Понедельник, 23 07 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Наталья Константинова. Карточные игры. Рассказ

  • Суббота, 14 Апрель 2018 15:32

Во дворце Пикового Короля готовился большой бал. Но Крестовая Дама, как всегда, не собиралась на него идти. Она намеревалась провести вечер и начало ночи за решением сложных судоку. «О, умнейшая из умнейших, о, мудрейшая из мудрейших!» – называла ее Крестовая Девятка. Девятка добровольно составляла свиту Крестовой Дамы в единственном лице, надеясь таким образом приобщиться к кругу знати. Вот и сейчас Девятка услужливо заглядывала Даме в лицо и сладким голосом, выражающим преувеличенное восхищение, пела: «Ну конечно, зачем Вам этот пошлый бал? Такие банальные, низкопробные развлечения не для Вас. Они недостойны Вашего интеллекта!»

Крестовая Дама огорченно нахмурилась. Ей надоело, что многие, будто в качестве похвалы, а на деле «припечатывая» ее как неполноценную, утверждали ее некую особую «возвышенность», «нестандартность», пренебрежение к житейской мишуре, к которой, конечно, относились и «легкомысленные» развлечения. Крестовая Дама была совсем не прочь поразвлечься, и танцевать ей очень даже хотелось. Тем более, что вроде у нее неплохо получалось, когда она пыталась ритмично двигаться под музыку. Иначе и быть не могло, ведь Крестовая Дама имела прекрасные способности к обучению. Впрочем, проверить это ей пока не довелось. Она не была ни на одном мероприятии, включающем публичные танцы. Ведь такие мероприятия неизменно посещал Пиковый Король. А все вокруг твердили, что Крестовой Даме нужно от него прятаться. Вот она и пряталась.

В карточном королевстве, естественно, свойства и положение персонажей определялись мастью и старшинством. Пикам принадлежала власть. Черви обладали способностью внушать и дарить любовь. Бубны ослепляли своей красотой. Крести были носителями ума. Конечно, это не значит, что масти «узурпировали» качества и их представители оказались личностными инвалидами, начисто лишенными свойств других мастей. Просто «титульные» качества были в них доминантными.

Крестовый Туз имел вид старца с благородными сединами. Все знание, вся мудрость находились в его ведении. Несмотря на почтенный возраст, его интеллект был самым быстрым, ясным и четким среди карт, самым пронизывающим до глубины суть вещей. Этот Туз олицетворял свет, так как освещал все светом разума. Когда он смотрел на что-либо, любой предмет под его взглядом раскладывался на составляющие, любая карта обнажала свою сущность.

Крестовая Дама была его любимицей. Но, пожалуй, только его. Девушка с умом в качестве главной особенности мало кого привлекала, а как минимум вызывала настороженность. Она не могла, сообразно с возрастом, весело проводить время в компании Валетов. Крестовая Дама превосходила их не только по старшинству, но и по интеллекту. Их это раздражало, а ей становилось скучно. Впрочем, нередко ей хотелось расслабиться, забыться и не меряться ни с кем умом. Но еще одна причина побуждала Валетов избегать общества Крестовой Дамы: у нее не было иммунитета, которым обладала вся знать. Иммунитет мог дать только Пиковый Король. А от него Крестовая Дама, как все советовали, пряталась.

Нет, она не испытывала лишений. Как представитель знати, Крестовая Дама жила во дворце и автоматически обеспечивалась всем необходимым. Но девушка всегда вздыхала, когда думала о других Дамах. Она не то чтобы им завидовала, просто ей становилось очень грустно, когда она сравнивала свою одинокую тихую жизнь в окружении книг с их жизнями.

Первая красавица, Бубновая Дама, была ведущей и единственной моделью в агентстве, которое возглавлял Бубновый Туз. Ее овальное личико окружало облако вьющихся светлых волос, над яркими голубыми глазами как натянутый лук изогнулись темно-русые брови, губы расцветали розой на белой коже, а фигура будто была вылеплена по всем модельным канонам. Во время демонстрации нарядов ее неизменно награждали оглушительными овациями. Бубновая Дама любила прийти к Крестовой, сесть, прогнувшись, оттопыривая свою и без того выпуклую попку, одну ногу положить на табуретку рядом с диваном, чтобы демонстрировать свою крохотную ступню, и рассказывать о том, какие ей говорили комплименты и какие преподнесли подарки.

Червовая Дама вся будто сочилась сладостью. Утверждали, что благодаря своей любвеобильности она побывала подругой всех Валетов и Королей. Она тоже признавалась красавицей. Но если у Бубновой Дамы красота была более холодной, Червовая выглядела щедрой дарительницей жара. Нет, она не принадлежала, конечно, к племени гулящих, просто ее переполняло желание проявлять по отношению ко всем материнскую опеку, в том числе из материнских чувств удовлетворять сексуальные потребности. Она становилась наставницей молоденьких юношей-Валетов. В отношениях с Королями претендовала на то, чтобы вникать во все их дела и заботы, во всем сочувствовать и давать советы. Ей нравилось ощущать себя главным «сердечным другом», утешительницей, владеть доверием и пленять души. Червовая Дама стремилась играть роль конфидента и для Крестовой Дамы, тоже нередко к ней заглядывала и с материнской заботой в голосе говорила: «Да, конечно, тебе трудно придется. Бедная ты, бедная!»

Пиковая Дама обладала обликом суровым: жесткие смоляные волосы, густые сросшиеся брови, темно-карие, почти черные глаза. В сочетании с высокой крупной фигурой, которую, однако, никто не назвал бы толстой, это производило впечатление внушительное. Все сходились во мнении, что Пиковая Дама – прирожденная командирша. Ее побаивался сам Пиковый Король. Она носилась, как метеор, своим зычным голосом всех «строила», требуя строгого соблюдения порядка, благовоспитанности и благопристойности. Провозглашала лозунги из официальной идеологии Пиковых владык, призывала карты не лениться, вести себя сообразно чину и приносить пользу государству. Организовывала коллективные мероприятия, на которых демонстрировалось, что «мы веселы, счастливы, талантливы». Перед ней трепетали, но ее и уважали, зная, что в душе она добрая и сама искренне верит в то, чего требует от других. Пиковая Дама была второй после Крестового Туза неложной доброжелательницей Крестовой Дамы, потому что ценила ум. Она считала, что такие, как Крестовая Дама, составляют гордость королевства, но вслед за остальными верила, что в этом – все предназначение девушки, и вне интеллектуальной сферы для нее места нет. Пиковая Дама ограждала Крестовую от насмешек Валетов, связанных с ее «нестандартностью», но думала, что именно это ей и суждено, и не видела возможностей существенно изменить ее положение.

Сделать это мог только Пиковый Король. Его благосклонностью пользовались все остальные Дамы, так как он был большим любителем женской красоты (хотя к Пиковой Даме не подходило определение «воплощение женственности», упрек в неправильности черт к ней тоже не относился. Во всяком случае, ее внешность отличалась выразительностью). Здесь и была зарыта собака. Большинство окружающих твердили Крестовой Даме, что она не сможет расположить к себе Пикового Короля, а скорее даже вызовет его недовольство, потому что не очень красива. Действительно, когда Крестовая Дама смотрелась в зеркало, то видела в нем неяркое лицо: глаза – не как озера, ресницы – не как стрелы, брови – цвета ненасыщенного и губы едва розоватые.  Не ошеломляли и ее формы. Под влиянием всеобщего мнения Крестовой Даме так и виделось, что при взгляде на нее Пиковый Король скривится, нахмурится и велит убираться с его глаз долой. Усугубить ситуацию, по тому же всеобщему мнению, мог взгляд Крестовой Дамы. Пиковый Король фактически считался верховным правителем в государстве. Глава королевства, Пиковый Туз, был кем-то вроде Гудвина, великого и ужасного. Он жил в замке на высокой скале, почти не появлялся на публике и только «спускал» из своей резиденции законы и указы. Его царственное положение никто не оспаривал, ведь в случае неповиновения он мог бы сжечь любого, даже целое королевство, обладая способностью испускать огонь. Но распорядительные функции выполнял Пиковый Король, решая все практические вопросы. О Короле давно сложилось впечатление, что он – горячий поклонник всех радостей жизни, при этом крайне властолюбив, самолюбив, вспыльчив и желчен, не терпит противоречий и признает по отношению к себе только нерассуждающее безоговорочное восхищение. А именно это Крестовая Дама проявить бы не смогла. Неся на себе печать разума, так же, как и Крестовый Туз, освещая все его светом, она не была способна не анализировать и не оценивать, и эти наклонности подогревала молодая жажда познания. «Да ты как посмотришь на Пикового Короля оценивающим взглядом, а еще, упаси Боже, в нем выразится осуждение, Король придет в ярость и лишит тебя сана, изгонит из дворца и сделает простой Двойкой», – выражали все уверенность именно в таком исходе (Крестовые Туз и Король, тоже носители пронизывающего разума, были старше и опытнее, лучше владели собой и не допустили бы, чтобы их лица выразили нечто неподобающее в присутствии правителя. К тому же  оценка и критика со стороны женщины, тем более – молодой девушки, казалась общественному сознанию особенно вопиюще дерзкой и потому нестерпимой).

Поэтому Крестовая Дама ни разу не встречалась с Пиковым Королем и, как следствие, жила без иммунитета. Иммунитетом называлась независимость от младших пиковых карт. Так как они были представителями власти, каждую из них следовало учитывать даже тем, кто превосходил их по старшинству. Каждая пиковая карта олицетворяла какой-либо постулат официальной идеологии: моральные правила, нормы поведения и порядка – по сути правильные и справедливые, необходимые для воспитания, даже водительства несознательных, так сказать, оформления хаоса. Но при строгом соблюдении их всех жизнь становилась слишком регламентированной, в ней оставалось мало места для свободы, экспериментов, любви и творчества. Поэтому высшие карты, знать, начиная с Валетов, имели иммунитет против младших Пик, жаловать который обладал правом Пиковый Король. Только Крестовая Дама оставалась обязанной вытягиваться перед всеми Пиками, быть образцово-показательной и прямолинейно-добродетельной.

Но вот пришли обстоятельства, когда у Крестовой Дамы не осталось больше возможностей отсидеться в своей скорлупе. В королевстве торжественно объявили о помолвке Пикового Короля и Бубновой Дамы. Скоро должна была состояться свадьба, на которую были приглашены все представители знати. Игнорировать приглашение под страхом немилости запрещалось. Для Крестовой Дамы встреча с Пиковым Королем стала неминуемой.

Узнав об этом, к ней прибежала Червовая Дама. «Тебе придется столкнуться с Пиковым Королем! Ах, какая трагедия, какая трагедия! – восклицала она, – Ну, желаю тебе удачи! Она тебе понадобится!» Пришла и Пиковая Дама. По ее лицу разливалась бледность, будто ее внезапно ударили, и она говорила: «Держись! Если Пиковый Король на тебя разозлится, я постараюсь тебя защитить. Меня он послушает». Бубновая Дама, в качестве невесты властителя, своим посещением Крестовую не удостоила.

Настал день празднества. Крестовая Дама робко вошла во дворец Пикового Короля, смущаясь, когда гвардейцы у входа, как и всем представителям знати, отдали ей честь. В зале приемов царило оживление. Желая сделать праздник более пышным и запоминающимся, подчеркнуть грандиозность события, не него, кроме высших карт, пригласили и некоторых младших, до Восьмерки включительно. Но Крестовая Дама стояла возле стенки одна. Остальные гости дворца огибали ее по полуокружности с довольно большим радиусом. Крестовый Туз отсутствовал. Он не любил шумные мероприятия, и, учитывая его почтенный возраст, для него сделали исключение: разрешили не посещать свадьбу властителя. Червовая Дама, будто не замечая ничего вокруг, порхала среди мужчин. Даже Крестовая Девятка, всегдашний льстец Крестовой Дамы, теперь и так оказавшись в высшем обществе, предпочла присоединиться к большинству. Только Пиковая Дама подошла к Крестовой и поздоровалась. Но ей, как признанной общественнице, полагалось находиться в гуще коллектива, и она смешалась с общей массой гостей. Однако продолжала следить за Крестовой Дамой встревоженным взглядом.

В залу торжественно вошел Пиковый Король под руку с Бубновой Дамой. Теперь всем присутствующим полагалось по очереди приблизиться к ним и высказать поздравления. Настал черед Крестовой Дамы. Не в силах сдерживать любопытство, она пристально посмотрела на Пикового Короля, храбро подставив и свое лицо под его взгляд. Она ощутила в нем властность и чувственность, способность выражать сильный гнев и наслаждаться полнотой жизни. Девушка набрала в грудь побольше воздуха и произнесла: «Поздравляю блистательную чету! Желаю вам счастья такого же огромного, как красота невесты и как доброта жениха!» Пиковый Король усмехнулся: «Да, вижу, что ты умна. Твое общество было бы мне интересно. Почему же раньше я тебя никогда не встречал? И лицо твое, такое ясное и разумное,– продолжал он, наблюдая за Крестовой Дамой, – оно очень миловидно. Почему ты избегала приличествующей знати жизни? Зачем ты пряталась от меня?» Крестовая Дама смешалась. «Наверное, тебе наговорили, что я любитель вина и женщин, бываю крут и жесток, что я самодур? – насмешливо протянул Пиковый Король. – А ты уверена, что те, кто так говорит, сами вели бы себя по-другому, получи они большую власть? Посмотри, как все ценят даже крупицы власти, и, если имеют, стараются ее продемонстрировать и использовать. Любая Тройка уже гордится тем, что она не Двойка. Удивительно ли что я, верховный правитель, люблю наслаждаться жизнью и требую почтения к своему сану? Но ты можешь вглядываться в меня сколько пожелаешь. Я не враг Крестям, я не боюсь света разума. Он проявит, что во мне есть не только плохое. Может, я и бываю вспыльчивым, даже самодуром, но я и приношу много пользы государству, занимаюсь важными делами. Я не ангел, как и все, но я король, и у меня есть достоинство. Я ценю чистоту и неиспорченность. Именно это я вижу в тебе. Ты не нуждаешься в постоянном контроле. Я жалую тебе иммунитет! Поаплодируем новому полноценному члену нашего светского общества!» Раздались дружные аплодисменты.

Вскоре совершилась свадебная церемония, и началась основная часть праздника.

Увидев, что властитель проявил к Крестовой Даме благосклонность, гости дворца резко начали ее замечать. Вслед за Пиковым Королем все стали находить ее приятной и миловидной. К ней подходили, заговаривали, старались вовлечь ее в групповые беседы. Валеты кинулись приглашать ее на танцы. Один раз ее пригласил даже Бубновый Туз, представлявший собой воплощение стильности. Нет, Крестовая Дама не стала царицей бала. Но за свои движения в танцах краснеть ей не приходилось, и в целом она проводила время очень неплохо. С радостной улыбкой к ней подошла Пиковая Дама: «Знаешь, я-то думала, что ты никогда не будешь танцевать!». Червовая Дама держалась поблизости и проявляла матерински-собственнические замашки: то складку на платье расправит у Крестовой Дамы, то волосы ей пригладит. Бубновая Дама, кружась неподалеку в вальсе с Пиковым Королем, милостиво кивнула.

Эта ночь стала для Крестовой Дамы началом новой жизни. После бала Валеты продолжали проявлять к ней повышенный интерес, так как она была для них в новинку. Они вдруг обнаружили, что еще одна девушка может быть персонажем в извечной любовной игре, и наперебой старались использовать открывшиеся возможности. Самым большим любителем новых ощущений слыл Валет Пиковый. Он не преминул обратить на Крестовую Даму свое внимание.

Пиковый Валет был властелином ночи. Но ночи не как царства зла, а такой, о которой поется в песне «Депеш Мод» «Waiting for the Night»: «Я жду, пока придет ночь, когда все становится терпимым, когда кромешная тьма скрывает от нас суровую правду жизни, и в этой темноте все, что ты чувствуешь, – спокойствие». Ночи как таинственного времени, когда все теряет определенность, стираются грани, размываются нормы, когда дышится полной грудью и кажется, что вокруг расстилаются необъятные просторы, манящие в неведомые дали, к неизведанным чувствам и приключениям. Такую ночь показал Крестовой Даме Пиковый Валет. Они сидели рядом на качелях, раскачивались, взлетали ввысь и пили густой ликер. Крестовая Дама глотала сладкую жгучую жидкость, и таким же жгучим становилось ее желание уйти в эту ночь, чарующую своей прелестью, уйти в беспечальную свободу, окунуться в нее надолго, может быть, навсегда. Именно это и предлагал ей Пиковый Валет. «Давай странствовать вместе по моей ночи», – говорил он. Крестовая Дама готова была согласиться. Но вдруг ярким светом вспыхнули на ней кресты. Она вспомнила, что несет в себе свет разума, и не захотела его предавать. Ей стало мучительно больно сопротивляться волнующему притяжению, она испытывала внутреннюю борьбу. Но громче всех желаний в ней зазвучал голос: «Я не имею права отказаться от рассуждений и жить одними ощущениями». Крестовая Дама вспомнила свою мечту, и она оказалась сильнее тяги ночи.

Мечта у нее появилась после того, как Пиковый Король снял с нее клеймо отверженности. Точнее, тогда она разрешила себе начать мечтать. Предметом ее мечтаний стал Крестовый Король. Это была загадочная личность. Как и все высшие Крести, побуждаемый жаждой познания, он в юности решил изучить до глубины карточные натуры. Свое намерение он осуществил, но это не принесло ему радости. Перед ним открылись самые темные изгибы душ. Он познал множество подлостей и предательств, видел одержимость завистью и корыстью. В то же время он преуспел в науках, обладая почти таким же ясным и быстрым умом, как Крестовый Туз. Но если знание Туза было просветленным, в его внутреннем мире и в отношении к окружающим царила гармония, то все, что узнал Крестовый Король, легло на него тяжким бременем. Погружение в темные стороны душ навсегда изменило его, сделало сумрачным и разочарованным, а легкость в овладении науками – пресыщенным и скучающим. Крестовый Король не забыл и не преодолел увиденное и испытанное зло, а будто носил его на себе, держа на плечах не небо, как атланты, но ад, напрягаясь, чтобы не дать ему упасть и раздавить себя окончательно, и поникнув под этой тяжестью. Разочаровавшись в картах, он жил уединенно на краю королевства, в царстве вечных льдов.

Этот персонаж пленил воображение Крестовой Дамы. Впервые услышав о нем, она испытала острое сострадание, из которого постепенно родилась глубокая любовь. Крестовой Даме казалось, что она лучше всех чувствует Крестового Короля, видит его в свете разума (конечно, был еще более проницательный Крестовый Туз, но в его отношение к Королю не входил элемент пылкости). Девушка думала, что именно она сумеет исцелить раны, нанесенные Королю злобой мира, отогреть его своим нерастраченным теплом. Почти равная Королю по интеллекту и неиспорченная по натуре, она собиралась доказать, что можно иметь развитый ум, не быть наивной, и в то же время не быть и злой, корыстолюбивой, иметь прекрасные способности, но не гнаться за богатством и почестями. «Когда он со мной познакомится, то поймет, что я – настоящая, – верила Крестовая Дама. – Как с равной, ему не будет со мной скучно. Он откроет мне свое сердце!»

Крестовый Король был на приеме в честь свадьбы Пикового Короля. Как и все, он сначала игнорировал Крестовую Даму. Но девушка его в этом не винила. «Ведь он видел от карт столько плохого, а со мной совсем не знаком, и как ему было знать, стою ли я того, чтобы ради меня идти против всеобщего мнения?» – думала она. Правда, после проявления благосклонности к ней властителя Крестовый Король к девушке тоже не подходил, но и за это она не была на него в обиде, наслышанная о его постоянной отрешенности. Сама Крестовая Дама на балу впервые увидела Крестового Короля, и его бледное лицо, глубокие глаза и горькие складки возле рта, в сочетании с мужественной фигурой, соединились в ее сознании со слышанными рассказами об испытанных им страданиях, и его облик пронзил девушку до глубины души. Крестовая Дама изредка украдкой взглядывала на него, уже влюбленная, но еще не смевшая ни на что надеяться.

Свадьбу Пикового Короля играли осенью. Погода становилась все холоднее, а сердце Крестовой Дамы, наоборот, делалось все более горячим – в нем разгоралась любовь. Всю зиму девушка провела в сладкой полудреме, мечтая о Крестовом Короле. Но вот пришла весна, и от свежего ветра встрепенулись ее душа и тело. Девушке стало недостаточно мечтаний, ее охватила жажда деятельности. «Я должна что-то предпринять, – думала Крестовая Дама. – Мои чувства сгорают зря, а в этом время Крестовый Король продолжает жить в печали и разочаровании. Я должна помочь и ему, и себе». Девушка решила отправиться к Королю будто бы со светским визитом. В самом деле, они оба – Крести, близки по статусу, это ли не основание познакомиться получше?

На долгом пути ко дворцу Крестового Короля Дама представляла, как приветливо с ним поздоровается и посмотрит на него открытым взглядом, в который надеялась вложить тепло и симпатию. А потом заведет приятную беседу. Сначала пошутит, чтобы сделать атмосферу дружеской и непринужденной. Затронет несколько тем из философии и политики – чтобы дать Королю блеснуть своими познаниями и тем расположить его к себе, и чтобы он при этом оценил ее ум. Затем – и это главное – начнет задавать ему вопросы, о его жизни, о его взглядах, и будет внимательно слушать – а слушать она умела. «Он обязательно почувствует ко мне доверие, оценит, как я умею слушать и понимать, и между нами появится притяжение», – думала девушка. Она верила: многоопытный Король почувствует ее пылкую душу, и у него появится мысль, что, возможно, он не все еще в жизни испытал.

Крестовый Король сам открыл двери. «Здравствуй!» – произнесла Дама и шагнула через порог с радостным порывом в душе и на лице. Но… натолкнулась на взгляд Короля и буквально споткнулась. На его лице Дама прочитала, что Король мгновенно ее понял, разгадал ее надежды и намерения. «Что, юная энтузиастка?» – проговорил он. Его взгляд выразил бесконечную усталость и скуку. До сих пор Крестовая Дама, как и всякая юная особа, чувствовала в себе что-то несомненно новое для мира, свою способность что-то добавить к жизни. Но Крестовый Король смотрел на нее так, будто она была заезженной пластинкой, чем-то давно и полностью изученным и смертельно надоевшим. Ошеломленная, Крестовая Дама почувствовала, что не способна сопротивляться тяжести этого взгляда. «Я никогда не смогу его переубедить», – с тоской осознала она. Девушка вспомнила, как собиралась послать Королю открытую теплую улыбку, чтобы ободрить его и согреть его душу, растопить его предубежденность. Но ничего подобного она выразить не смогла. Вместо этого ее лицо против воли сложилось в обиженную гримасу. Вновь ярко вспыхнули на ней кресты, и в свете разума она ясно увидела всю себя. Оказывается, она так долго терпела от окружающих непонимание, недоброжелательство и насмешки, что теперь не способна кому-то отдать тепло, потому что ей самой его не хватает. Она не способна сломать враждебную отчужденность и согреть, потому что сначала ей нужно, чтобы согрели ее.

Крестовая Дама стояла, потрясенная своим открытием. «Я ведь считала себя умной. Как я могла так ошибаться?» – мысленно стонала она. А Крестовый Король продолжал насмешливо смотреть на нее, и под этим взглядом она ощущала себя душевно раздетой и вся внутренне скукожилась от стыда. Усиливая ее смятение, из-за спины Короля выглянула Червовая Дама и прощебетала «Привет!» «Что, удивлена? – промолвил Король. – Ты думала, что я живу в одиночестве и тоске? Видишь, я все про тебя знаю. Ты для меня просто девочка. А вот Червовая Дама знает жизнь и мужчин. Она умеет вести себя так, чтобы не раздражать меня, и к тому же искусна в сексе. С ней мне хорошо».

Крестовая Дама не помнила, как вернулась домой. Девушка погрузилась в тоску и отчаяние. Она утратила веру в себя, а вместе с этим исчезло ощущение смысла жизни. Сведения о ее встрече с Крестовым Королем просочились в общество (видимо, рассказала Червовая Дама). Поддержать свою любимицу решил Крестовый Туз. То, что упустила Червовая Дама в своем рассказе (она не знала, конечно, всех подробностей переживаний Крестовой), он сам понял и угадал. Раньше он старался не давить на Крестовую Даму своим всеведением, не лез к ней в душу и был единственным, кто не пугал ее Пиковым Королем. Но теперь он пришел к девушке и завел речь о ее несбывшейся любви.

– Дитя мое, – говорил Крестовый Туз, – ты ошиблась! Ты хотела взвалить на себя бремя, которое тебе не нужно! Ты не обязана нести на себе чьи-то разочарование и усталость от жизни. Сама ты воспринимаешь мир совсем по-другому, твоя душа радостно отзывается на его впечатления и дает яркую и глубокую реакцию. Продолжай видеть мир именно так! Ты надеялась спасти Крестового Короля своей чистотой и свежестью, но для него это поздно. Он слишком глубоко спускался в ад, и ад его не отпустит. Поверь мне, не стоит его жалеть из-за этого. Крестовый Король сам выбрал свой путь. Вовсе не обязательно так концентрироваться на отрицательных сторонах жизни. Ты ничего ему не должна. Это – не твоя судьба!

Мудрые слова Туза немного утешили Крестовую Даму. Нет, у нее не появились еще душевные силы, чтобы надеяться на что-то хорошее, но и разрывающая боль слегка утихла. Девушка примирилась с тем, что совершила ошибку, и даже смогла принять известие о свадьбе Крестового Короля и Червовой Дамы без припадка отчаяния. Правда, она все еще была не способна дышать полной грудью, и, если пыталась глубоко вздохнуть, сердце ее вжималось в грудную клетку, и его опять пронзала острая боль.

Крестовая Дама старалась вести нормальную жизнь и даже посещала светские приемы, где Пиковый Король неизменно адресовал ей несколько шутливых и благосклонных фраз. Летом она часто гуляла в парках. Вот и сейчас она неторопливо шла по аллее, любуясь густой зеленью. В конце аллеи она увидела мужчину с молодым уверенным лицом. «Один из властителей любви – Червовый Король», – узнала его девушка. Червовый Король тоже заметил ее. Несколько мгновений он смотрел на нее обычным, ничего не значащим взглядом. И вдруг лицо его резко изменилось. Его осветила улыбка – не формальная, вежливая, а широкая и искренняя. Крестовая Дама не поверила своим глазам. Червовый Король улыбался ей с теплотой и симпатией, как когда-то она хотела улыбнуться Крестовому Королю. Казалось, в свою улыбку Червовый Король вкладывает всего себя. Тепло этой улыбки девушка ощутила почти физически даже на расстоянии и почувствовала, что совершается волшебство. В этих лучах все, что в ее душе сжалось и окаменело после отповеди Крестового Короля, расслабилось и смягчилось. Она вдруг задышала полной грудью, не испытывая при этом боли.

Крестовая Дама стояла в растерянности, не понимая, почему Червовый Король дарит ей солнце. И, почти не сознавая, как это произошло, улыбнулась в ответ. Улыбка просто заливала ее лицо – кокетливая, сверкающая, улыбка девушки, ощущающей себя привлекательной. То, что Крестовая Дама раньше стеснялась проявлять, теперь без всяких усилий и без барьера смущения отразилось на ее лице.

И так, взаимно улыбаясь, они пошли навстречу друг другу.

 

Наталья Константинова

"Новая Немига литературная", №1, 2018.

Прочитано 154 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии