Пятница, 24 05 2019
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Традиции средневековой уйгурской поэзии – в новом поэтическом цикле Азата Акимбека

  • Четверг, 17 января 2019 15:17

Азат Акимбек – современный уйгурский поэт, потомственный дворянин из древнетурфанского княжеского рода. Известный коллекционер, владелец салона «Восточный антиквариат», заслуженный деятель искусств РК.

С юношеских лет ему присуще стремление сохранять и пропагандировать национально-культурные достижения своего народа.  

Поэт уверен, что национальная культура уникальна и бесценна, поэтому выступает за ее сохранение и развитие.

Азат Акимбек – художник с активной жизненной поэзией. Его произведения привлекают оригинальной простотой, живостью поэтических красок, образов, которые идут от восточной традиции средневековой уйгурской поэзии ишк, ашуг (любовная страсть).

Талантливому перу Азата Хакимбека принадлежат поэтические сборники «Пусть плачет небо», «Турфанский минарет. Моя родословная» и «Сто имен восточных красавиц», в которых поэт сумел заполнить духовный мир реципиента, подарив ему целую палитру эстетических наслаждений и эмоций. Лирические устремления поэта восприняты читателями как живой поэтический организм. Они лишены поэтической возвышенности, что, естественно, возвращает к простоте, доброте и искренности.

Не так давно поэт опубликовал цикл «Тюменская тетрадь», в котором достойно продолжает восточные традиции уйгурской и русской поэзии. Поэтический цикл полон счастливых и мятежных впечатлений юности лирического героя, у которого впереди вся жизнь.

Предлагаем читателям портала «СОЗВУЧИЕ. Литература и публицистика стран Содружества» подборку поэтических произведений из цикла «Тюменская тетрадь» Азата Акимбека.

Алимжан Хамраев

Фото обложки: voxpopuli.kz

 

 

 

 

 

***

 

Снег кружится вокруг фонаря,

Золотой круговертью снежинки…

И сквозь чудо тюменского января

Вижу глаз твоих светлых искринки.

Снег кружит над твоей головой…

Не мираж и не виденье это…

Я любуюсь сказочной феей, тобой,

Как мне хочется быть поэтом!

Снег над нами кружит, летает

Добрым пламенем в нашей судьбе…

На губах снежинками тают,

Все слова – для тебя, о тебе.

 

 

***

Убегу от земного ненастья,

От ненастья в своей судьбе.

За Тюменью оставил я счастье.

Убегу, убегу к тебе.

 

В лес, звенящий, уйдем, желто-красный,

На плечах твоих – листьев медь…

Ты и осень – что есть прекрасней?

И захочется сердцу петь.

 

Обниму, зацелую …

Как же ты у меня хороша!

На тюменской земле, на воле,

Просветлеет моя душа.

 

 

Снега России

 

Русским снегом

Я потрясен был с юных лет.

О, юность под таежным небом,

Где душу полнит белый цвет.

 

Снега… Снега… Пред русским чудом

Стою в восторге каждый раз.

Как не сказать мне русским людям:

«Люблю Россию я  и вас!».

 

Снега… Снега… Вы белым пледом

Легли на плечи россиян.

Снега… Снега… Я добрым светом

Снегов российских осиян.

 

 

***

В память врезалась ночь синяя

И пологий берег Тавды,

И покрытая, будто инеем,

Серебристая гладь воды.

 

Стог соломы, пахнущий хлебом,

За рекою – стена тайги…

И киржацкие лодки под небом,

Словно старые утюги.

 

Тараканово на пригорке

Подпирает трубами ночь.

От костра раскаленной иголкой,

Искры в синь улетают прочь.

 

И сосна, разбитая молнией,

Добрым чудищем нас стережет.

Ждем, любуясь звездной симфонией,

На ладони звезда упадет.

 

Синь растаяла в небе осеннем.

Обожгла нас прохладой роса.

Я увидел: солнце весеннее

Восходило в твоих глазах.

 

Часто будит меня ночь та, синяя,

И далекий берег Тавды…

Не покрылась память инеем,

Не уходишь из памяти ты.

 

 

***

На кержацкой лодчонке

По Тавде поплыву

К славной русской девчонке.

И с собой позову.

 

Поплывем мимо сосен

На виду деревень.

И подарит нам осень

Медом пахнущий день.

 

И березки нам машут

Пожелтевшей листвой.

Листья в воздухе пляшут.

Звон стоит золотой.

 

Бросил весла в лодчонку,

Пусть несет нас Тавда.

И спросила девчонка:

«А плывем мы, куда?».

 

 

***

Отсвистели метели.

Порыжели снега.

Стужей дни пролетели,

Не оставив следа.

 

Ждал весны я таежной,

Ждал, как радости ждут,

Нашей встречи возможной

Дни никак не идут.

 

В небо копьями сосны…

Оранжевый ряд.

Запоздалые весны.

Запоздалый наряд.

 

 

***

Деревни крыши заалели.

Рассвет отпели петухи.

Березки в воду поглядели,

И по воде пошли круги.

 

На небе – ранние зарницы,

Звенели косы у реки…

Вдоль созревающей пшеницы

Метали копна кержаки.

 

 

Тюменский край 


Край вьюг, метелей,

Где нрав зимы суров и крут.

Край, где невиданные ели

И сосны в небо вас зовут.

Край, где стеной непроходимой

Стояли дикие леса…

Моей судьбы необратимой

Легла на трассу полоса.

И через черные болота,

Через таежных рек излом

Нас уведет одна забота:

«Даешь Сургут!» – за бурелом.

Суровый край, немилосердный,

Ты край мужанья моего.

И снимем мы трудом усердным

Суровость с лика твоего.

 

Сдавался с боем день вчерашний,

Сегодняшний – в упорстве креп.

Стоят, как эйфелевы башни,

В тайге стальные мачты ЛЭП.

 

 

***

Параллель шестидесятая…
А за ней лежит Сургут.
В это царство тридесятое
Только зимники ведут.
Зимник – славная дорога,
Трасс прелюдия стальных,
От Тюменского порога
Нет пока дорог иных.
В стужу зимнего рассвета
В том заснеженном краю
Повела дорога эта
Жизнь армейскую мою.
Не пришлось стоять в раздумье,
На распутье трех дорог,
Нет у зимников распутья,
Есть конец и есть порог.
Через топи и болота,
И сквозь хмари, и пургу
Шел по зимникам к воротам
В царство юности – Сургут.

 

***

Седой Иртыш. Средь вод холодных
Увижу струги казаков. 
Над ними – стаи птиц голодных
Среди нависших облаков.
Услышу песни удалые,
Что с губ слетают Ермака.
Узнаю песни молодые, 
Донского славят казака.  

 

 

***

Я был пленен тобой, Сибирь.
И это правда, мне поверь.
Тайги разбуженная ширь
Мне настежь распахнула дверь.

 

И я увидел край привольный,
Край старых русских деревень.
Казак донской, когда-то вольный,
Навеки «ставил» здесь Тюмень.

 

Увидел я вдали барханы,
Холмы волнующих снегов.
Здесь шли когда-то караваны
Моей Кашгарии, купцов.

 

Моя дорога в даль бежала.
Замерзших речек вензиля…
Сибирь мне тайны раскрывала,
Маня на север, в глубь земли.

 

 

***

В дни сомнений и в дни тревог,

В дни, когда опускаются руки,

Прихожу на тюменский порог

Встретить юность после разлуки.

 

Память, память, вернет меня в даль,

Безоглядную, в синь небес…

Уведет меня магистраль

За Тюмень, в нехоженый лес.

 

Упаду, обниму снега,

Прислонюсь к березок стволам.

Голова захмелеет слегка,

Станет тесно в груди словам.

 

Убегу, убегу за Тюмень,

Убегу за тюменские дали.

В белый снег, в белый день

От мирской суеты и печали.

 

 

***

Лежат снега тетрадью белой,

Еще не ведавшей пера.

Пришел к снегам мужчиной зрелым,

Не тем юнцом, что был вчера.

 

О, белый снег! Небес творенье!

Березок русских белый плед.

Лежат снега как откровенье…

Полей российских белый цвет.

 

Я здесь сомненья все оставлю

И к той приду, пред кем в долгу.

Пред белым снегом не слукавлю,

Пред белым снегом не солгу.

 

 

***

Мосты соединяют берега,
А наши письма – два конца разлуки.
А за Тюмень уже пришли снега.
Твое письмо мне обжигает руки.

В Алма-Ате звенящая листва,
Напоминает осень о разлуке…
Но кружится от счастья голова,
Твое письмо мне обжигает руки.

 

 

***

Хрустальным звоном день наполнен…
Парит осенний лист…
Лес вдохновеньем переполнен.
И холст его прозрачен, чист.

И словно праздничные свечи
Березок тоненьких стволы…
И слышатся сорочьи речи
Из позолоченной травы.

Прочитано 303 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии