Воскресенье, 18 11 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Азербайджан: классики и современники

  • Понедельник, 27 августа 2018 13:40

Уникальные личности из уникальной семьи.

В Азербайджане издавна формировались традиционные творческие семьи. Эти семьи подарили мировой культуре десятки ученых, художников, артистов, музыкантов, литераторов.  Примеров таких популярных семей много: Гасан бек Зардаби и его жена, Муслим Магомаев и его внук, Узеир Гаджибеков и его братья, Гара Гараев и его брат, Фикрет Амиров, его отец и сын, Джалил Мамедкулизаде и его жена, Мир Джалал Пашаев, его сыновья и внучки, Мирза Ибрагимов и его дочери, Зулфи Адигезалов, его сыновья и внук, Исмаил Шихлы и его сын, Расул Рза, его жена и сын, Ильяс Ефендиев и его сын, Бахрам Мансуров и его сын, Тахир Салахов и его сестра... Можно продолжать и продолжать этот список. Но сегодня я расскажу вам лишь о Самеде Вургуне и его сыновьях – Юсифе и Вагифе Самедоглы.

Эту уникальную семью возглавил классик Азербайджанской и советской поэзии Самед Вургун.

Самед Вургун

Самед Вургун был первым Народным поэтом Азербайджанской ССР (1956).  Родился в селении Верхнее Салахлы Казахского района, 21 марта 1906 года. Окончил педагогический техникум, преподавал литературу в сельских школах, затем в течение 2-х лет учился в Московском университете, затем – в Азербайджанском педагогическом институте, здесь же поступил в аспирантуру. 1930-е годы были временем формирования С. Вургуна как поэта, который наряду с лирическими стихами пробует свое перо в различных жанрах литературы, учась мастерству у народной поэзии, у М. П. Вагифа, проявляя интерес к мировой классике, национальной истории, самой действительности, вдохновляющей его на создание новых и новых произведений. Он переводил роман в стихих А. С. Пушкина "Евгений Онегин" на азербайджанский язык, занимался большой литературно-общественной деятельностью. Создал пьесы "Вагиф", "Фархад и Ширин", "Человек"...

В годы войны (1941-1945) С. Вургун в стихотворениях "Медсестра", "Партизан Бабаш", "Знаменосец", "Рассказ старого бойца", "Смелый сокол", "Безымянный герой" и других рассказывает о самоотверженной борьбе с немецкими оккупантами, о героизме азербайджанских бойцов, об их вкладе в освобождение народов от ига фашизма.

Послевоенное творчество поэта представлено такими стихотворениями, как "Негр говорит", "Европейские воспоминания", навеянные поездками по странам Европы.

50-е годы прошлого века оказались для С. Вургуна годами, насыщенными трудом: общественной деятельностью, поездками по стране и за ее пределы, участием в международных форумах и в литературной жизни Советского Союза и республики – во всех важнейших мероприятиях и событиях культурной и общественной жизни.  

Великий поэт умер 27 мая 1956 года. Похоронен в Баку на Аллее почётного захоронения.  

Сегодня недалеко от его могилы лежат и его сыновья – Юсиф и Вагиф Самедоглы.

Трое народных художников с разными литературными почерками.

Юсиф Самедоглы

Его старший сын Юсиф был гениальным прозаиком, рос в любви, что дало ему заряд вдохновения на всю дальнейшую жизнь. Юсиф окончил Литературный институт имени М. Горького в Москве, проходил обучение в классе известного русского прозаика Константина Паустовского. Однокурсниками Юсифа были такие знаменитые поэты и прозаики России как Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Василий Аксёнов, Николай Кузнецов. Много давала московская атмосфера…

Разнообразный культурный опыт, возможность творческой полемики, открывались дали мировой культуры. Впечатления этих лет оставили неизгладимый след в его творчестве.

Юсиф Самедоглу, отличавшийся реалистичным, трезвым взглядом на жизнь, обладал сильной способностью убеждения. В произведениях Юсифа Самедоглу нашли яркое отражение национальные чувства, любовь к родине. Он способен донести страдания, трагедию народа, как свою собственную боль. Как прозаик Юсиф Самедоглу сформировался в 60-х годах прошлого века. Рассказы «Холодный камень», «Фото-фантазия», «Баяты-Шираз», «Весной в Индже дере», «Астана» стали показателем поиска писателем качественно нового, более совершенного стиля и интересной формы. Эти произведения являются образцами классического рассказа.

В середине 80-х годов прошлого века Юсиф Самедоглу написал роман «День казни», ставший самым успешным литературным событием азербайджанской литературы того периода. Переведенный на многие языки роман, вскоре, прославился благодаря высокой художественной ценности, исторической емкости и принес известность Ю. Самедоглу далеко за пределами Азербайджана.

Он – великий писатель, связанный с киноискусством. Умение выстраивать сюжетную линию, ясность и полнота создаваемых им персонажей, живое описание окружающего мира позволили ему написать сценарий к фильму «Семеро сыновей моих ...» по мотивам произведения Самеда Вургуна «Комсомольская поэма». Кинофильм привлекает внимание содержанием, постановкой и художественными особенностями. Совместно с чешским писателем Иржи Мареком, Юсиф написал сценарий к фильму «Попутный ветер». Фильм посвящен памяти чешского революционера И. П. Ватсека, который участвовал в революционном движении в Азербайджане. Это первый фильм в истории киностудии Азербайджана, созданный при сотрудничестве со студией «Чехословакия» (1971).

Он умер в 1998 году в Баку.

Вагиф Самедоглы

Младший сын Самеда Вургуна Вагиф стал мастером поэтического слова – поэтом-модернистом, сыгравшим огромную роль в развитии азербайджанской культуры, углублении национальной идеи. Он был одним из реформаторов Азербайджанского свободного стиха, который был основан Расулом Рзы. Несмотря на свой солидный возраст, он являлся активным пользователем социальных сетей и форумов, писал под ником Лирик, имел более 5000 сетевых друзей... Народный поэт, сценарист, драматург, музыкант, член Союза писателей Азербайджана, заслуженный деятель искусств Азербайджана, лауреат  премии «Хумай», кавалер государственных орденов «Шохрат», «Шараф», «Истиглал».  

Он говорил: "Разве хорошая литература может быть чужой? Стихи Пушкина – это зарубежье? Ведь Чехов – один из самых дорогих, родных людей. Маугли не наш? Вот, читая Физули, испытываю тот же душевный комфорт, что и с томиком Пастернака. Ей Богу, нет для меня зарубежной литературы... Поэт может стареть, это необратимо, но стариком не должен становиться. Самое главное – не ныть. Ни физиологически, ни психологически. Писатель кончается тогда, когда начинает писать, как старик..." 

Вагиф Самедоглы скончался 28 января 2015 года в Баку.

Братья Юсиф и Вагиф Самедоглы были похоронены в Аллее почетного захоронения недалеко от могилы отца – главы уникальной семьи Самеда Вургуна.

Сегодня я предлагаю вниманию посетителей "Созвучия" произведения Самеда Вургуна и его младшего сына Вагифа Самедоглы.

 

Камран Назирли,

Член Союза Писателей Азербайджана и Республики Беларусь

 

 

 

Самед Вургун

Азербайджан

Я ходил по горам, я глядел меж лугов
В журавлиные очи родных родников;
Издалёка выслушивал шум тростников
И ночного Аракса медлительный ход...
Здесь я дружбу узнал, и любовь, и почет.
Можно ль душу из сердца украсть? – Никогда!

Ты – дыханье мое, ты – мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города.
Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан.
Азербайджан, Азербайджан!

На горах твоих кудри белей молока,
Как чадра, укрывают тебя облака,
Над тобою без счета промчались века,
От невзгод поседела твоя голова...
Как ты много терпела – и снова жива.

И невежды порочили имя твое,
И безумцы пророчили горе твое,
И надежды измучили сердце твое,
Но пришла благородная слава твоя,
Велики твои дочери и сыновья!

Пусть Баку мой неведомый гость навестит:
Миллионами солнц его ночь поразит.
Если северный ветер на вышках гудит,
Откликается эхом песчаный простор,
Полуночные горы ведут разговор...

Можно ль мать у ребенка украсть? – Никогда
Ты – дыханье мое, ты – мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города.
Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан,
Азербайджан, Азербайджан!

На серебряном Каспии Ветры свистят,
Изумрудные перышки уток блестят...
Пусть влюбленные путники нас навестят,
В Шемахе и в Шамхоре пусть выпьют вина!
Ах, как жизнь коротка, как дорога длинна!

Любоваться хотел бы я тысячу лет,
Как играет в ущельях рассеянный свет...
Пробегает олень, олененок вослед,
И зовет, и под камнем находит приют,
А быки на эйлагах молчат и жуют...

Рано утром, поэт-путешественник, встань!
Пред тобой Астара, пред тобой Ленкорань.
Из Египта, из Индии в раннюю рань
К нам слетаются птицы, ликуя, крича,
Словно вышли на волю из рук палача!

Здесь желтеют лимоны колхозных садов,
Нагибаются ветви под грузом плодов,
И тому, кто работал, здесь отдых готов…
Золотого чайку завари и налей,

О невеста, для матушки старой моей.
В Ленкорани цветы и свежи, и стройны,
И прекрасны, как женщины нашей страны.
И амбары колхозные хлебом полны,

Белый хлопок сияет, как снег на горах,
Сок лозы виноградной кипит в погребах. »

Выпей утром, когда еще море темно,
Этот сок, еще не превращенный в вино,
Будет силою все твое тело полно!
Сила солнца – наш верный союзник в борьбе,
И в работе она да поможет тебе!

Сядь в Казахе на красного с искрой коня,
Приласкай его, добрую дружбу храня!
Он тебя понесет мимо шумного дня
На вершины Кяпаза, где холод остер,
Погляди на Гейгель, королеву озер!

О страна моя, родина музыки — ты!
Твои песни, как летом плоды, налиты!
Ты — серебряная колыбель красоты!
Сгустки музыки — тысячи наших сердец,
В каждом малом селе есть любимый певец.

Не умрет Насими, не умрет Физули —
Дорогие поэты старинной земли,
Как туманные звезды, мерцают вдали...
Но родится здесь много таких, как они,
Это — близкие, это — земные огни!

Можно ль песню из горла украсть? – Никогда!
Ты – дыханье мое, ты – мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города...
Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан,
Азербайджан, Азербайджан!

 

 

 

 

 

Вагиф Самедоглы

 

***

Когда я умру,

Ни памятника,

Ни надгробья

Не ставьте

На могилу мою.

Поставьте туда пару башмаков,

Пусть разутый обуется и уйдет…

 

 

Не как поэт...

А как стихи я умереть желаю,

Живу мечтой и чаяньем

Быть до конца читаемым.

Хочу остаться в чьей-то памяти

Назубок знаемым.

Безумно обожаемым…

Не как поэт,

А как стихи –

Незабываемым…

 

Шопен…

Эти звуки, эти аккорды,

Подобно преданной женщине,

Всегда со мной.

Если будут звучать вдали,

Подобно преданной женщине,

Они всегда близки.

Если услышу тысячи раз

Эти звуки, эти аккорды,

Они всегда свежи,

Как преданная женщина.

Во все времена года

согревают, как лето,

И со всех сторон света

манят меня, как юг…

 

Номера телефонов

Не похожи один на другой,

Но во всех — человеческий голос…

Дни плохие,

Не похожи один на другой:

Сам однажды не отвечаешь,

И однажды молчит телефон…

 

…Был бы 23-й год.

И был бы я в Чикаго,

Сидел бы в баре,

Курил бы трубку.

И там обязательно звучал бы свинг.

Его играли бы

На коричневом, расстроенном вконец рояле.

Играл бы я сам, конечно.

И к тому же наверняка был бы негром…

 

Не богач я, нет и ларца,

Куда бы спрятать груз судьбы.

Пусть Бог сразит не всего меня,

Пусть оставит наполовину для слез.

 

Кажется, это музыка

Брамса,

Может, Малера…

 

Одно время мог исчезнуть,

пропасть

среди этих звуков и аккордов,

превращался в невидимку

до последней тоники…

 

Теперь

Либо с последней тоники начинается

музыка дня,

либо жизнь превращается в

последний аккорд

музыки …

которая не прозвучит никогда…

 

 

О, Аллах!..

Что ни день – выпадает кирпич

Из моих покосившихся стен.

 

О, Аллах!..

По кирпичику крошится век

Мой земной…

 

 

 

 

 

Прочитано 670 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии