Вторник, 26 09 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Лера Чеботарёва (Молдова): Какой смысл в поэзии, не приносящей доход?

Посетители "Созвучия" хорошо знакомы с современной поэзией Молдовы авторов, проживающих на севере страны и входящих в литературное объединение "Норд". Сегодня у нас новый гость, на этот раз - из столицы республики, это молодая талантливая поэтесса и прозаик Валерия Чеботарёва. Подборка её стихотворений прислана специально для нашего интернет-проекта.

Фото писательницы с её личной страницы на сайте proza.ru

 

"Стою и ничего не стою" (с) Олеся Мудрак

 

Стою и ничего не стою.

Но, все же, на ногах стою.

А в небе облако густое,

Как сгусток в киселе, простое.

А я одна. Во тьме. Пою.

 

По небу солнце расплывалось

Пятном багровым от вина.

Я не была. Я лишь казалась.

А за окном моим смеркалось.

И вечер выпит был до дна.

 

А счастье, в общем-то, простое.

Но я, по-прежнему, не стою.

 

***

Здравствуй, бессонница!

Стадо моих овец

Непересчитанных,

Мэгги, Эмма и Долли...

 

Там, за околицей

Бродит немой кузнец.

Он молчаливо кует

Мое счастье и долю.

 

Эй, добрый молодец,

Ты не жалей огня!

Бей, что есть мочи

Молотом в наковальню.

 

Всё, что не сломит,

То укрепит меня.

Овцы плывут надо мной

В загон через спальню.

 

Здравствуй, бессонница.

Жизни моей сестра.

Вот мы и свиделись.

С севера ты, я с юга.

 

Ты приходи в ночи

Петь со мной у костра

Отогревает сердце

Дыханье друга.

 

***

Когда на душе холода -

Носи мои варежки.

Нить от одной к другой,

Нить от меня к тебе.

 

Когда на душе холода,

Стать хочется маленьким.

Спрятаться за спиной,

Думая о судьбе.

 

Я вышью тебе платок,

Как делали наши женщины.

Ты его доставай

В минуты душевных смут.

 

Я вышью тебе платок.

Ветра будут переменчивы.

Просто смотри и знай:

Тебя любят и ждут.

 

Заговоренный путь,

Выложенный молитвой,

Я тебе простелю,

Чтобы хватило сил.

 

Это мужская суть -

Жизнь перепутать с битвой.

Я тебе подарю

Новую пару крыл.

 

Белою ниткой я

Прошлое буду штопать.

Ты засыпай, мой свет,

Буду тебе я петь.

 

Рук не чернит земля,

Лик не марает копоть.

Если внутри зла нет,

Не побеждает смерть.

 

***

Бесснежно и легко.

На шеях фонарей

Лишь лампы высоко

Всё ликом розовей.

Холодная земля

Заснула до весны

А ты все вторишь зря:

Уснуть и видеть сны...

Из млечного пути

Ночь варит нам кисель.

Ко мне не заходи.

На улице отпей.

Кусочки горьких звёзд,

Как ядра миндаля.

Все было не всерьез

В начале января.

 

***

На лестничных грязных клетках,

В прямоугольниках,

Живут угловатые люди.

Толстые птицы на ветках,

Худые на подоконниках.

Жаренные на блюде.

Суставы работают, шаг за шагом,

По периметру комнат

Ты, как скомканная бумага,

Помят. И никем не понят.

Гладковыбритый подбородок

Луны отражается в чае.

Ты, как шифр с затонувших лодок,

Пишешь. Я с к у ч а ю.

Но она в ночи не услышит

Отчаянную морзянку.

Девушка, к вам он неровно дышит,

Вывернут наизнанку.

 

Америка

 

Пароход узнает удары волны,

Мы плывем в Америку в трюме.

Умирает милая от чумы,

Умирает нежная Юнни.

Мы не ели хлеба уже три дня

И вода для нас по лимиту.

Ну а тот, кого не берет чума,

Умирает от менингита.

Чернокожее солнце не светит нам,

Все сгущаются в небе тучи.

Мы качаемся в трюме по волнам

Все в одной черноокой куче.

В белый саван милую заверну

Из оставшейся занавески.

И морям ее, праотцам верну

Молчаливо. С прощальным плеском.

Все плывём. За окном вода, вода.

А в душе ничего не осталось.

Не от лучшей жизни плывем туда,

И последняя жизнь расплескалась.

Я доплыл. Но со мной не доплыл никто...

Вот Америка, здравствуй, сука!

Ты отдашь мне клетчатое пальто...

А я отдал жену и друга...

 

 

***

Ты ищешь мир, но обретаешь войну.

Ты ищешь любви, но находишь тела, тела.

- Мой капитан, корабль уходит ко дну!

- И пусть уходит, юнга, такие у нас дела. 

На судоверфях строятся корабли.

В море уходят бросившие детей отцы.

Ты заверни мне, мама, с собой сетей,

Буду я жить, как прочие подлецы.

Буду ловить я в нерест пурпурных рыб,

Буду ходить под Роджером за моря.

Если другими сделаться мы смогли б,

То не кричали страстно «земля, земля»!

Мы покупали женщин, вино и дым

Мы забывали лики своих святых. 

Каждый моряк становится холостым

С суши на трап одною ногой вступив. 

На воду шлюпки спущены. Уходи.

Лишь капитан останется до конца.

Только с собой для матери захвати

Эти часы от бросившего отца.

 

***

Последняя страсть матадора -

Мария, Антонио дочь.

К тебе он крадётся в ночь,

Напоминая вора.

Развязывает подвязки,

Снимает с тебя корсет.

И меркнет ломпадки свет.

Становятся гуще краски.

Целуй его и люби.

Correr una suerte.

Последняя терция - смерти.

Бессмысленные бои.

Ведь полдень наступит и

Повисшие бандерильи...

И ты - в одной эспадрильи

И он - неживой, в крови.

 

***

На подзарядку

Кладёшь телефон

И улыбку.

Сегодня уже

Не нужно держать

Лицо.

Чужое счастье

Так зыбко,

Чужое счастье -

Ошибка.

Пустое,

Как шоколадное

Яйцо.

 

Искусственного кефира,

Риса и интеллекта

Хватит, чтобы полмира

Вымерло в один год.

Почем продаётся лира

Спившегося поэта?

Какой смысл в поэзии

Не приносящей доход?

Миром правят финансы,

Похоть и Слово Божье.

Кстати, к слову о Боге -

Он у каждого свой.

Нету второго шанса.

Да и первый ничтожен.

Что мы имеем в итоге -

Надо дружить с головой.

 

Ядерные ракеты

Меньше вредят природе

И если присмотреться,

То и не так страшны,

Как  пластиковые пакеты,

Забытые в огороде,

Повисшие на деревцах,

Происки сатаны.

 

Гибнут в мазуте чайки,

Гибнут за веру люди,

Плавают к верху брюхом

Стайки уснувших рыб.

Люди считают лайки

И пришивают груди.

И не собраться с духом

Среди  бетонных  глыб.

 

***

Ты идешь по проторенному пути

Из точки "Эй" в точку "Би".

С убеждением твердым -

                     Нужно идти.

Нужно. Куда-то. Идти.

В паспорте штамп города N,

Имя, дата, штрихкод.

Вчера от тебя ушла твоя Энн,

Остался голодный кот.

Анечка, Энни, моя Анет...

Шепчешь в ночном бреду.

Ты оставляешь в прихожей свет

В личном своем Аду.

Малометражный, трухлявый быт,

Многоквартирный дом.

Кот притаился, но он не спит,

Слушает метроном -

Капля за каплей, ржавый кран

Ночь изливает в таз,

Ты вспоминаешь дорогу в храм

И в неурочный час

Ты надеваешь свое пальто,

Но забываешь шарф.

Мысли приходят, но все не то,

Памяти бедный скарб.

Смрадно сопящий ночной подъезд,

Лестничные плевки.

В мире так много прекрасных мест,

Но они далеки.

Вот, впереди, на холме погост,

Там же и божий дом.

На небе лампы стоваттных звезд

И тишина кругом.

Хочется в храме спросить Христа,

Дома ль его отец.

Ты никогда не носил креста.

В стаде его овец

Не был ни первым и ни вторым,

Да и какой в том толк...

Хочется знать, как спастись живым,

Если приходит волк.

 

***

Разлюбить. Будто в храме 

Меня обобрали попы.

Разувериться в самом святом,

В непорочном зачатии.

Разлюбить. Мы живём,

Помещая желания в гробы,

Разве сказано было о том

Всей ликующей братье?

Перестать петь на улицах.

Дальше, черстветь и черстветь.

Простотой называть 

Холодящую сырость и серость.

Перестать. Видеть в лицах

Кому и за что подгореть 

На кострах инквизиции,

Если б такая имелась.

Убивать. Все что дорого,

Правдой хлестать по лицу,

Как техничка ребенка,

Наотмашь лупить грязной тряпкой.

Убивать. И себя принеся

На алтарь к праотцу,

Как ягнёнка представить

С одною оторванной лапкой.

Разлюбить. Будто свечи

Погасли на праздник в церквях

От дыхания праведных

Лиц, совершенно безгрешных.

Разлюбить. Человечьи

Деяния на алтарях

Так не искренни

Среди потемок кромешных.

 

***

давай друг друга не любить

говорят это романтично

вторично и не отвлекает

от главного

таблетки от гриппа пить

говорят, это помогает

от внутреннего озноба

и заново

воскресать вставать на работу

чтобы её работать точнее

на ней доживать

у меня понедельник в каждую

начинается субботу, а у тебя

 семь пятниц

а на дворе минус четыре

с утра было минус пять

в этой пустой квартире, на

каждой из наших улиц

я не узнаю лиц

так давай друг друга не любить

давай друг друга не знать

 

***

Вишнёвая смола

Сочится красным.

А ты все смотришь,

Смотришь в отражение.

Как будто бы озерная вода

Тебя в себе неверно отражает.

На дереве, расколотом грозой

Следы его былого кровотока.

Ни ты, ни он. Ни я. Ни кто-то свыше.

Не разгребет заваленное небо

Среди моей, среди твоей души.

Зрачки мутны, как будто мелкой рябью

В них отразилась серая вода.

И от меня в них больше ни следа.

На иноземном имя не услышишь.

 

 

***

умирает лодка

серым брюхом

вспарывает берег

словно кит

умирает лодка

падать духом

бесполезно скоро

доболит

умирает лодка

у причала

в окружении ржавых

кораблей

умирать не так

она мечтала

ей хотелось ярче

веселей

по волнам качаясь

среди ядер

сказочных пиратских

кораблей

брешь ласкает ветер

словно кратер

наполняет лавою

морей

бьется лодка

в сладостной истоме

захлебнувшись

словом громким пли

умирает лодка

в долгой коме

так как умирают

корабли

 

***

Пустота внутри птицы-

Полет.

Пустота у меня внутри

Живет.

Вчера мы прилетели

Обратно.

В свои постели.

Прохладно.

Весеннеосень.

Мы много у Бога

просим.

Убого, точней, живём.

А если б ты был

Художник,

То ты меня уничтожил

Кистью, или пером -

Если б ты был писатель.

К счастью, мы никто.

Я дура, ты обыватель.

 

Стекло

Я чувствую себя
Стеклом окна,
Через которое ты 
Смотришь на других.
И душа исходится 
трещинами
от невозможности
стать видимой.
Я чувствую себя
Стеклом окна,
Запотевшим от
Твоего дыхания,
На котором ты
Чертишь чужое имя.
Твои прикосновения
Оставляют следы
Чужими инициалами.
И эти ненавистные
Буквы стекают
Моими слезами.
Оставляют каплями
Борозды на стекле.
Ты протираешь
Их рукавом
Своей заношенной 
Рубашки,
Оставляя свой запах.
Ты пытаешься 
Заклеить скотчем
Трещины, 
Чтоб не дуло.
И больше ты
Ничего не замечаешь,
Кроме ненавистных
Трещин.
А потом наступает
Холод. И стекло 
Подмораживает.
Это время лечит
Мою душу.
А ты думаешь,
Что это мороз 
Рисует свои картины.
Нет, это просто
Остывают мои чувства,
Превращаясь 
В ледяные узоры. 
И когда моя любовь
Окончательно застывает,
Я становлюсь для тебя
Видимой.

 

***
Жизнь поехала в шахте лифта.

Все ниже и ниже этаж.

Что это к ней прилипло?

Счастье, видимо, декупаж.

Кто-то спичкою тычет в кнопки,

Кто-то ссыт по углам и срет.

Лифт едет без остановки.

И меня от тебя везет.

А в подъезде живет Марина,

И по надписям, всем дает.

На шестом этаже пианино.

На втором мужик бабу бьет.

На первом плачет ребенок

И его одинокая мать.

Сердце лифта из шестеренок

в космосе хочет летать.

И от этого двери стонут,

Размыкаясь в ночной тиши.

А я глубже спускаюсь в омут

Непонятной твоей души.

 

***

если бы верблюд

не был бы верблюдом

он прослыть за хама

запросто бы смог

он разок бы плюнул

и поплыл в Бермуды

он умеет плавать

он же не верблюд

 

***

На созвездии Е-пятьсот

В епятьсотом этажном селении

Епятьсотила епятьсотого епятьсотовая жена.

Епятьсотила, епятьсотила,

Епятьсотый всё это выслушал

И собрал свои епятьсоточки

И осталась она одна.

На созвездии Е-шестьсот

Ешестьсотый и ешестьсотая

Ешестьсотились прям за стеночкой

Прям у корпуса ешестьсот.

Он её называл ромашкою,

А она подавала греночки.

Ешестьсотая была умная,

Ни чета этой Е-пятьсот.

 

***

Если я родилась бы цыганкой,

Украла коня.

Для тебя.

Если старой была бы вакханкой -

Пила за тебя

За тебя.

Если юным дитем непорочным -

Молилась

Молилась.

Если шлюхой во тьме полуночной -

Прикрылась

Прикрылась.

 

***

Когда я вернусь, я тебе позвоню,

Он говорил.

Когда я вернусь, тебя полюблю.

Не полюбил.

Когда ты уйдешь, согреет меня

Лишь плюшевый плед.

Когда ты уйдешь, все тайны храня

Я включу свет.

 

Прочитано 247 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии