Версия для печати

Микаил Мушвиг. Без несчастливых минут в жизни…

Один из видных представителей азербайджанской литературы Микаил Мушвиг прожил мало – всего лишь тридцать один год, но его яркая жизнь и творческий путь наполнили литературную летопись азербайджанского народа.

Глубокий интерес к литературе, особенно к поэзии, проявился у Мушвига еще в ученические годы. Он начал писать с 1926 года и за короткое время стал одним из признанных азербайджанских поэтов. С 1930 по 1935 годы Мушвиг создает десять сборников стихов.

Азербайджанский поэт не мыслил свою жизнь без поэзии. В одном из своих статей он выразил это так: «Самые несчастливые минуты моей жизни – это минуты, проходившие без стихов». Можно сказать, что таких минут в жизни М.Мушвига было значительно меньше, чем тех, что были отданы творчеству, которым он был поглощён без остатка и ради которого он не находил покоя, ездил по стране в поисках новых и новых тем, встречался со своими современниками – людьми разных возрастов, биографий, устремлений, учился видеть ростки нового в меняющемся укладе жизни. В сознании и представлении людей.

30-ые годы для азербайджанской поэзии, да и всей литературы, были годами развития эпической традиции. В прозе ощущалось тяготение к роману и повести, в поэзии – к лиро-эпической поэме, представленной в виде историй, сюжетных зарисовок и целых полотен жизни отдельных людей, их судьбы и трагедии, радости и устремления. И М.Мушвиг, хотя и был лириком, также обращается к этой традиции в стремлении более масштабно и ярко представить своего героя условия и время, в которых тот реализовывал свою мечту, раскрывал свою человеческую суть. Так возникает поэма – зарисовка «Песнь о Тертерчае», повествовавшая о власти человека – созидателя над природой, о покорении бурого Тертерчая, бывшего грозой для населения и приносящего беды, о подвиге человека, заставившего реку осветить мрак Карабахских гор электрическим светом.

Но в наметившемся «диалоге» между природой Карабаха и поэтом возникают иные мотивы: упреки, горечь воспоминаний о пережитом, призыв. Так обращаясь к реке поэт вопрошает:

 

Давай по совести, река

Речь поведем издалека.

Припомни все сначала ты!

Горело некогда селенье,

А ты была не в отдаленье,

Вблизи журчала ты.

Так почему же в час беды

Струе огня струей воды

Вскипев, не отвечала ты?

Бежала, чтобы не вернуться,

Боялась даже обернуться   -

От страха одичала ты.

Отчизна – мать, поведай мне,

Поведай мне, по чьей вине,

Горя в огне, кричала ты?

 

Любопытно, что «Песнь  о Тертерчае» М.Мушвиг создал в период, когда только начались изыскательные работы в связи с предполагаемым строительством ГЭС на Тертерчае (строительство начало осуществляться лишь в 70-ые годы). Что это?! Предвидение? Мечта увидеть всю Карабахскую землю, освещенную морем электрических огней? Возможно и так. Но, возможно, это было связано с желанием «осветить память» народа, сказать правду о недругах, о тем, кто «наш не ценит хлеб»…

Чувства Микаила Мушвига неразрывно связаны с его временем, с главным содержанием эпохи. По мнению Мушвига, любовь вне труда, любовь, изолированная от общей борьбы, не принесет радости.

Сильную сторону творчества Мушвига составляет его умение в обычном явлении найти истинную поэзию, поднять его о большого художественного обобщения. Интересно в этом смысле стихотворение о таре – национальном инструменте, поэт говорит, что в звуках, срывающихся со струн тара, слышен голос народа, поющего о завоеванной им свободной и радостной жизни. Мечта поэта заключается в том, чтобы тар, который в прошлом выражал боль и страдание народа, теперь звучал новой светлой музыкой, созвучной счастливым дням азербайджанского народа, его мечте, его борьбе.

 

Звени, тар,

Звени, тар,

Будь нежен, как прежде бывал не однажды.

Столетья ты людям поешь, а не стар

И песня твоя – утоление жажды.

 

В творческом наследии М.Мушвига большое место занимают поэмы («Среди буровых», «Гая», «Мой друг», «Дядя Джаби», «Пастух»). Значительный, хорошо построенный сюжет, драматизм событий, полнота характеров, естественность диалогов – вот что составляет главное достоинство эпических произведений поэта. В лучших из них мы видим широкие картины жизни, убедительное раскрытие внутреннего мира людей.

Мушвиг очень хорошо знал классическую поэзию, литературу Востока. Наизусть знал стихи Физули, Насими, Вагифа, ашуга Алекпера. В те годы Мушвиг вплотную занимался изучение творчества Пушкина и Лермонтова и переводил и стихи.

В 1937 году началась компания клеветы и обвинения поэта как «врага народа». 8 января 1938 года, после непродолжительного заседания суда М.Мушвигу был вынесен смертный приговор, который был вскоре приведен в исполнение 12 апреля 1939 года.

Смерть Мушвига была поистине невосполнимой утратой для азербайджанской поэзии. Трудно измерить, как много сделал этот молодой поэт, почти юноша для создания  национальной лирики нового типа. И дело не только в том, что он много писал, горячо откликался на события своего бурного времени, был с ним «в ладу», как сам он подчёркивал. Дело даже не  в редкостной природной одаренности Мушвига. Он писал про нефтяников, о строительстве и электрификации, и о нежных чувствах – и все одинаково искренне. Он мог писать про облака и про любовь, неожиданно закончить свое стихотворение строками о призвании поэта, и эти строки ничуть не казались надуманными. Он мог писать стихи, подсказанные сердцем, и в каждой строке мы слышим строку сердца поэта.

Микаил Мушвиг не забыт и не будет забыт никогда. Да разве может быть забыт поэт, вместивший всю любовь души, весь жар сердца в поэтические строки и во весь голос, убеждённо воскликнувший:

Земле цвести, как мы велим в мечтах,

И нашим песням не смолкать в веках,

Великий мир как малого ребенка,

Мы вынянчим на собственных руках!

 

Источник: Эллада Герайзаде. История азербайджанской литературы. Часть 2

 

Прочитано 445 раз Последнее изменение Воскресенье, 19 Ноябрь 2017 13:04
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии