Вторник, 22 05 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Из газетного архива …Жить друг ради друга

В 1998 году в Московском издательстве «Остожье» вышли два тома произведений Светланы Алексиевич. В них всемирно известная наша писательница включила все пять своих ранее созданных книг. Это: «У войны не женское лицо», «Последний свидетель», «Цинковые мальчики», «Зачарованные смертью», «Чернобыльская молитва» (тираж изданий ограничен – 2 тысячи экземпляров. Лично я, например, с трудом приобрел их только сейчас). Тем не менее, изданы, как и подобает литературе такого уровня, прекрасно. С предисловием известного российского критика Льва Аннинского. Оно не только доходчиво объясняет и разъясняет читателю творчество Светланы Алексиевич, но и говорит о ее месте в литературном современном процессе вообще.

Как отнестись к выходу в свет в Москве двух томов белорусской писательницы? Наверное, как к событию в жизни всей писательской организации нашей республики: нас у себя издают не так уж часто, тем более в России.

Это событие вызывает на некоторые размышления. Прежде всего – парадокс. Чисто наш…

Да, существует белорусская литература. По сравнению с иными славянскими и иными европейскими литературами довольно молодая. Но за очень короткое время своего развития и становления – в основном от М. Богдановича и до наших дней, она довольно успешно заявила о себе в мире, как подлинно гуманистическая. Многих белорусских писателей переводили и переводят на разные языки, в основном прозу – людям иных стран интересна наша история, опыт и дух народа, культура.

В общем-то по отношению к населению, проживающему в республике небольшая писательская организация буквально за три – четыре десятилетия выдвинула из своих рядов двух художников мирового уровня. Разных. Представителей двух поколений. Воевавшего, возрождавшего страну. И – родившегося после войны. По-своему ее осмысливающего, самая активная жизнь которого выпала на конец так называемого времени застоя и нового государственного строительства.

Василя Быкова и Светлану Алексиевич. Но вот это кажется странным. Весь мир издает, читает, восхищается, почитает, а мы у себя дома все как-то не можем осмыслить по-настоящему. Ни их творчество, ни их личности, как художников. Случается – напрочь не принимаем.

И вместе с тем, что касается В. Быкова, например, так о нем, о его творчестве, и у нас дома, и в других странах написано множество литературно-исследовательских работ. А вот о С. Алексиевич, ее книгах – недостаточно, если не сказать, что мало. Это – у нас. За рубежом же – ее вниманием не обижают.

Создается впечатление, что, наверное, не можем привыкнуть к такой, новой для нас литературе. Все присматриваемся: то ли это?.. Да, и, наверное, на первый взгляд простота произведений останавливает. Дескать, журналистика, все на поверхности. Знаем об этом уже.

Но это не так. Углубленное чтение С. Алексиевич – это напряженная работа духа и сознания. И – аналитика. И когда мы читаем «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», или «Чернобыльскую молитву», то в каждой строке сталкиваемся с «балючым светам нашаго быцця», состоящего из прошлого, настоящего и будущего.

Невыдуманный жизненный материал в ее книгах. Часто он кажется абсолютно неприемлимым – настолько круто «замешан» на правде, от которой мы отвыкли за многие десятилетия, вплотную соприкасается с нравственностью. И как, например, мне, читателю, согласиться, пусть и после страшного о человеке материала с этим: «в самом деле есть ли что-нибудь страшнее человека…»?

И если в такой ситуации писатель сказавший, показавший это, как С. Алексиевич, должен быть мужественным, то и читатель его – тоже.

Мне кажется, что в той ситуации, которая сложилась у нас вокруг отношения к творчеству мастера, признанного всем миром – ничьей вины нет. Ни ее, ни нашей. Прямой.

У нас, наверное, еще как нигде все еще мощное отношение к жизни, искусству, литературе и т.д. Воспитанного на определенной идеологии, в определенных исторических условиях, в определенном понятии правды.

Готовы ли мы безоговорочно принять ее, писательницы, как она говорит в одном своем интервью «Летопись человеческой (нашей. – В.С.) души…», которую она «застала», ее «движение, и движение времени одновременно!»? И, конечно же, «дело даже не в материале, не в теме и не в фактуре, дело в мироощущении, во взгляде» на те жизненные процессы, которые происходили, происходят, будут происходить.

Думается, сразу и не ответишь: в самом деле, готовы ли…

Но есть у произведений Светланы Алексиевич главное, вседоступное открытие, которое, судя по одному ее интервью, найдет наиболее яркое подтверждение в новой книге о любви, которую пишет. И тоже общечеловеческое, выраженное его в формулу: «…нет никакого смысла жизни, кроме как жить друг ради друга»…

Конечно жаль, что такое издание белорусской всемирноизвестной писательницы приходит к ней на родину из других стран, что мы так и не можем не понятно почему, достойно издать то наше, что восхищает мир.

 

Владимир Саламаха, лауреат Государственной премии Республики Беларуси

Опубликовано в газете «СБ. Беларусь сегодня» 

Прочитано 425 раз
Другие материалы в этой категории: Беларусь представлена на языке урду »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии