Понедельник, 20 08 2018
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Наталия Воскресенская. Алтай. Очерк

Если вдруг меня когда-нибудь спросят, какое у меня самое любимое место в родной стране – я, не задумываясь, отвечу – Алтай. А если опять спросят, а какое у меня самое любимое место в Мире? И я опять отвечу – Алтай. Сказочнее Алтайских гор я не видела ничего.

Я была на Кавказе, в Крыму, путешествовала по Южному Уралу, добиралась до заснеженных вершин Тянь-Шаня. Побывала даже в Альпах. Но опять утверждаю, что ничто так не поразило меня, как Алтайские горы.

Побывала я там три раза. Первый мой конный поход по Горному Алтаю состоялся в 1974 году. Добиралась я до Горно-Алтайска на двух самолетах. Последний был ЯК-40. Как только вышла из самолета, повеяло на меня теплым, ласкающим дыханием этого края. Веяло запахом трав, полевых цветов. Воздух не был удушливым, как в жарких странах, а какой-то разреженный, прозрачный, отчего дышалось очень легко. На автобусе добралась до турбазы «Катунь». Три дня была адаптация, подготовка к конному походу, куда входила тренировка езды на лошадях, пробный выход верхом. Мне по сути дела это и не надо было. Я уже два года тренировалась на Московском ипподроме в школе верховой езды, и знала все премудрости, начиная с седловки, до езды галопом.

Я не случайно выбрала именно конный маршрут по Горному Алтаю. Я каким-то подсознанием чувствовала, что Алтай - загадочный край, обширный. Пешком его не обойдешь, на автомобиле тем более ничего не увидишь. А вот верхом можно забраться в отдаленные глухие уголки горной природы.

Чем же в общих чертах отличаются Алтайские горы от других, виденных мной? Прежде всего, это сказочное разнообразие природных ландшафтов. Каждый день нашего похода на лошадях приносил острые впечатления от изменяющейся природы. Ехали мы и по тундре, и по тайге. Потом вдруг выезжали на альпийские луга. Я тогда была поражена тем, что, казалось бы, привычные каждому садовые цветы, растут в дикой природе, расцвечивают альпийские луга всеми цветами: это и анютины глазки, маргаритки, пунцовые маки, желтая календула, пионы. Яркие краски полей из этих цветов, свежий тёплый воздух вселяет в душу такую энергию, такое счастье!

В горах Алтая разбросаны сотни озёр. Мне очень запомнилось манящее своей таинственностью озеро, состоящее только из двух букв русского алфавита – первой и последней, озеро Ая.

А тропа поднимается всё выше в горы. Мы ночуем либо в палатках, либо в приютах. Это охотничьи избушки, где заботливые предшественники оставляют то, что могут оставить: соль, сахар, заварку, сухие поленья. Иногда нам удавалось купить у пастухов ягненка, и тогда на ужин мы все вместе готовили шашлык.

Порою, мы ехали по глухим местам, где водились медведи. В целях безопасности последняя в цепочки лошадь везла миски, кружки, половники, которые при движении громыхали. Это, по мнению инструктора, должно было отпугнуть медведя.

Время от времени, чтобы немного размяться, мы делали остановки, спрыгивали с лошадей, заваривали чай из чистейшей горной воды. Заваркой служили всевозможные травы, и, конечно же, золотой алтайский корень. Он очень ароматный, к тому же обладает лечебными свойствами, бодрит, снимает усталость. Лошади тоже с удовольствием грызли его. Все потертости у них на спинах и на холках быстро затягивались.

Надо сказать, что лошади на Алтае очень сильные, здоровые и выносливые. Ещё бы! Несмотря на то, что во время движения инструктор то и дело кричал, чтоб мы не давали лошадям наклонять голову, чтобы сорвать какую-нибудь траву, они всё равно постоянно что-нибудь да схватят на ходу. Да это было и не трудно – в некоторых местах травы были по грудь лошади.

Мы проезжали деревни, где эти сочные целебные травы были собраны в стога, но не вывезены ещё с прошлого года, и сгнили. Сразу вспоминаются Швейцарские Альпы, где машинная техника не дает отрасти траве, скашивает её, едва она отрастает. Всюду видны аккуратно закрученные рулончики такой травы, можно сказать, молочной свежести, и тут же она поступает на хранение. Ничего не пропадает. А тут такое… с болью невозможно смотреть. Алтай – это такой благодатный край… Если лошади такие здоровые да сильные, какие должны быть коровы, овцы. Да всё тут должно процветать. Но кругом запустение, бедность, разруха.

Мы шли всё выше и выше в горы. Наша цель была – Каракольские озёра. Пейзажи ежеминутно менялись. Солнце светило ярко, но не жгло, а как бы растворялось в свежем горном воздухе, настоянном на аромате трав, цветов, кедрача. Иногда горные ручьи и реки сопровождали нас в пути, иногда они преграждали наше движение, и тогда приходилось верхом переправляться на другую сторону – это тоже были новые ощущения, новые эмоции.

Несколько раз во время нашего продвижения нас заставал в пути настоящий ливень. Мы быстро натягивали на себя дождевики, которые всегда были под рукой, и двигались дальше. Однажды ливень застал нас на узкой горной тропе и был такой сильный, что ничего не было видно. Ноги у лошадей расползались на камнях. Мы остановились. Лошади инстинктивно уткнулись головами в скалы, подставляя крупы под сильные потоки воды. Как неожиданно начался этот ливень, так скоро он и закончился. Мы встряхнули дождевики, но как выльешь воду из сапог, которой налилось по щиколотку? О спешивании не было и речи – на узкой горной тропе потом не взберешься на лошадь. Пришлось поднимать ноги; вода, журча, вытекала из сапог. Когда двинулись дальше, увидели, как поникли от тяжелых потоков воды цветы, как полегли высокие травы. Но прошло несколько минут. Быстрый ветерок разогнал остатки туч, опять засияло солнце, и жизнь в горах вошла в своё привычное русло: цветы оправились, засияли своими разноцветными красками, заулыбались веселому дню.

Июнь – самое хорошее время для путешествия по Алтаю. Но и в июне случается, что в горах выпадает снег. Однажды утром, выйдя из палатки, я вдруг увидела настоящую зиму – всё было бело от снега. Снег тяжело лежал и на самой палатке. Умываться в ручье было неприятно, холодно. Но уже после нашего завтрака засияло живительное солнце. Снег куда-то исчез, и, казалось бы, навсегда замерзшие купавки, распрямили свои стебельки, повернули свои оранжевые головки к земному светилу, как бы благодаря его, что не дало увянуть.

Ну вот, наконец, мы добрались до последней перед Каракольскими озерами стоянки. Здесь мы переночевали, а утром, оставив лошадей под присмотром конюха, пошли с инструктором к озёрам. Каждое из семи озёр было всё выше и выше над уровнем моря. И если первое озеро походило на корзину, сплетенную из цветов, на дне которой синела вода, то последнее седьмое уже было с заснеженными скалами по берегам. По традиции туристы здесь готовят мороженое из припасенной сгущенки, шоколада, снега. Получается примитивно, но там – это настоящее лакомство. А потом начинается катание со снежных гор. Что интересно, начинаешь спускаться с холодной снежной вершины, а у подножия попадаешь в цветы.

Уставшие, голодные вернулись к вечеру на стоянку, побежали скорее каждый к своей лошади. За время путешествия мы так привыкли к ним, а они к нам, что, казалось, понимали друг друга без слов, скучали, когда расставались и радовались встрече. Лошади, уже издали завидев своего хозяина, бежали навстречу, тихонько покусывали приложенную к мягким губам ладонь.

Наконец мы спустились с высокогорья, вышли на Чуйский тракт и понеслись галопом вдоль бурной Катуни до турбазы, откуда и начинался наш маршрут.

На турбазе по давно заведенной традиции нас к назначенному времени должны были встречать компотом. А раз должны были встречать, значит, въехать надо было торжественно, с помпой. Для этого мы долго готовились, особенно на последних стоянках. Разучили строевую песню, повыдергивали из лошадиных хвостов по несколько волосков на флаг. И вот с этим флагом бодрой рысью въехали в ворота турбазы. Вся турбаза сбежалась встречать прибывшую из похода группу. Мы были все грязные от галопной пыли, лица наши были как у трубочистов. Все встречающие смеялись. Среди них были и те, которым мы должны будем передать своих лошадей для их похода. Но до этого лошади должны будут несколько дней отдохнуть.

Вечером, опять же по традиции, прибывшая из похода группа дает концерт, то есть в художественной форме изображает всё самое яркое, что случилось в походе. Что это было за представление – словами не передать. Зрители буквально катались от смеха на траве.

На утро мы еще раз сходили на конюшню попрощаться с лошадями. Прощание было очень трогательным. Жаль до боли было навсегда расставаться с четвероногим другом, благодаря которому в твоей жизни произошло столько радостных событий.

Но уезжать с Алтая, не повидав ещё и Телецкое озеро, было невозможно. И вот мы, трое молодых девчонок, вышли на следующее утро с рюкзаками на плечах из ворот турбазы, и пошли по Чуйскому тракту в надежде остановить какую-нибудь попутку.  Чуйский тракт, кстати, в современном его виде был спроектирован известным писателем В.Я. Шишковым. Через час пути остановили грузовик, забрались в кузов. Он довез нас до какого-то поворота, а дальше наши пути разошлись. Пришлось опять искать транспорт. Подвернулся старенький автобус, на нём мы и доехали до горного села Майма. Там был аэропорт малой авиации. Купили в кассе билеты на самолёт АН-2. Пока ждали, лёжа на траве, мне пришла мысль, что вроде бы живём все в одной стране, но какая здесь совсем другая жизнь: яркая, свободная, просторная, как это душистое поле аэродрома. Наконец подрулил наш самолетик на 12 человек. Мы уселись на лавки по обоим его сторонам, приготовились к взлету. Вдруг слышим из кабины пилота: «Ну что, с открытой дверью будем лететь?» «А как её закрыть?» – спрашиваем. «Там крючок есть», – отвечает пилот. И, правда, на двери был крючок, точь-в-точь как на садовых туалетных домиках. Вот на него мы и закрыли дверь самолета, чтобы ненароком не выпасть при полете. Самолет разогнался, оторвался от земли и полетел. Летел непривычно низко, над тайгой, над редкими здесь дорогами. Наконец прибыли в Турочак. Опять остановили попутку, которая и довезла нас до Артыбаша. Этот путь составлял 70 километров и шел вдоль берега стремительной порожистой реки Бия, к другому берегу которой вплотную подступали скалы. Ну вот, наконец, и Телецкое озеро. Что это за диво! Чаша с чистейшей водой среди гор. Переночевав на турбазе, которая была прямо на берегу, утром на небольшом теплоходике мы поплыли по озеру. В районе водопада Корбу высадились на берег. Стали забираться в гору, чтобы увидеть водопад с места его падения. Зрелище это было незабываемое! Брызги, прошиваемые лучами солнца, светились всеми цветами радуги. Если Телецкое озеро называют «жемчужиной» Алтая, то водопад Корбу я бы назвала «бриллиантом» Алтая. Настолько он был хорош, этот затерянный в горах водопад, сильными потоками спускающийся с гор в озеро. «Недаром все же мы так долго добирались до Телецкого озера, – подумалось мне. – Это стоило того».

Наталия Воскресенская

Прочитано 59 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии