хотите, буду Вашей тенью, 
Мечтой заветной? – Втайне.

Хотите, я верну вас в детство? –
Где звон ручья, родник...
Где взгляд любимой. И щемило сердце,
Ещё душа не разрывалась – в крик.
Поклонитесь матери своей, 
Как святой.
Не она ли отпирала дверь 
Немощной рукой?

Не она ль спасала Вас в беде, 
Становясь горой? 
Поклонитесь матери своей, 
Рыцарь мой.
Солнце осеннее, здравствуй!
Чудо собою яви. –
Вновь я поверила сказке,
Страницам чистой любви. 

Пусть это фантазии ночи, 
Цветной листопад в сентябре. –
Знакомый до боли почерк 
Отныне мой крест на земле.
Бежать! – Куда глаза глядят. 
Лететь! – Пусть головою вниз... 
Роняет осень листья на асфальт, 
В паденье продолжая жизнь.

Как научиться мудрости простой? –
Не быть добычей... 
И оставаться прежней – той 
В одном обличье.
И всё ж разбросает судьба 
Нас по разные стороны. –
Слишком долго тебя я ждала, 
Тосковала по-чёрному...

***
 
Ночью – цикады. По утрам – соловьи. 
Нет моей жизни прелестней. 
Разве могу я забыть о любви? –
Слушая старые песни...
А хотите, скажу что будет 
С Вами – любимец богов? –
Толпа доброту не осудит, 
Но не простит любовь.

***
 
Иль это игра от скуки, 
Земной суеты? – Каприз.
Мне слышатся чистые звуки 
Волн набегающих. Бриз...
До сих пор я ищу 
Своё место под солнцем. 
И уже не грущу, –
Когда кто-то смеётся.
 
***
 
Забытая мелодия любви...
Ты вновь напомнил о весне далёкой, –
Когда я отрывалась от земли
И не был мир столь яростно-жестоким.
Обычный день. Обычный вечер, 
Но не ночь сентября! –
Звёзды в небе, словно свечи, 
Падает листва.

Дремлет город в тишине недолгой, 
С рассветом – гул машин... 
И вновь зовёт меня дорога –
Неровный журавлиный клин.
Отныне никому ни за что
Не открою я двери.
Пусть и мне не подставят плечо. –
Оступившейся первой.

Пусть не будет слов утешений. –
Случись вдруг беда... 
И без рясы – себе священник –
Сниму тяжесть греха.

За каждый шаг не со всеми, –
Людская молва.
Надо быть невидимкою, тенью. –
Легче, чем облака...

***
 
Устья высохших рек не наполнятся, 
Прошлогодний не выпадет снег. 
Вечный школьник. И вечная школьница –
Два влюблённых на склоне лет...
Во власти грёз. В пожизненном плену 
Нести мне этот крест. 
И всё ж тебя благодарю, 
Заснеженный далёкий Эверест.

Ты звал меня к вершинам от земли, –
Где всё не так душе моей ранимой. 
Спасал, – когда другие не могли, 
Напротив, – подрезали крылья...
Моим стихам гулять в степи. 
Моей руке быть нецелованной. 
И без меня пойдут дожди, 
И падать листьям над влюблёнными.

***
 
Жизнь будет продолжаться, несмотря 
На все потери, горечи утраты. 
Спокойной ночи! Доброго вам дня! –
Тому, кто прав. И тем, кто виноваты.
Мой дом – моя крепость, 
И стены пока что надёжны. 
Здесь прячу я хрупкую нежность, 
Душе моей здесь нетревожно.

И мысли текут, словно реки, 
Слегка остывая под утро. –
Так я воскресаю из пепла, 
Простившая Вас как будто.
Довольно плакаться в жилетку 
Самой себе. –
То осень оголила ветки, 
То первый снег...

***
 
Жаль! Вы меня не застали 
Ни гетерой, ни гейшей. 
Что Вам до моей печали, 
Знаете, как утешить?
Взгляд назад – одни лишь небылицы, 
Пыль столбом. Густой туман... 
Нынче над костром колдую жрицей, 
Рядом – обезумевший шаман.

Оба мы не знаем, что творим, 
Но живём надеждою на завтра. –
Буду я любима. Он – любим, – 
Как недавно. И давно когда-то.

Шелковисты травы у реки... 
Здесь, над водой не слышно стона. 
На расстоянии протянутой руки 
Буду я со всеми. Жить спокойно.

***
 
Всё это с нами уже было –
И ты любил. И я любила. 
И расставались мы, не зная, 
Что есть любовь совсем иная.
Вы узнаете себя в каждом слове – 
От начала и до конца,
Между строк – незаметном вздохе, 
Как осенние капли дождя.

Даже воздух пропитан Вами, 
Которым дышу сейчас. 
То не звёзды, – живое пламя, 
Любви нестареющей вальс. 
Возвращаюсь к себе. После всех дорог 
Одинокий порог всё тот же. 
Но сердце закрыто теперь на замок 
От случайного взгляда прохожего.

***
 
Нет истины в вине,
Как смысла – в пьяных откровеньях.
Со стороны всегда видней
И взлёт души. И низкое паденье.
Я что-то делаю не так, 
Как все другие. 
Люблю в тумане листопад 
И серебристый иней.

И до сих пор люблю одна 
Бродить по улицам пустынным. 
И слушать музыку дождя, 
И ветры с ливнем...
Да! Не хватала звёзд с неба, 
В чужой не ломилась дом. 
Да! Не просила я хлеба, 
Сидя за царским столом.

Что с того? Королевою стала 
Может, на день или два. 
После осеннего бала 
Буду как снег бела...
День осенний. Солнце ясно. 
Падает листва...
Счастье – жить. И жизнь прекрасна. 
Отчего ж тоска?

***
 
Четыре жизни – четыре судьбы 
В четыре строки одним дыханьем. 
А где-то ещё проливные дожди 
Над выжженной солнцем сафари.
Когда тебя вокруг не понимают, 
А может, не хотят, –
Уйди в поля – к цветам и травам, 
Где светляки горят.

Где песнь ветров веками неизменна 
И тишина пронзительней, чем крик. 
Где ты душой остынешь, хоть на время 
От суеты, к которой не привык.
Ты опоздал на час... 
Для меня это – годы. 
Уходила я тысячи раз –
Мысленно. Гордой!

А потом возвращалась опять. 
И опять продолжалось то же... 
Как мне цепи самой разорвать? 
Ведь никто не поможет.
Что было до и стало после –
Небо и земля.
Разрушить так легко и просто 
Средь бела дня.

Зачем вам безымянный остров? –
Где я жила...
Где круглый год со мною осень, 
В сто лет – весна.
Меня становится всё меньше. –
С каждым расставаньем – часть души. 
Никто на свете, знаю, не утешит 
Как чей-то голос: «Всё равно пиши».

Сквозь пустоту и темь промозглой ночи 
Слова – что лепестки... 
И вновь передо мной живой источник –
Начало незаконченной строки.
Мне привычней быть одной. –
Как ни странно. 
В одиночестве есть покой. –
Почти что нирвана.

И не пытайтесь напрасно жалеть 
Уходящих в пустыню. 
Чтоб терять, – надо что-то иметь 
Между смертью и жизнью.

По узкой тропе вдвоём 
Будет нам тесно. 
Возвращайтесь к себе домой, –
Там другая ждёт песня.

***
 
Надо забыть обо всём –
И снова мы будем ничьи. 
Оставим слова на потом. 
А сейчас помолчим...
Труден первый шаг –
Идти навстречу. 
Ещё труднее – прощать, 
Быть оскорблённым легче.

Ты можешь закрыться от всех, 
Жить тихо и мирно. 
Рисуя на деревьях снег, –
Слушать музыку ливня.
Зачем надеждой тешу я себя? – 
На финишной прямой... 
Жизнь повернуть пытаться зря, 
Как снять печаль рукой.

Когда нет сил уже забыть 
И легче – помнить, 
Пусть ткётся непрерывно нить 
Моих бессонниц.

Так молчат перед дальней дорогой. –
Каждый думая о своём. 
И кто знает, как путь этот долог, 
Может, всё-таки вместе – вдвоём?

***
 
«Рядом со мной – никого. 
Может, и к лучшему...» –
Шепчет над мёрзлой водой 
Ива плакучая.
Завтра – это будет потом,
А сейчас – мгновение...
Как бы хотела осенним цветком
Жить до последнего.

Не источая уже аромат
Под первым снегом, –
Вот так же смотреть на холодный закат
Хризантемой.

Что ни год – продолжение старого. –
Те же месяцы, числа и дни. 
Лишь в саду не цветёт уже яблоня
Моей первой весны.

***
 
Как долог мой путь к тебе 
Через тернии. Немыслимый ад. 
Каждый раз всё по той же тропе 
Возвращаюсь назад.
Время летит для тебя, 
Молодого... 
Характер – это судьба, 
Твой путь. И дорога.

Я же иду по тропе 
Вниз. От вершины.
Скоро выпадет снег, 
Сердце моё остынет.
Из тысяч слов мне нужно лишь одно, –
Как лунный свет прозрачно-невесомое. 
Из тысяч рук – одна твоя ладонь. –
Та, от которой не бывает больно.

***
 
Не мне шептал. Ты тишине молился. 
А за спиной, сверкая, падала звезда. 
Я не ждала тебя. Но ты явился. –
Как снег в пустыне. На закате дня.


Мне очень жаль,
Что я в тебе ошиблась…
Пройдёт со временем печаль, –
Вернётся волн игривость.

Вдали от бурь, житейской суеты
Вновь обрету покой…
К чему воздушные мосты? –
Прощальный взмах рукой.
Кто знает, что будет завтра,
Кто помнит, что было вчера
И кому нужна эта правда? –
Всегда от ножа.

По мне – так святая ложь –
Для спасенья души – на время.
Пусть снег превращается в дождь,
Из сна вызволяя деревья…
Для чего-то, наверное, встретились
Две жизни схожей судьбой. –
Если вверх, – по единственной лестнице,
А вниз, – то вперёд головой.

Однако всё ради забавы
Продолжаю писать о любви.
Заколочены намертво ставни
И руки мои холодны.
Двери закрыты, окна зашторены.
В доме тихая осень…
Словно не было вихрей и шторма
И мне только восемь.

Где-то мелькают за горизонтом дни,
Разные годы…
Снится глотком родниковой воды
Детство – откуда все родом.


Ахмадулиной

1
Царство небесное, Белла…
Вам мало было Земли.
Но сердце стучало – как пело –
С надрывом, тоской изнутри.

Летите же бабочкой белой
Свободно – теперь навека.
Я помню Ваш голос из нервов,
Открытость детского лба.

2
В Вашем голосе услышала себя –
Ту неуверенность – что гибельна по сути.
Как на чужом пиру стояли Вы одна –
Щемящей сердце неизбывной грустью.

И было неудобно мне тогда
К Вам подойти, а нынче – поздно.
Я видела усталость на губах,
Глаза, в которых гасли звёзды.

3
Густая чёлка не скрывала лба
Высокого и чистого, как мрамор.
И голосом дрожащим от стиха
Читали Вы на острие всех правил.

4
Какую тайну унесли с собой –
Стихов рисунок чёрно-белых кружев…
При жизни обошедшая любовь
Теперь над Вами виновато кружит.

5
Простите меня за дерзость –
Я вновь обращаюсь к Вам:
Примите суровую нежность
И низкий поклон стихам.

За то, что с волнением пальцы
Листают минувшие дни.
За то, что живу ещё памятью
Написанных Вами книг.

6
Ваше сердце продолжает биться
В каждой строчке стиха. –
Что ни слово – летящая птица
Над вершиной, где тишь, облака.

7
Я не прощаюсь. До свидания. –
Мы встретимся ещё наверняка.
Недолгим будет расставание. –
Жизнь на земле – взмах крыльев мотылька.
 

Светлане Леонтьевой

1
С тобой оборвалась струна 
И не звенит душа. И песня не поётся. 
Я вижу только синие глаза, 
Холодный свет декабрьского солнца.

2
Как же тебя не хватает. 
За линией жизни – вечное. 
Ты для меня святая –
Самая светлая женщина.

Отпустим друг друга на волю. –
За горизонтом столько дорог. 
Я уеду к синему морю, 
Оставляя тебе Восток.

***
 
Жаль не себя, а время, –
Убитое зря... 
Так вырубают деревья 
В белом снегу февраля.
Я любила – всему вопреки. 
Я люблю до сих пор, – несмотря 
На лавины внезапной тоски 
Среди ночи. Иль белого дня.

Но приходит однажды весна –
Буйством трав, соловьиною трелью –
И несёт меня снова волна, 
Где далёкий таинственный берег.
Как многое не надо было знать 
И жить сначала я бы не хотела. –
Ведь будет то, чего не избежать –
И горсть земли, и свет в конце тоннеля.

***
 
Впервые на душе моей легко 
И в доме необычно тихо... 
Февральский снег кружился за окном, 
Бесшумно тая, как в слезах - молитва.
Ваше раскаяние – ложь. 
Я же прощать не умею. 
Когда-нибудь кончится дождь, 
Проснутся однажды деревья.

Само по себе отойдут 
Обиды, жестокость измены. –
И вновь, как по тонкому льду, 
Любовь пронесу над Вселенной.

Сколько воды утекло, 
Было разбито вёсел... 
А в памяти ваше лицо. –
Юность. И первая осень.

***
 
Забыть тебя уже я не смогу,
Пусть здравый смысл напрасно мне перечит.
Я праздную одна свою весну,
Хоть за окном холодный зимний вечер.


Буду стоять на ветру 
И в знойное лето, и в холод. 
Может, так обману я судьбу, –
Пока ты пронзительно молод.

А там – отпущу в океан, 
К чужим берегам – надолго. 
Но и сквозь непроглядный туман 
Услышу я сердцем – родного...
Низко земле поклонюсь 
За любовь, красоту, совершенство. 
За тихую светлую грусть, 
Остров далёкого детства.

***
 
Прошло сто лет 
Со дня последней встречи, 
Но тот же лунный свет. 
Сирень. Я зажигаю свечи...

Гаснет день. И в тишине вечерней 
Смолкают птицы, не шумит листва. 
А я как будто выпала из времени –
Осталась там, где вечная весна.

Где ты, не встреченный ещё мной,
Бежишь по полю босоногий мальчик.
Ещё не смотришь на закат с мольбой,
И мир огромный ничего не значит.
Жестокость рождает жестокость, 
Я ей объявляю войну, –
Чтоб завтра, когда вы проснётесь, 
Увидели землю в цвету.

Пусть дрогнет душа в изумлении, 
Глаза увлажнятся от слёз. 
О, сколько прекрасных мгновений 
Доселе грозой пронеслось...
Скупится сердце на слова 
И строки жёстче. 
И не звонят колокола 
Ни днём ни ночью.

***
 
Тобою движет любопытство –
Не более...
А мне нужна, хотя бы искра, –
Чтоб стать любовью.
Я знала миг земного счастья 
И вечный страх.
Я знаю день, когда прощаться, 
Но где и как?

***
 
Не зови меня по ночам
И забудь моё имя. 
Любовь только множит печаль, –
Когда ты бессильна.
 
 
Отцу

Тебя не жалел никто. 
Прости, что я мало любила. 
Тридцать пять вёсен прошло, 
А слёз не сдержать над могилой.

Я помню шершавость ладоней
Мозолистых рук твоих.
Я помнила все эти годы,
Промчавшиеся, словно вихрь…
Не зарекайся: может всё измениться. 
Кто знает, что будет завтра? 
Вместо волшебной Жар-птицы 
Серая будничность марта.

Не могу свои чувства наружу, 
Не хочу искупленья вины. 
Отпусти мою грешную душу 
И напрасно себя не томи.
Время – как решето – 
Просеет печаль. 
И пусть забирают всё, 
Мне ничего не жаль.

Завтра начну с листа –
Буду снова пешей... 
Сколько таких, как я, 
Воинов-женщин.
Последний вдох, последний выдох –
И все письма твои сожжены. 
Прощай, мой прекрасный идол, –
Нескончаемым чувством вины.

День начнётся совсем по-другому: 
Отошедшей от жуткого сна, 
Я впервые за долгие годы 
Подниму на заре паруса.
Уйду на дно, –
Где нет ни тьмы ни света.
Где будет всё равно –
Зима иль лето.

Среди величья тишины
И тайн бессмертья
Найду, быть может, след богинь,
Сокрывших сердце. 
Все ждут от весны любви, 
А надо самим любить. 
Послушайте, как соловьи 
Поют, чтобы вместе быть.

***
 
Зачем же друг друга мучить? –
Кто кого – и больней. 
Остаётся не самый лучший –
В жизни как на войне. 
Снова приснилось стадо бизонов, 
Тропа к водопою... 
Видно, течёт во мне кровь амазонок, 
Летевших стрелою.

Как объяснить, что я женщина-воин
Плачу весною...
В пышной траве, закрываясь ладонью,
Жду встречи с любовью? 
Поздняя осень. Ещё не зима –
Краткое межсезонье. 
Кто-то от скуки сходит с ума. 
Мне ж – не дозволено.

В поисках смысла терялись дни, 
Лучшие годы...
Только сейчас подсказывают сны, 
Откуда я родом.
– Скажи мне, что делать? 
Впервые так тянется время.
– Сердцу лучше не верить, –
Как зимнему солнцу – деревья.

***
 
Успеть сказать и быть услышанной –
Очередная блажь. 
И слово – прежде огнедышащее, 
Теперь – мираж.
В сезон дождей и листопада 
Я оживаю вновь –
Янтарной кистью винограда, 
Прохладою ветров...

***
 
Сотворите мне чудо – и я поверю, 
Укажите дорогу – и я пойду. 
Но повсюду чёрным по белому
Лишь следы на снегу. 
Между нами всегда будет женщина –
Живая стена...
Не такая, как я сумасшедшая, –
Жрица огня.

Вечно бредущая за горизонтом 
Усталой мечтой. 
В шумной толпе ищу амазонок 
Ночью и днём.
Мир всегда был жесток –
Закон выживания. 
Время, людской поток... 
А сколько еще безымянного.

То, от чего мы не знаем, 
Но непременно случится. 
Есть в каждом некая тайна –
Взгляните на лица.
Бывает, поделиться не с кем 
Ни радостью ни бедой...
Значит, была слишком дерзкой. 
Даже с собой.

***
 
Летать – так орлом, –
Не какой-нибудь бабочкой. 
Но вместо дворца я бы выбрала дом 
Из глины обычной – как ласточка.
Вы боитесь умереть во сне? –
Так не спите, как я. 
Посмотрите, падает снег 
В ночь на первое января.

***
 
Не получается переломить себя. –
Надо родиться заново. 
И чтоб другая чья-то душа 
Была из мрамора.
Пусть всё сказанное тобой –
Вернётся обратно к тебе. 
И сердце познает боль 
И всю нелюбовь на земле.

***
 
Что можно успеть за час? –
Когда не хватило всей жизни. 
Оставьте любовную страсть 
По духу Вам ближнему.
Не прячь стыдливо огрубевших рук, 
А протяни к звезде далёкой – 
И ты услышишь отдалённый звук, 
Напоминающий зарю Востока.

Где пенье птиц – символика и знак, 
Мираж в пустыне – ожиданье чуда. 
Но ты-то знаешь: никогда, никак 
Не петь тебе, где шум и многолюдно.
Больше души, чем плоти, 
Обожанья – чем любви. 
Сколько еще в полёте, –
Знаем лишь только мы.

И не спешим к развязке, 
Паря над землёй... 
Сколько продлиться сказке, –
Знаем лишь мы с тобой.
Я только сейчас поняла –
Вы обо всём уже знали. 
Как же наивно глупа 
Любовь в чужом стане.

***
 
Меня живьём похоронили, 
Сровняв с землей. 
А я в тени под белой сливой 
Дышу весной...
Пусть все причуды и мои пристрастья 
Останутся при мне. 
Я видела в глазах чужое счастье, 
Своё – в огне.

Я видела в церквах, как гасли свечи –
Молитвой на губах... 
Кому-то становилось легче, 
Хотя бы в снах.
Можно притвориться любимой, 
Любящей – никогда! 
Господи, дай же мне силы, –
Что в капле дождя.

***
 
– А может, вернуться назад? –
В нашу юность...
– Ты забыла кромешный ад, 
Мы ж потом разминулись.
Ищу и не нахожу себя:
Лицо чужое и чужие речи.
И ширится немая пустота,
Лишь куст сирени обнимает плечи.

***
 
Кто умеет прощать – пусть прощает, 
Упиваясь своим благородством. 
А по мне – доживать среди чаек, 
Где безлюдье и каменный остров.
Нельзя переступать черту –
Незримую грань... 
Мысли приходят вдруг 
В предрассветную рань.

Есть что-то очень запретное, –
Почти интим... 
Я не хочу поэтому 
Рушить твой мир.
– Я слышу твой голос из тьмы, 
И нет мне покоя в миру.
– Когда-нибудь встретимся мы 
Уже на одном берегу...

***
 
Всё как должно: перечитываю книги, 
Иногда пишу сама... 
Окна настежь. Влетают брызги 
Развесёлого в мае дождя.
Это счастье. И только моё. 
Для кого-то оно смешное: 
Кто ж беседует ночью с дождём? –
Держа капли в ладонях.

***
 
Перепишу судьбу сама
По числам, месяцам.
И пусть смеются мне в глаза, –
Я всем воздам.
Любовь – как затмение сердца, –
Когда все дороги в тупик. 
И дальше – некуда деться, 
А счастье одно на двоих.

***
 
Не избежать рукопашного боя, 
От словесной войны я устала. 
Но когда наступают на горло, –
Понимаешь – одной тебя мало.
Помню далёкое прошлое, 
Ничего – из вчера... 
Как много было хорошего, 
В людях – добра.

Время другое, нравы... 
Да что говорить? 
И без многоликой правды 
Можно прожить.
Возможно, не всё я сказала. 
Ещё листья не падают с веток. 
И лежит ещё стопкой бумага –
Стихов моих будущий слепок.

***
 
Помоги, если можешь, но молча, 
И не жди благодарности. 
Звёзды тем ярче ночью, –
Чем люди безжалостней.
Что Вы сделали со мной? – 
Друг мой милый... 
Как траву – прошлись косой –
И забыли.

***
 
– Почему другим можно, 
А мне нельзя?
– Не задубела кожа, 
Душой дитя...
Напрасно объяснять на пальцах 
Зряче слепым, –
Что есть и другое счастье, 
Кроме кальяна дым.

***
 
Занявшие место под солнцем 
Пусть глумятся всласть. 
Не сегодня, так завтра найдется, 
Кто заставит их пасть.
Надо встать. И снова идти,
Пусть без цели, но ради движенья.
Надо успеть ещё долюбить. –
Тает снежинкой время.

Сколько потрачено было зря,
Впустую – на разговоры…
Не получается жить с нуля,
Все начинается болью.
Сердце не будет болеть, 
Когда перестанет стучать. 
Но что для поэта смерть, 
Другим – благодать.

***
 
Я умирала телом и душой,
Когда любовь мне строила гримасы.
И уходила, и возвращалась вновь,
Как Фурия – в жестокости прекрасной.


С.С.

Как странно… любовь уходит,
И не остановить ни криком ни молитвой.
Что не хватает ей под небосводом? –
Где память высекают из гранита.

Ей жить среди созвездий и ветров,
Над морем – бесконечным всплеском.
Среди лагун, жемчужных берегов –
То в грустных, то в весёлых песнях.
Я бы могла помочь,
Но Вам будет скучно
Зёрнышко в ступе толочь
Вдвоём – неразлучно.

Может быть, вновь неправа
И это – фантазии ночи.
Я ведь ни друг ни сестра –
Степной колокольчик.
Отойду от дел мирских. –
Покой мне дороже.
Буду жить у тихой реки,
Без улиц. И без прохожих.

Где ничто не напомнит тебя, –
Мной придуманного кумира.
Только звёзды. И ночь сентября
И вечно печальная лира…


Наталье

1
Лучшая из моих песен, 
Тобой дышу. –
Маленькая принцесса, 
Ландыш в лесу.

2
Я расскажу тебе о мироздании
И красоте Земли.
О том, как звёзды манят тайной,
В плену которой мы…

3
Как же тебя понимаю –
Хочешь сказать, а не можешь.
И я не могу словами
Любовь свою преумножить.

Так же как ты руками
Машу, улыбаясь прохожим.
Не все меня понимают,
Немногих это тревожит.

4
Что ни день – то другая.
И растёт любопытство к вещам.
Неужели и я доверяла
Так наивно чужим голосам?

Неужели смеялась так звонко
И так плакала я навзрыд?
Сохрани же, небесное око,
Это чудо во имя святых.

5
Радуюсь каждому шагу
Издалека…
Как по тебе скучаю, –
Знают лишь небеса.
 

6
Я любила тебя задолго –
До появленья на свет.
И люблю всё сильней, что готова
Забыть слово «поэт».
Не бывает счастья половины, –
Как полсердца, полдуши…
И любви, что падая лавиной,
На пути собой не сокрушит.

Всё в природе воедино –
Тянется незримо жизни нить,
Образуя сложный мир картины, –
Где кому-то суждено творить.
 
Вере Югай

За щедрость доброты, великодушие
Воздастся Вам.
Не будь той встречи и сочувствия –
Не быть моим стихам.

Рождались строки, как дыханье моря
Перед восходом и закатом дня.
А по ночам я покидала город,
Сверкающий в неоновых огнях…


К одиночеству

Только попробуй тронь –
Спалю как огонь.
Пока не поздно – беги, лети.
С глаз моих прочь!
Я и сама могу опоить
Тоской в новогоднюю ночь.

Среди старых вещей сидит старая женщина.
Не ходила она по церквам,
Но молилась и утром и вечером,
Поклоняясь земным божествам.

Она знала – весною сирень зацветёт.
В её старом саду полудиком,
И снова приснится поэт-фантазёр
С нестареющей странной улыбкой…
Родина там, где друзья,
Первые грозы и ливни,
Детство, твой дом и земля. –
Там, где ты будешь с любимым.

***
 
Ты покорял вершины – на словах без страха.
И звал меня. Но хлеб делил с другой.
А время, как палач, ведёт на плаху
Всё то, что на земле. И под водой.
Предательства, измены… сплошь и рядом. –
Из века в век передаются, множась.
Быть может, это приближенье ада
Иль сохранить лицо – последняя возможность.

Но так или иначе худо-бедно
Живу с надеждой, а порою – без.
Всё меньше остаётся самых верных,
Всё больше тех, в кого вселился бес.
Хитроумные – скучный народ,
Хоть и курят кальян, выпуская по облачку.
Они знают всегда наперёд –
Всё распишут, разложат по полочкам.

Лишь глупцы свои локти кусают
И влюбляются так – что без памяти. 
Тем прекрасны, что жизнь познавая, –
Не успеют душою состариться…
Ноша обиды всегда тяжела,
Но как научиться прощать? –
Если не может, не хочет душа
Терпеть и молчать.

***
 
Трудно забыть. Почти невозможно –
Имя твоё не слетает с губ…
Даже во сне шепчу настороженно –
Кто-то услышит вдруг.
Полную чашу легко расплескать.
Лишь когда остаётся глоток, –
Я начинаю над нею дрожать,
Словно осенний листок.

«Поздно. Ах, поздно» – стучат дожди
Скучно, уныло, сонно…
А я не хочу доживать свои дни
Тихо-спокойно.
В каждом из нас свои причуды,
Неписаный другими закон.
Надо быть терпеливой и мудрой,
Остальное придёт потом.

Будет полною чашей твой дом,
Свет гореть допоздна…
И, наверное, счастье в простом –
Слышать голос добра.
О сокровенном не кричат на перекрёстках.
Молчат – что тишина в ночи.
Закрытый взору недоступный остров –
Одна из тайн души.

***
 
Собираю себя по частям
После бессонной ночи…
Надо ль рубить – вот так сплеча? –
Песни свои не закончив.
Сестре Маргарите 

Былых друзей не осталось,
Новых – не завела.
Да и зачем на старость? –
Коль скоро придёт зима.

В белом снегу забудусь,
Блуждая среди имён…
Как же прекрасна юность –
Низкий ей поклон.

Так будет не всегда,
Поверь мне…
Когда-нибудь средь бела дня
Ты ошибёшься дверью.

И встретят новые жильцы,
Другие лица.
А я уеду без «прости», –
Чтоб чаще сниться.
Шальные мысли попадают в цель
И убивают насмерть:
Садятся корабли на мель,
Богатые идут на паперть…

И не кончается поток
Кошмарных сновидений.
О дайте мне воды глоток
Из родника забвенья.
Среди облетевшего сада
Молча прощаюсь со всеми.
Уже ничего мне не надо –
Как этим деревьям.

***
 
Возможно, не встречу я Вас уже –
Ни завтра, ни где-то случайно.
В осенний сезон проливных дождей
Разлука не столь печальна.
Хранимый памятью моей,
Живите долго –
Наперекор, назло судьбе.
Не плачьтесь только…

***
 
Усталость металла. Усталость души…
Время подводит к финалу.
И стебель вьюнка торопится жить –
Ведь солнце сегодня так ало…
Чем дольше на свете живу,
Тем больше не понимаю –
Зачем я так время своё тороплю,
Которое вечно за далью.

***
 
Отпустите любовь – как птицу,
Не держите её взаперти.
Кто-то, успев лишь родиться,
Ждёт, что она прилетит…
Какие дни стоят дивные. –
Ещё разноцветна листва,
Отливая медью старинной
После дождя…

Нет гнетущего чувства ненужности,
Осенней тоски.
Так бывало в далёкой юности –
Желанность пути.

– Тяжела непосильная ноша.
– Кто ж просил… и зачем?
Все равно ты не будешь хорошей,
Оставаясь ничьей.

***
 
Каждый вправе смеяться
И вправе судить о тебе.
Но от этого счастья
Не убудет в ранимой душе.
Эта дорога ведёт в никуда.
Эта дорога – твоя судьба.
С этой дороги уже не свернуть.
Имя дороги – светлая грусть.

***
 
Говорю себе: «Остановись.
Стой на месте.
Не ломись в чужую жизнь
Со своею песней».


Не сказала последнего слова. –
Я никак его не найду –
Что колечко, упавшее в море,
Серебристая нить на ветру.

Я искала среди листопада,
В тишине необъятных ночей.
Словно бубен в руках у шамана,
Сердцу было лишь горячей…

***
 
Выцветают от солнца глаза,
Ветер движет песчаные дюны.
Сколько времени уходит зря
На сон, разговоры – впустую…

Незаметно сменяются дни –
Так похожие своей монотонностью.
Лишь тревожнее зыбкие сны,
И нет прежней крылатой влюблённости.

Я не подам тебе руки, –
Запомни!
И, умирая от тоски,
Останусь вольной.

Служить ветрам, звезде далёкой,
Несбывшейся мечте.
Я буду догорать, как эти строки,
В пылающем огне…

Я справлюсь сама с бедой
Без чьей-то подмоги.
Никому не нужен сор
Всей жизни – чужие годы.

Надо боль превратить в прах
И развеять по ветру.
Надо вспомнить о парусах
И поднять их к рассвету.

По зёрнышку – знания, 
От дорог – к тропе.
Но любовь, словно пламя,
Согревала во тьме.

И казалось, счастливее
Нет на свете, чем я …
О слепая наивность –
Корень вечного зла.

Я придумала Вас когда-то
И вдруг – явились.
Не понимаю, чем виновата,
Что Вам приснилось…

***
 
Мы разминулись во времени, –
Где нравы совсем другие.
Нет посаженных нами деревьев,
Только волны морские.
Всё чаще вспоминаю детство,
И кажется оно не столь далёким –
И за плечами нет десятилетий,
Лишь ночь одна, разбитая на строки.

***
 
Возможно, на другой планете
Через миллионы лет, –
Нас догонит весенний ветер,
Земли далёкой свет…

И у меня кружилась голова
От счастья…
И забывала я слова
В порыве страсти.

И догорала как свеча
Среди влюблённых.
Проходит жизни суета –
Волну сменяют волны…
Можете меня уничтожить,
Но не согнуть.
Сколько на свете ничтожеств,
Преграждающих путь.

Сколько ещё лицедеев,
Скрывающих свою суть.
Станет ли мир светлее
И добрым когда-нибудь?

Я буду приходить во сне. –
Хотите того или нет…
И рукой – холоднее чем снег –
Поднимать Вас чуть свет.

Чтоб в холодном поту метались
По дому, – как некогда я,
Чтоб моих появлений пугались
И сходили с ума.
Чем быть лишь бы с кем-то, –
Лучше остаться одной.
Всё проходит. И знойное лето
Позабудется сном.

И наступит зима,
Слепящая своей белизною.
И застынут в полёте слова,
Незаконченной песни – строкою.
 
Прочитано 66 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии