Понедельник, 20 08 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Андрей Фамицкий. Дом культуры. Стихи

Родился в 1989 году в Минске. Главный редактор международного литературного портала «Textura.club», редактор отдела поэзии журнала «Homo Legens», блогер на сайте Фонда «Новый мир». Публиковался в различных бумажных и сетевых изданиях: «Новый мир», «Арион», «Интерпоэзия», «Homo Legens», «Новая Юность», «Волга», «Сетевая Словесность», «Эмигрантская лира», «Новая реальность», «Артикль», «Минская школа», «ЛiтРАЖ», «Кавказский экспресс», «Новый Гильгамеш», «Кольцо А» и др. Автор нескольких поэтических книг. Переводил на белорусский язык Феликса Чечика и Сергея Шестакова, на русский — Боба Дилана, Леонарда Коэна, Филипа Ларкина, Геннадия Буравкина и Насту Кудасову. Лауреат премии имени Риммы Казаковой «Начало» (2018). Лауреат премии «Лицей» (2018). Живет в Минске.

 

 

* * *

 

мая радзіма, дзе мяне няма,
ды дзе цярпліва прычакае яма,
кім я табе,ты вырашыш сама,
калі ў нябыт расчыненая брама

 

зачыніцца, ніхто не праслізне —
анёлы не вяртаюцца дадому,
і ты мяне ўбачыш скрозь мяне,
і мы даруем нас адно другому.

 

* * *

 

будешь раздет, разут, 
вынут и повезут, 
и далеко задвинут. 
слишком ты был раздут, 
слишком твой рот разинут. 

а за твоей спиной 
холод и мрак стеной, 
что глубиной манили 
мертвенной, костяной, 
словно ты жил в могиле. 

если бы не она, 
стройно оголена, 
ты бы ушел отсюда. 
это не слабина, 
а ко всему остуда. 

но отвезут в уют, 
вколют, вотрут, вольют, 
крови возьмут бесплатно. 
может быть, не убьют, 
а не убьют — и ладно.

 

 

* * *

 

в конце концов, поэзия важней

всего на свете,

еще немного поблуждаю в ней

и кану в нети.

 

смотрю в окно и вижу стадион,

трамвай, троллейбус,

я должен лицезреть со всех сторон

твой мир, твой ребус.

 

пустой вагон везет пустой портфель

в депо пустое,

а в полночь сочиняется апрель,

тепло простое.

 

тетрадь закрою, юркну в темноте

под одеяло.

теперь представь, что нет меня нигде

и не бывало.

 

 

ПОХОРОННЫЙ БЛЮЗ

(из Уистена Одена)

 

останови часы, забудь про телефон,

дай псу сочнее кость, и пусть уймется он,

пусть не звучит рояль и стихнет барабан,

и пусть выносят гроб, и пусть аэроплан

 

мятущийся, помочь не в силах тишине,

чтоб знали все, «он мертв» начертит в вышине.

пусть голубь в пух и прах свою запрячет грусть,

не сносит черный цвет регулировщик пусть.

 

он был мой север, юг, восток и запад мой,

и шестидневный труд, и славный выходной,

и ночь моя, и день, и вот, его обняв,

я думал, быть любви всегда, но был неправ.

 

на что теперь смотреть? считай, что я незряч.

все звезды погаси, луну и солнце спрячь,

сотри леса, моря на миллиарды лет,

отныне ничего хорошего в них нет.

 

* * *

 

молодость смеется на морозе,

старость шею кутает в кашне,

в секонд-хендах роется в привозе,

вечер отдает презренной прозе,

обживает страшное во сне.

 

вот очков надломленная дужка,

кот плешивый, свитер шерстяной

и для друга рядом раскладушка.

старость не стоит и равнодушно

молодость обходит стороной.

 

ДОМ КУЛЬТУРЫ

 

I.

Алексею Третьяку

 

председатель колхоза

довезет до райцентра,

а потом через площадь пешком.

в дом культуры с мороза,

полчаса до концерта —

и стоишь, человек со стишком.

 

круговерть у палаток

овощей, секонд-хенда,

у лотков черт-те с чем толчея.

дым отечества сладок,

и талдычишь у стенда:

«воздух — чей-то, а горечь — ничья».

 

чай со вкусом пластмассы,

пустота чебурека —

наслаждайся, не стой москвичом.

снова точишь балясы,

а судьба человека —

в мельтешне узнавать что почем.

 

выбирать: или-или,

крыть забористо цену

или что там стоит на кону.

но уже объявили,

выползаешь на сцену

и читаешь — не видишь кому.

 

II.

Жене, Олегу, Оле

 

мимо райисполкома,

мимо ЗАГСа и церкви,

мимо частного сектора — вниз.

как смешно и знакомо

скоморошество в центре,

жаль, никто не попросит на бис.

 

ты вернулся к пенатам

ради эксперимента,

а припомнил столичный музей,

где торчал экспонатом,

но сбежал с постамента,

с глаз долой погрустневших друзей.

 

испугали глубины

светового колодца

или светом насытился впредь,

но свистулька из глины —

это все, что дается,

чтобы высвистеть и просвистеть.

 

пять минут на маршрутке,

остановка у школы,

а потом по деревне пешком.

шутки и прибаутки —

чтобы правду скрыть, что ли?

скоморох. человек со стишком.

Прочитано 272 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии