Четверг, 21 06 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Римма Артемьева. Стихи разных лет

  • Вторник, 19 Декабрь 2017 09:39

Поэтические и литературоведческие работы казахстанской поэтессы Риммы Артемьевой "Созвучие" публиковало многократно, они неизменно привлекают внимание посетителей нашего интернет-проекта. Сегодня - большая подборка стихотворений. Часть из них уже известна аудитории "Созвучия", некоторые выкладываются впервые.

 

Артемьева Римма Альбертовна – казахстанский поэт, прозаик. Член Союза писателей Казахстана, Союза журналистов РК. Заместитель председателя Совета по русской литературе Союза Писателей Казахстана. Член общественного совета журнала «Ренессанс» (Киев).

Живет и работает в городе Алматы. Поэзия, публицистическая и художественная проза, интервью, репортажи, статьи  публикуются на страницах ведущих казахстанских газет и общественно-литературных журналов: «Простор», «Нива», «Аманат», «Тан-Шолпан», «Найзатас», «Гольфстрим», а также «Мегалог» (Россия), «Листья» (США), «Ренессанс» (Украина) «Нёман» (Беларусь) и многих других. Кроме того – на страницах казахстанских, российских, белорусских  VEB-сайтов. Стихи переведены на английский, казахский, литовский языки.     

Р.Артемьева  автор сборника «Три поколения женщин» (2001г.),  поэтических  книг «Странница» (2002 г.),  «Прикосновения» (2005г.), сборника стихов и прозы «Благодарю за дружбу Вас…» (2008г.), поэтического сборника «Ритмы тишины»  (Избранное, 2010г.). Один из авторов: раритетного издания «Алматы – любимый город» (2014г.);  Антологии «Независимый Казахстан: Антология современной литературы» т.3 (поэзия)  (Москва, 2013г.);  т.4 (эссе) (Москва, 2014г); Антологии  поэзии «Мәңгілік елім менің – Вечная страна моя», посвящённой 25-летию независимости Казахстана (Алматы, 2016).

Лауреат международного литературного конкурса «Родной Дом» (2016 г).

 

Из Антологии поэзии «Мәңгілік елім менің – Вечная страна моя»

 

НАСЛАЖДАЯСЬ СУДЬБОЙ

 

ДОРОГА

 

                                   Миру Айманову

 

В неоглядных объятьях земного простора

степь,

как вольная песня кочевья,

зовет за собой.

Но едва уловима она

из-за гулкого рева моторов.

Я иду наугад.

Ни сестрою не став,

ни рабой

этих ритмов, 

рожденных оглохшим эфиром.

Путеводною стрелкой –

звенящий от ветра чемыш,*

и, расслышав его откровения миру,

красоте удивлюсь,

как впервые шагнувший малыш…

Зыбкой зеленью шелка укутавшись,

степь

вольной песней кочевья зовет за собой,

и за ней

на крылатом Тулпаре** успеть

я спешу,

наслаждаясь мгновением,

жизнью,

судьбой…

 

*чемыш – кустарник с плодами, издающими своеобразный звук от движения ветра.

**Тулпар –  у тюрков мифологический крылатый конь, аналогичный Пегасу в древнегреческой мифологии.

 

МЫСЛЕФОРМЫ

    (Экспромт)

                   

                      Сакену Гумарову

                      Художнику и философу

 

Чтобы до круга истины дойти,

Подняться по виткам спирали нужно,

Событий реку не единожды пройти,

От суеты не закричать натужно.

 

Прозреть от сути вечности седой,

И пить ее, как жаждущие – влагу,

И любоваться цветом и строкой,

Слагающими жизни нашей сагу.

 

Путь непростой наверх – всем предрешен,

Из синего ведущий к голубому.

Но цветом мысль родить не каждый искушен,

И мысль дано раскрасить не любому!

 

* * *

 

Постоянною сменой –

то черным,

то белым-

разукрашена

жизни

дорога.

Как на кнопки

Баяна,

Жизнь

давит упрямо.

Хорошо,

если черных –

не много.

Но не нам

кому, сколько,

чего рассудить.

Как постичь тебя,

мудрости книга?

Как уйти

и дорогу назад

не забыть,

и прозреть

ради истины.

Мига.

 

 СЛОВО

 

Не птица слово,

но и не силок.

Оно судьбы

заветное движенье.

 

Оно живет в строках

и между строк,

его на свет

неведомо рожденье.

 

Родится – вот и все.

И нам дано

понять не только

по его звучанью,

 

как много смысла

в нем заключено.

А сколько

не доступно пониманью?

 

Как тайна

неземного бытия,

оно открылось

Богом человеку.

 

И узы те

нам растерять нельзя –

от века

протянувшиеся к веку.

 

* * *

                                   

Есть прекрасная Родина – Русский язык!  *

Ей неведомы страны, границы, затворы.

Сам Господь освятил ее царственный лик.

Переливами смыслов пестрят разговоры.

 

И цветными созвучьями рифмы горят,

Там узоры хранят первозданное слово.

Как искусно не прост ее пышный наряд!

А любовь и добро – ее сути основа.

 

Мудрость красною нитью ведет через время –

Свои тайны раскрыв,  в откровения миг –

Кто узнает ее – ей останется верен.

Есть прекрасная Родина – Русский язык!

 

* Все стихи с выделенными первой и последней строкой читаются сверху вниз и снизу вверх

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТЕПЬ

    

                                       Инне Потахиной

 

Может быть, на далекой звезде,

что когда-то

зажглась над аулом,

нам опять суждено повстречаться

в гармонии слов.

И вернуться на землю

дождем,

иль на крепких ветвях  саксаула

нежной зеленью стать,

чтобы тенью укрыть

дастархан

и дымящийся плов.

Чтобы вспомнить

напевы степные,

рожденные далью безбрежной,

и колючкой верблюжьей

кружить

по горячим пескам.

Как из чаши сакральной вино –

пить отцовскую нежность,

чтобы горстку пророчеств

вернуть,

и не дать

разомкнуться рукам.

 

Я ДАРЮ ТЕБЕ – ГОРОД!

 

                                                                      Маме

             

Ароматом апорта пронизана память о детстве,

Перебором мелодий взволнованной горной реки.

Нам с тобой никуда от любви этой первой не деться

К ритмам города-сказки, где счастья шаги так легки.

 

И все кружит вальсок по квадратам расчерченных улиц

Город Верный, потом Алма-Ату, Алматы.

И былое на миг к нам улыбкою светлой вернулось,

Как весной в белоснежную кипень – сады.

 

Здесь в аллеях и парках звучит тишина откровений,

А вершинами гор измеряют судьбу и любовь,

И в стихах растворяются краски, хранящие время.

И куда б ни уехал, сюда возвращаешься вновь.

 

Я дарю тебе – город, и нет драгоценней подарка.

Он с годами становится краше и только ценней.

Но останутся в душах всегда «Каламгер» с «Театралкой»

И двадцатый наш век, отразившийся в лицах друзей.

 

И все кружит вальсок по квадратам расчерченных улиц

Город Верный, потом Алма-Ату, Алматы.

И былое на миг к нам улыбкою светлой вернулось,

Как весной в белоснежную кипень – сады.

 

 Цикл АЛМА-АТИНСКИЕ ЗАРИСОВКИ

              

НОСТАЛЬГИЯ

 

В «РЕТРО – ГОРОДЕ»,  где «пятачок»

На «Бродвее» был, не на «Арбате».

За шагами бежал арычок,

Разливался, стремясь обогнать их.

 

Лишь на солнце держа ориентир,

Вальс кружил над домами «косыми».

А дороги делящий пунктир,

Шлепал в детство ногами босыми.

 

От весны там пьянея, сады

Осыпали проспекты стихами,

И, настроив любовью лады,

Там всю ночь соловьи не стихали.

 

И в «Акку» серебрящийся пруд,

Вдохновлял на поэмы лебяжьи.

Там был в «Стойле Пегаса» приют

Всем, кто Богом в таланты обряжен.

 

Там любилось и пелось легко,

И мечтою дышало мгновенье.

«ГОРОД – РЕТРО» уже далеко,

Но бессмертно его вдохновенье…

 

 * * *

                     Людмиле Варшавской

 

Дом детства - в городе моем

звенящем, солнечном, зеленом.

Тот дом, навек запечатленный

судьбой в эпохи окаем,

 

где свита в летопись строка

(ее теченья не нарушу).

Там  все распахивали душу,

Ведь дому каждая близка.

 

Где круг бесчисленных друзей

отца. И мамина улыбка…

Где каждый миг фортуна зыбка,

а мир – как Бога колизей.

 

Дом детства в памяти живет.

И для потомков сохранится,

пока в ней каждая страница

звучит и дышит, и поет…

 

 * * *

               Льву Щеглову

 

Из огненных, рыжих и солнечных слов

Стихи – запылают то зноем мечтаний,

То жаром надежды, то жаждой скитаний,

Разрушив запреты холодных оков.

 

Подобно металлу расплавятся рифмы

В сердцах растекутся, как в белых листах.

И каждую строчку распнут на крестах

Слепящею правдой секретности грифы

 

О тайнах, поведав и людям, и Богу.

Безвестность иль славу, не ставя в грехи,

Как свечи на жертвенник встанут стихи,

Откроют потомкам в бессмертье дорогу…

 

В СЕРЕБРЯНОЙ ДЫМКЕ ЛЕТЯТ КУПОЛА

 

                                Вознесенскому храму в Алма-Ате  

 

В серебряной дымке летят купола

И парк, и аллеи, и к храму дорога.

Их будто небесная песнь позвала,

Покрыв Благодатью и милостью Бога.

 

Господь нам открыл сокровенную связь,

Скрепившую прочно земное с небесным,

И в храме в единой молитве сойдясь,

Стремятся все души к чертогам чудесным.

 

Там каждый по вере своей обретет,

И всем воздадут за труды и смиренье,

И в душах, как редкий цветок, расцветет,

Дарованной истины, миг откровенья.

 

В серебряной дымке летят купола

Крестами свою, осеняя дорогу.

Возносят их к небу святые крыла –

Молитва и вера в служении Богу.

 

* * *

                       Гульфайрус Исмаиловой

 

Когда живешь на верхнем этаже…

Никто не ходит по твоим молитвам.

Нам дарит взгляд особенный сюжет -

Пленяя светом и игрой палитры.

 

Ведь с высотой она обручена,

В ее порывах вызревают краски.

Душа гармоний солнечных полна,

На холст прольется, не боясь огласки.

 

Мир осветив, как стекла  в витраже,

Приходит мудрость тайной старых свитков,

Когда живешь на верхнем этаже,

Никто не ходит по твоим молитвам…

 

 * * *

 

в нашем городе контрастов

настроение весны

превращает снег

напрасно

в неразгаданные сны

в откровениях

несмелых

зелень

пробует штрихи

хрупкой графикой

на белом

пишет

первые стихи

в солнце

смотрится

подснежник

близ окраин у холмов

и разбуженная нежность

согревает

Город снов

где

глядят

высотки в небо

а дома в «станицах»*

вниз

сад вдоль города

не небыль

снег

и летом не каприз

в нашем Городе контрастов

люди

солнце

и сады

вьюгам в марте не подвластны

здесь весны звучат лады!

 

* В Алматы два района старого города называются: «Большая станица» и «Малая станица».

 

НАСТРОЕНИЕ

 

                                   Моему любимому. Двору.

 

Лиловый вечер.

Каштана свечи

Прохлада с гор.

               Туманом млечным

               Покроет плечи

               Небес узор.

В бурлящей речи

Арыков, речек

Звенит мажор!

               То слог застенчив,

               То скоротечен

               Их разговор

Про город. Вечность,

С которой венчан

Садов простор

                 В лиловый вечер….

               

    * * *

                                  Владимиру Татенко

 

Я не скажу осеннего – «прощай!»

В круженье золотого листопада.

Не важен смысл, назначенный вещам,

Даруется нам память, как награда….

 

Сквозь строки дней, событий череду

Останется тепло воспоминаний.

Когда молитвы время перейдут,

Исчезнет груз несбыточных желаний.

 

Вернуться, осень, мне пообещай,

Твой свет – неугасимая лампада.

Я не скажу последнее  «прощай!» -

В круженье золотого листопада…

 

 

* * *

 

У каждого свой удел,

У каждого плата своя

За то, что свободен и смел

Свои выбирать слова.

 

Слова, что таят стихи,                      

Слова, что о чувствах молчат,

И те, что как ночь тихи,

И те, что острее меча.

 

И каждый пройдет свой путь,

И крест донесет до конца.

Кому-то -  удачи суть,

Кому-то – прозренья венца.

 

Ведь каждому свой удел

К судьбе подбирать слова…                 

  

 * * *

 

Петь хотела –

                 молчала,

Любить мечтала –

                 не смела.

Нежность – металлом

                  звенела,

Покорность – сковала

                 тело.

- Сколько так жить? – спросила.

В ответе звучала

                 сила

Неба: - Ты мало

                 просила.

За рифмы счастьем

                  платила.

Миг вкусила

                  начала…

  

СЛОВО

 

Не птица слово,

но и не силок.

Оно судьбы

заветное движенье.

 

Оно живет в строках

и между строк,

его на свет

неведомо рожденье.

 

Родится – вот и все.

И нам дано

понять не только

по его звучанью,

 

как много смысла

в нем заключено.

А сколько

не доступно пониманью?

 

Как тайна

неземного бытия,

оно открылось

Богом человеку.

 

И узы те

нам растерять нельзя –

от века

протянувшиеся к веку.

  

СТУПЕНИ

 

                              Нонне

 

Ступени, ведущие вверх –

Бессмертный рубеж восхожденья.

Таится в них смысл провиденья,

Как радость постигнутых вех...

 

Вопросов не в тягость им груз -

Нам каждая дарит ответы.

Судьбы, сочиняя сонеты,

Там радостью святится грусть.

 

Какой бы ни властвовал век -

Земные отмерив дороги,

Пристанищ, назначив пороги,

Свои  обретет человек

Ступени, зовущие вверх…

 

РАЗГОВОР

 

здесь   здесь   здесь          

весь    весь     весь

век      век       век

снег    снег     снег

звук    звук     звук

мук     мук      мук

лист    лист    лист

чист    чист    чист

 

вдруг  вдруг   вдруг

стук    стук     стук

миг     миг      миг

Лик     Лик      Лик

вот     вот       вот    

вход   вход     вход

там     там      там

вам     вам      вам

 

Рай     Рай      Рай

дай      дай     дай    

кров    кров    кров

строф  строф строф

бег      бег       бег

век      век       век

весь    весь     весь

здесь   здесь   здесь

  

* * *

             

В углах – пересеченье стен.

В домах – пересеченье судеб.

В словах – пересечений плен,

Он взглядом  в бесконечность будет.

 

Судьбы пересеченья – крест –

Единый знак пересечений.

Но в вечность указавший перст -

Знал параллель предназначений!

              

* * *       

 

сжимается время, сжимается время

пространство мирами, не жизнями меря,

 

а с каждой секундой несутся в эфир

словесного мусора сонмы, не рифм.

 

и, стиснув гармоний звучание в стон,

забудет Земля о названии нот,

 

не вспомнит Божественную партитуру,

орбиту свернет по другому маршруту.

 

в планету и в космос вгрызается червь,

и может спасти только чистая речь…              

 

ЛЮБОВЬ ПОЭТА

  

Может быть, эта любовь  -

                                              Боль?

Может быть, это печаль -

                                              Начал?

Где заполняя простор

                                            строф,

                  Рифмами голос ее звучал.

Избранный путь у судьбы

                                            был:

Терний его, как печать

                                            венчал,

Сети свои у любви

                                            свил…

Может быть, эта печаль –

                                             Начал?

Может быть, эта Любовь –

            

                                             Бог?

  

СТАРАЯ ИСТИНА

 

Добром, как жизнью, напои пространство.

Его дари, не совершая счета.

Той истины завидно постоянство,

Где щедрость – не заложница расчета.

 

Познав, как все живое, этот свет,

Душа твоя от счастья засияет.

О том, что большего блаженства нет,

Она, как откровение узнает.

  

БЕЛАЯ ВОРОНА

 

Белая ворона,

вот твоя корона –

вместо лавра

вьются

терния пути,

вместо бриллиантов –

мудрость фолиантов,

спрятаны

за блеском

непохожести.

В стае

ты – без стаи,

в душах прорастая

светом, что не тает

среди

черноты -

одинокий путник,

не познавший путы.

Дарит тебе небо

голос

новизны.

  

РЕАЛЬНОСТЬ

 

Сколько реальностей есть – до сих пор никому неизвестно.

Каждая, словно луна: две у нее стороны.

Видно лишь то одному, что еще для другого сокрыто,

Этому – часть не видна, этому – обе видны.

 

Все обнимают друг друга, как пальцы в ладонях сплетенных,

Вместе – единая жизнь, вечный закон бытия.

Так и живут, все собой заполняя пространство,

Выбрав свои языки, пишут судеб жития.

  

* * *        

                                               Володе

 

Когда есть свет - неразличима тьма.

И он привычен, словно мир иль воздух.

Когда есть дом  - не охладит зима

тепла ладоней, и, согретых возле,

сердец и душ: родных, друзей, чужих.

Но если вдруг, как время, свет растает,

Поймешь, что значил он, пока был жив.

И как его до боли не хватает…

  

* * *

                               Л.Щеглову

Из огненных, рыжих и солнечных слов

Стихи – запылают то зноем мечтаний,

То жаром надежды, то жаждой скитаний,

Разрушив запреты холодных оков.

 

Подобно металлу расплавятся рифмы

В сердцах растекутся, как в белых листах.

И каждую строчку распнут на крестах

Слепящею правдой секретности грифы

 

О тайнах, поведав и людям, и Богу.

Безвестность иль славу, не ставя в грехи,

Как свечи на жертвенник встанут стихи,

Откроют потомкам в бессмертье дорогу…

  

НАИВНОСТЬ

 

Наивность – белый кот с ослепшими глазами.

Пленительна и вместе с тем дика!

Повинность или грех, вкушаемые нами?

Награда ли, как чистота мазка?

 

Ты беззащитна перед опытом циничным,

Гонима ты, как всякий альбинос.

Но первозданность не испытана двуличьем

И ценится поэтому всерьез.

  

СЛЕДЫ

 

Умываются в лужах следы,

Отражаясь, как в зеркале, в небе,

Раскрывая секреты воды –

Память мест, где ни разу ты не был.

 

И незримо, в далеком краю

Проступают следы перед взором,

Обретенную тайну свою

Подарив чужеземным узорам.

 

И знакомым покажется вдруг

Очертанье другого фасада,

А давно потерявшийся друг,

Как и прежде, окажется рядом…

 

 * * *

                          Друзьям, которых рядом нет…

 

Наступает вдруг возраст разлук:

Уезжают друзья и уходят…

И сиротства сжимающий круг,

Обреченностью души обводит.

 

Лишь молитвы и памяти свет

Вновь к ушедшим дают прикоснуться,

И прожить, исполняя завет –

Уходить, чтобы снова вернуться…

  

ПАМЯТЬ

 

Твой нежный голос – он всегда со мной,

Его простое, плавное теченье –

В печали – радость, в горе – утешенье,

Глоток живительной прохлады - в зной.

 

И рук твоих тепло всегда со мной,

И до сих пор врачует от недуга,

Как исцеляло сына, брата, друга,

И возрождало жизнь, как мир весной.

 

Твой светлый образ – он всегда со мной.

Его, кто знал тебя, со мною помнят.

Он доброты и щедрости исполнен,

Как свет зари, как мудрость гор, простор степной…

Твой светлый образ – он всегда со мной!

  

 * * * 

 

Время

показывает

начало.

Конца.

Если

течет оно

мимо,

лица

не узнать –

жизни печать

его

изменила.

Только

пока

песня

души

не замолчала,

Время,

не  зная конца,

показывает

Начало…

  

* * *

 

Я просто была на этой Земле!

Пусть этого даже никто не заметил,

Но это запомнили море и ветер,

И капли дождя на холодном стекле.

 

Я просто была… Улыбалась и пела,

Любила, мечтала, писала стихи.

И Божию волю нарушить не смела,

Узнала, что неба признанья – тихи.

 

Пусть жизнь, как по морю волна, пробежала –

Не спутницей томной плыла в корабле.

Для счастья мне этого вовсе не мало,

Что просто была я на этой Земле

 

НАСЛЕДСТВО

  

Оставляю тебе глоток.

                                      ток

Слез, любви не храненной впрок,

                                       рок

Чтобы времени тек песок

                                       сок

В пыль веков, не стирая строк

                                       ток

Оставляю тебе глоток!..  

 

Русские праздники

  

Из цикла:   

Вяжут песни кружева

 

 

СВЯТКИ *

 

 

 * * *

 Коляды пора пришла

Рождество нам принесла.

                     

Коляду, коляду

Обрядим в наряды,

 

По дворам пойдем гулять

Да хозяев прославлять.

 

 

Величать их на весь свет,

Передать им наш завет:

 

«Дай Бог вам сто лет

Без хвори, без бед,

Богатств накопить,

Детей поженить»

                     

Коляда, коляда,

Рождеству все рады!

 

 

 * * *

            

Закружит пороша-метелица,

Белым облаком да расстелется.

          Виноградьё красно-зелено моё

Белым облаком да расстелется,

Да под ноженьки красным девицам.

          Виноградьё красно-зелено моё

Красны девицы с Колядой идут,

Золоту звезду высоко несут.

          Виноградьё красно-зелено моё

Золоту звезду высоко несут,

Песни звонкие Рождеству поют!

          Виноградьё красно-зелено моё

И ведут их в путь резвы ноженьки

По неведомой по дороженьке.

           Виноградьё красно-зелено моё

По неведомой по дороженьке

На хозяйский двор огороженный.

          Виноградьё красно-зелено моё

По-над тыном там виноград растет,

В белом тереме Господин живет.

          Виноградьё красно-зелено моё

В белом тереме Господин живет,

С Госпожой, с детьми Коляду он ждёт.

          Виноградьё красно-зелено моё

– А мы, девицы,  с Колядой идём,

Вам, хозяева, «Слава!»  мы поём.

          Виноградьё красно-зелено моё

Вам, хозяева, «Слава!»  мы поём,

Принимайте нас в ваш пресветлый дом!

          Виноградьё красно-зелено моё

Да позвольте всем сесть на лавочку,

Виноградьё спеть – вам колядочку.

          Виноградьё красно-зелено моё

Виноградьё спеть – вам колядочку –

За угощение – не за поглядочку.

          Виноградьё красно-зелено моё

За серебряну да за денежку,

На гуляние нашим девушкам.

          Виноградьё красно-зелено моё,

          С праздником!

 

 

 

 ПРИПЕВОЧКА

 

Ой, звенит, звенит тальянка –

Вечериночка идет!

Кружит Ванечка Татьянку,

Только замуж не берет.

 

А я не стану огорчаться,

Я не стану слезы лить,

Буду с Петенькой встречаться,

Чтобы Ванечку позлить!

 

Ветер в поле закружил –

Вьюжица-метелица,

Меня милый разлюбил,

На подружке женится!

 

Ой, звени, звени, гармошка,

Мне негоже унывать,

На подборике сапожки –

Буду дробь я отбивать!

 

 

 * «Святками» называют святые вечера от кануна Рождества до Крещения. По всей территории России был распространен обычай – обходить дома и просить пирогов – колядовать. При этом обязательно исполнялись песни-колядки. На Севере обычно исполнялся свой тип колядок, называемый – «виноградья», в которых особенно яркими были образы мифических дома и сада, увитого виноградом. Обязательно в святочные вечера устраивались посиделки, на которых водили хороводы, гадали, а под Псковом на второй день святок было принято петь под тальянку припевки.

 

  

     МАСЛЕНИЦА  *

 

 

* * *

 

Маслена, Маслена –

Мнит зима напраслину:

Что весне – не бывать,

Птицам гнезд – не свивать.

 

Снегом, да моросью,

С солнцем ясным порознь,

Она вьюжит, грозит,

Да студено глядит.

 

Песнями да играми

Сдобрим лютость зимнюю.

И блинов поедим.

И костры запалим!

 

В огненном да пламени

Жжем грехи-опалины.

Очищается душа,

Жизнью новою дыша!

 

 

* * *

 

В переливах бубенца-удальца

И в одеждах, словно после венца

 

В тройках – парочки милуются,

На глазах у всех целуются.

                

Только Маслена соломенная,

Да с самим огнем помолвленная,

 

В пирогах, да сыре купаная,

Будто в шаль, блинами кутаная,

 

Павой кроткой, нраву смирного,

Без дружка сидит, без милого.

 

Лишь неделю ей отпущен черед,

Что Великого Поста наперед.

 

А потом в объятьях огненных

Растворится белым облаком.

 

Будем Масленицу звать-величать,

Через год ее опять в гости ждать!

 

 

* * *

 

Веселится весь народ,

У Весенних у ворот.

 

Тройки быстрые летят,

Бубенцы окрест звенят.

 

Разгулялся стар и млад,

Каждый Масленице рад:

 

С гор летят, блины пекут,

Песни звонкие поют.

 

Не считая годы,

Водят хороводы!

 

 

* «Масленица» – праздник накануне Великого поста. Это самый веселый, разгульный и поистине всеобщий праздник! Всю неделю пекут блины, ходят в гости и приглашают к себе гостей. Праздничной забавой не только для детей, но и для взрослых было катание с ледяных гор. Больше всего внимания и почестей оказывалось на Масленицу молодоженам. По обычаю они должны были нарядные выходить на люди, съезжать с гор,  всенародно демонстрировать свою любовь друг к другу (это и  обряд «Столбы», и традиционный вятский «Целовальник» и др.). В воскресенье в масленичный поезд обычно сажали чучело масленицы и ездили с ним до темноты с шумом и песнями. А поздно вечером выезжали на озимь и сжигали его. С масленицей прощались и в шутку и всерьез, было весело, пели много песен. Перед Великим постом люди хотели избавиться от всего греховного, просили друг у друга прощение.

 

                           

         КРАСНАЯ ГОРКА *

 

 

* * *

                     

Ой, да на Красну Горку

Выходил Егорка!

Долго прихорашивался,

Гоголем прохаживался,

Кланялся невесте,

Звал пройтися вместе:

«Выдь ко мне ты, павушка,

Любушка-любавушка».

Да как на Горку Красну

Люба – «солнце ясно»

Пышно принаряживалась,

Павою прохаживалась.

С женихом гуляла,

«Да» – ему сказала.

Свадьбу справим новую!

Яркую, веселую.

Господу помолимся,

До земли поклонимся!

  

 * * *

 

Парни ходят вкруг горы

До вечерней  до поры.

Ищут суженых себе,

Низко кланяясь судьбе.

Зовут девушек гулять,

В хороводе поиграть:

«Уж, вы девушки, выходите

Себя, красные, покажите!»

 

До вечерней до поры

Девки ходят вкруг горы.

Низко кланяясь судьбе,

Ищут суженых себе.

Хоровод идут водить

Да с парнями говорить:

«Холостые вы мальцы,

Распрекрасны удальцы,

Нас гляденьицем не взять,

Неча попусту гулять.

 

По любви ли, нет, нас возьмете,

Под венец младых поведете,

Иль по батюшкиному повелению,

Да по матушкину благословению»?

 

* * *                                           

 

Ой, хозяин да молодой,

Принимай гостей домой!

На ступеньки дай ступить,

Молодую да пригласить.

«Молодая-молода,

Выходи скорей сюда,

Выноси-ка на крыльцо

Разукрашено яйцо,
По стаканчику пивка,

На закуску пирожка!

 

* «Красная горка» – первое воскресение после Пасхи, последний день пасхальной недели. Этот день считался счастливым для вступления в брак, поэтому старались именно в этот день сыграть свадьбу. «Красная горка» считается девичьим праздником. И так как свадебные гуляния и сватовство считались счастливыми именно в это воскресение, на праздник должны были прийти обязательно все холостые девушки и парни. В Северном Поволжье этот день называли «кликушным воскресением», потому что было принято в этот день обходить дома молодоженов – «кликать молодых». Те, в свою очередь, за пение выносили гостям по яйцу и по стопочке.

 

           ИВАНА КУПАЛЫ *

             

 * * *

 

Под Иванов да Купалы День

Парни с девками милуются,

И с цветами ищут папороть,

Солнце красное им – лунный свет.

Жгут крапиву и колючий куст

В тех кострах, сжигая прошлое,

Прогоняют беды лютые,

Утешаются пророчеством.

 

Всяк былинке ночью голос дан

Узелки судьбы распутывать.

Подорожничек – под голову,

Одолень-траву – в попутчики.

 

На Иванов да Купалы День

Окропят Россию росыньки,

В ее водах искупаются

И прославят в песнях Родину!

Ой, да на Иванов да Купалы День!

 

 КУПАЛЬСКАЯ ПЕСНЯ

 

Ей в праздник – не спится.

И тьмы не боится,

От люда таится,

Ступает девица

Цветку поклониться.

Ответа добиться:

« Кто замуж сгодится?

Где счастье таится?»

И песня над лесом, как дымка клубится:

«Водица, водица –

река и криница,

омой, голубица,

пусть хворь исцелится,

краса молодится

и хлеб уродится»!..

Не петь бы сестрице,

А Богу молиться!

 

 * * * 

 

Диги-дон, диги-дон

Переборный перезвон!

Словно свет со всех сторон –

Разгоняет мрак и сон,

Возвещает благовест,

Собирает люд окрест.

В хоровод из дома – вон!

Диги-диги, диги-дон!

  

* «Ивана Купалы, Иванов день, Иван цветочный» – один из самых важных, разгульных, всеобщих праздников, требующий соблюдения обязательных обрядов, правил, запретов, обычаев. Этот день заполнен обрядами, связанными с водой. Главной особенностью Купальской ночи были очищающие костры. Вокруг них плясали, через них прыгали – кто удачнее и выше, тот будет  счастливее. И обязательно играли в «горелки». В день Ивана Купалы девушки завивали венки из трав, каждая из которых обладала особой целебной силой. Венки пускали по реке и ждали – потонет или нет. Но главным героем в этот день становился цветок папоротника, распускавшийся в полночь на несколько мгновений, с которым связывались повсеместно предания о кладах.

 

ЗЕМЛЯ МОИХ ПРЕДКОВ

 

Край счастливого детства – в родном белорусском полесье.

Здесь родился отец, и за Родину пал смертью храбрых мой дед,

Здесь молитвенным хором звенит синева поднебесья,

Отразившись в душе навсегда, как лампады негаснущий свет.

 

И ромашковый луг с животворной водой родниковой,

И журавль, стерегущий колодец заветный, в деревне родной

Красной гроздью рябины, как красной по сердцу строкою

Мне писали стихи о любви, ей, доверив все тайны, одной.

 

И любовь эту кровную я сберегаю ревниво.

Она корни взрастила мои, и мой дух укрепляла добром,

От ошибок на ростанях жизни, я ею хранима,

Она память о роде хранит и всю силу, сокрытую в нем.

 

 * * *

 

Не давит плечи толстая коса

прошедших лет. Сплетенные изгибы

дорог. Судьбы. Везенья полоса.

Они со мной. Как резанные скибы 

 

земного каравая бытия,

отделятся победы и утраты.

Меж ними – родовая колея,

что повела от деда, к сыну, брату.

 

И в том переплетении простом

Божественного промысла – смиренье.

Не давит плечи. В дар. Земным крестом

Оно. И каждый миг стихотворенья.

  

***

                                                    Е.К. Дейч

 

Сквозь медовый июль слышу голос знакомый,

Тот, что души людские, пленял визави.

Рядом с ним было всем так уютно, легко нам,

Он звенел переливами песен любви.

 

Счастье дружеской встречи, успеха, надежды

Столько раз он дарил. Каждый был ему рад.

Как хотелось бы, чтоб он звенел, как и прежде.

Сквозь пространство и годы, не зная преград.

 

Он останется жить в родниках и капели,

В колокольчиках звонких, ночной тишине.

Этот голос родной в переливах свирели

Сквозь прощальный июль вдруг почудился мне…

 

* * *

 

Ветер

    хлопает

        в ладоши

               листьями,

раздавая

        аплодисменты

              Вечности.

  

* * *

 

Ромашка и глазунья

желтоглазы,

взгляд у них –

разный.

 

 

 * * *

 

С любовью

         нежный

вьюнок

         обнимает

любой

         стебелек.

Насмерть.

  

* * *

 

Море – солью,

Лес – горельником,

Радость – болью,

Вольный – пленником

становятся

от холода.

Равнодушия.

 

 

ОЖИДАНИЕ ВЕСНЫ

 

В ожиданье весны

трепещут душа

и природа.

Я у Бога прошу

уменья любить

и прощать.

В неизвестную даль

унесет меня

мыслей дорога.

Мне б судьбой

насладиться

и Божью снискать благодать.

Раствориться бы

птицей

в весеннем потоке.

И, как первый цветок,

ощутить первозданную дрожь,

чтоб всю ночь не уснуть

от волнующей

этой мороки.

Быть судьбе

благодарной

за то, что ты есть

и живешь.

  

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТЕПЬ

                      

                                       Инне Потахиной

 

 

Может быть, на далекой звезде,

что когда-то

зажглась над аулом,

нам опять суждено повстречаться

в гармонии слов.

И вернуться на землю

дождем,

иль на крепких ветвях  саксаула

нежной зеленью стать,

чтобы тенью укрыть

дастархан

и дымящийся плов.

Чтобы вспомнить

напевы степные,

рожденные далью безбрежной,

и колючкой верблюжьей

кружить

по горячим пескам.

Как из чаши сакральной вино –

пить отцовскую нежность,

чтобы горстку пророчеств

вернуть,

и не дать

разомкнуться рукам…

 

 *  *  *

    

Дождь разделит штрихами пунктирными

белизну дня.

                        Свет. Тень.

Утолит жажду слуха мотивами.

Аллилуйя!

                         Ночь. День.

Луч, размытый слезой акварельною,

превратясь в блик.

                          Грусть. Боль.

Оживет.  Красотой неподдельною,

напитав миг.

                           Хлеб. Соль.

Дождь разделит штрихами пунктирными…

 

 

Прочитано 396 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии