Суббота, 22 07 2017
Войти Регистрация

Войти в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создать аккаунт

Обязательные поля помечены звездочкой (*).
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтверждение пароля *
Email *
Подтверждение email *
Защита от ботов *

Валерия Чеботарёва (Молдова). Вещные ценности. Цикл рассказов

  • Понедельник, 03 июля 2017 05:53

"Однажды молодой европейский Штепсель женился из-за московской прописки на старой советской Розетке..."

Короткие рассказы Валерии Чеботарёвой ошеломляют неординарностью и одновременно вызывают уважение глубиной житейских и даже философских зарисовок в немного сказочной, аллегорической, авангардной форме. Писательница из Молдовы знакома посетителям "Созвучия" как поэт, цикл рассказов показывает многогранность её творческой натуры.

 

Валерия Чеботарёва

Вещные ценности

(цикл рассказов)

 

Подкованная подкова; Европейские ценности; Завистливая лужа; Подушка; Безысходность; Настоящий половник; Опека; Сгоревший на работе; Рассеянность; Преувеличение; Не пара; Серебряная душа; Высокое напряжение; Боевая подруга; Свисток; В одной связке; Сковорода; Черновик; Реалисты; Щербинка; Менталитет; Полезные навыки;

 

Подкованная Подкова

 

Её нашли в бессознательном состоянии, брошенную посреди дороги, в грязи и пыли. Принесли в дом, привели в чувства, отмыли и водрузили на самое почетное место – над дверным косяком, при входе на кухню – приносить счастье. Поначалу Подкове было непривычно в новой обстановке, но, осмотревшись и пообвыкнув, ей начало нравится её высокое положение.

 Первое время Подкова мало говорила, ни с кем не вступала в конфликты и старалась всем понравиться. Вся кухонная утварь хорошо встретила новую постоялицу и даже полюбила её. Но, как часто это бывает, чересчур быстро взлетая, не каждый в состоянии достойно принять своё изменившееся положение. Так случилось и с Подковой.

 Поначалу Подкова лишь давала невинные советы: то Ножу подскажет под каким углом лучше резать, то Ложке как легче размешивать, то заплаканной Кастрюле, которую собиралось бросить Молоко, расскажет какими чарами его удержать. К её советам прислушивались, их ценили и благодарили советчицу за участие.

 Осознав свою мудрость, блистательный интеллект и подкованность во всех областях знаний, Подкова начала заноситься. Её советы приобрели назидательный тон, а после и вовсе перешли в замечания. Потом и замечания превратились в придирки, а придирки в итоге стали капризами.

 Трудно стало жить на кухне под надзором возгордившейся Подковы. Она всех утомила своими наставлениями и поучениями. Только умная Подкова знала, как правильно Воде течь, Огню гореть и Лампе освещать комнату. Подкову возненавидели всей душой, но никто не знал, как ей противостоять – чересчур высокий она занимала пост.

 В конце концов, Подкова обвинила дрожжи в подпольном изготовлении спиртных напитков и распитии их вместе с Кастрюлей, у которой они временно квартировались. Железные нервы добропорядочной Кастрюли не выдержали, и она подговорила своих племянников – Гвоздей отомстить начальнице самозванке. Однажды ночью, пока Подкова спала, Гвозди, служившие у неё охранниками, покинули пост, и Подкова с треском шлепнулась об пол под чугунно-алюминиевые аплодисменты. Громче всех хлопали две молодые Крышки, которые явно положили глаз на бесстрашных героев Гвоздей.

 На следующее утро Подкову решено было депортировать на историческую родину. Хозяева дома посчитали её падение – дурным знаком.

 Часто бывает именно так, самым умным себя считает тот, кто даже не годится быть прибитым к копыту лошади.

 

Европейские ценности

 

Однажды молодой европейский Штепсель женился из-за московской прописки на старой советской Розетке. Семейная жизнь у них сразу не заладилась. Штепсель обвинял Розетку в узости её мышления и старомодности взглядов. Розетка соглашалась, но с каждым днём в её сердце возрастало чувство напряжения. И вот в один прекрасный день она застукала у себя дома Штепселя с молодым французским Удлинителем. В её душе что-то замкнуло, и она в порыве ревности убила обоих.

Теперь вдова Роза Штепсель сидит в ожидании решения суда, и, кстати, у неё есть все шансы на оправдательный приговор: она обвинила покойного мужа и его друга в попытке извращенного изнасилования.

 

Завистливая лужа

 

Однажды во дворе появилась высокомерная Лужа. Её происхождение было отнюдь не благородным. Ежедневно Лужа всматривалась в прохожих и не видела в них ничего, кроме грязных подошв и толстых задниц. Во всём видела Лужа некий оттенок грязи. По ночам Лужа любила хвастаться своими фальшивыми Звёздами, пришпиливала тусклую брошь, похожую на расплывшуюся Луну, и самодовольно булькала, называя себя небом. Утром Лужа рассказывала сплетни про Солнце, показывая его в самом неприглядном свете, с мутными зелёными пятнами. Солнце не обращало на злословие Лужи никакого внимания и с каждым днем светило всё ярче и ярче. Лужа, посчитавшая себя небом, сохла от зависти, её злость становилась всё гуще и гуще, пока окончательно не застлала Луже глаза. Она почернела, перестала хвастаться Звёздами и превратилась в Болото. Её сплетни перестали слушать, и она высохла от досады и бессилия. А Солнце по-прежнему светило.

 

Подушка

 

Жила была большая Подушка из перьев и пуха, и у неё была лучшая подружка – Рыжая косичка. Подушка знала все сны Рыжей косички наизусть, читала её мысли. Если Рыжая косичка заболевала, то и Подушка болела вместе с ней, от них обеих пахло йодом и скипидарной мазью. В остальные дни Подушка пахла духами Шанель, а по праздникам Рыжая косичка даже делилась с ней своей косметикой. Часто Рыжая косичка приходила грустная, обнимала Подушку и плакала. Подушка обнимала её в ответ и вытирала слёзы. Потом Рыжая косичка засыпала, а Подушка берега её сон.

Как-то раз Рыжая косичка пришла не одна. Вместе с ней был Затылок с проплешиной. В эту ночь Рыжая косичка как-то по-особенному распустилась, и Подушка до утра восхищалась её красотой и кудрями. Затылок с проплешиной Подушке сразу не понравился, хотя ради него ей купили новое шёлковое платье. Он стал приходить к Косичке всё чаще и чаще, и каждый раз, ложась на Подушку, нарочито чихал и жаловался, что Подушка была с ним слишком жёсткой. Она в отместку колола Затылок острым пером и сбивалась комьями. Рыжая косичка тоже очень изменилась. Она теперь стала короткая и вовсе не рыжая, а блондинка. Подушка не узнавала свою подругу и скучала по прежней Косичке.

Но вот однажды с Подушкой случилось горе. Косичка предала её. Затылок нажаловался, что на внутренний мир Подушки у него аллергия, и несчастную убрали. Её заменили две новые, совсем юные подушки из провинции Син-Тепон. Разве эти две китаянки заменят меня, настоящую русскую Подушку из пера и пуха? Разве поймут они своими синтетическими волокнами тебя, как мои чуткие перья? Разве ты не чувствуешь, что их любовь искусственная? Так вздыхала подушка в глубине кладовки рядом с толстыми трехлитровыми Банками. Подушке было плохо, одиноко и неуютно. Но она по-прежнему ждала, что Косичка вернётся к ней и дружба продолжится. Подушка знала косичку ещё с детского чубчика и готова была простить ей всё. Но Косичка не торопилась. Ходили слухи, что у неё появилось даже новое Одеяло. А про старых друзей, которые были с ней в минуты грусти, она не вспоминала.

Ничего, не стеклянная – не разобьешься, утешали Подушку старые Банки. Но Подушка не переставала грустить. Однажды, её тонкий и ранимый наперник не выдержал и прорвался, и из Подушки посыпались тонкие и солёные перья.

 

Безысходность

 

В юности Бумерангу не везло в любви. Сколько он себя помнил, все его бросали. Каждое расставание давалось ему с большим трудом, уж слишком прикипал он к объекту своих чувств. Поэтому несчастный Бумеранг всегда пробовал возвращаться обратно, с цветами, тортом и шампанским. Но обычно взаимности так и не находил. Однажды, после очередного расставания, он вернулся с золотым кольцом, решил сделать сюрприз и не предупредил. Каково же было его разочарование, когда он нашел свою несостоявшуюся невесту в объятьях другого Бумеранга, гораздо худшего качества, но зато большего размера. Потерявший смысл жизни, Бумеранг поплелся восвояси и решил больше никогда не возвращаться, а если и возвращаться, то столь внезапно, чтобы, например, угодить кому-то в нос.

 

Настоящий Половник

 

Никого не было на кухне воинской части мудрее старого служивого Половника. В скольких горячих точках он побывал за свою службу, не перечесть. Это и сражение при Манной каше, когда он подавлял восстание бунтующего Молока, и битва с войском вражеских Комков в Киселе. В какой только компот не попадал старый Половник, каждый раз ему удавалось выйти достойно, без потерь среди солдат. Только единожды не смог спасти он юную Чайную ложку, которая по неопытности своей угодила в Чан с Очистками, военными преступниками. Так и выплеснули её бедную в выгребную яму без суда и следствия… Она погибла смертью храбрых, вместе с картофельной Кожурой и луковой Шелухой. Сколько жестоких междоусобных Борщей повидал за свою жизнь Половник, но так и не смог привыкнуть к виду раздавленных Томатов и натертой Морковки с обуглившимся Луком, который на кухонном военном жаргоне зовется «зажаркой».

Долго и преданно служил он Родине, а сегодня утром его списали. Ручка, видите ли, немного расплавлена. Это у него боевая давняя травма, с тех пор, как он однажды попал в окружение яблочного Повидла. За всё время никогда эта травма не причиняла ему столько боли, как сегодняшним утром. Душевной боли, не физической. Но, чего уж там, отправлен в запас. Это известие он воспринял тяжело, потому как, кроме службы, ничего он в своей жизни не умел. Семью не создал да и богатством не обзавелся, всё некогда было… Из последних сил Половник собрался с духом и промаршировал в последний раз перед Кухонным войском, в натертом до блеска обмундировании и с улыбкой на лице, как и подобает настоящему Половнику.

 

Опека

 

Жила-была большая и добрая Печка, которая слишком сильно опекала своих детей. У неё было десять дочерей – Булочек. Девочки росли, как на дрожжах, и хорошели день ото дня. На их щечках всё ярче и ярче сиял стыдливый румянец. Булочки скворчали–секретничали, пудрили пухлые носики сахарной пудрой и пользовались ванильным парфюмом. Как и положено настоящей Булочке, в каждой из них была изюминка. Иногда Булочки втихаря баловались ромовой эссенцией. Печка не одобряла этого, разве что только по праздникам.

Время шло, и Булочки стали совсем пышными, взрослыми барышнями и захотели жить самостоятельно. Но старая Печка не захотела отпускать своих девочек, уж слишком переживала она за них. Часто Печка повторяла своим пышечкам: «не для того я вас, девочки, растила, чтобы какой-то Пекарь вас попортил. Все они одинаковые, всю душу пообкусывают, пробуют, говорят. Кусочек откусят и выбросят. То начинки слишком мало, то, наоборот, чересчур. Запомните, девочки, пусть сначала вас приобретают, а потом уже пробуют, как свою законную Буханку».

Ни одна из Булочек так и не ослушалась строгой матери. Все десять дочерей остались жить у старой Печки. Ещё большей заботой и любовью окружила Печка своих Булочек.

Прошло много времени, миловидные и румяные Булочки превратились в одинокие бесформенные сорокалетние Булки. Лица их почернели от печали, характер зачерствел, а изюминки, те и вовсе сгорели и превратились в горькие недостатки.

Печка громко вздыхала, осознавая свои ошибки в воспитании дочерей, но было уже поздно. Опекая своих детей, самое главное, их не перепечь.

 

Сгоревший на работе

 

Чайник занимал начальствующий пост. Это было видно по его блестящим круглым бокам. С утра до вечера он пыхтел над своей работой. Он обучал сырую, только что прибывшую из глубинок Воду, как стать крутым Кипятком. Когда процесс обучения заканчивался, раздавался громкий радостный свист. Однажды Чайнику пришлось работать месяц без выходных. К концу четвертой недели он дошёл до ручки и закипел от злости. Он так разгорячился, что в порыве гнева выбросил свисток прямо в огонь. Вода начала булькать от негодования и решила уйти от обезумевшего шефа. Чайник продолжал кипятиться, и в итоге у него поехала крышечка. Вот как важно вовремя выпускать пар!

 

Рассеянность

 

Сито было настолько рассеянным, что каждый раз, когда к нему в гости забегала ветреная Сахарная пудра, оно путало его со старой знакомой Мукой и выбалтывало лишнее. Кофе Сито называло Чаем, а к Чаю обращалось на "вы" и "Кофе". У Кофе были крепкие нервы, и он всегда отшучивался, что, видимо, сегодня он не в форме, раз его не узнают. А вот молодой и зеленый Чай, отчаянно обижался и закипал от обиды после каждой встречи с рассеянным Ситом.

Уже десятый год Сито работало в регистратуре поликлиники номер  два.

 

Преувеличение

 

На дне ящика письменного стола жила-была Лупа, которая любила всё преувеличивать. Она была одинока и скучала без дела, но однажды в ящике появился Бинокль. Он сразу покорил сердце Лупы своими рассказами про дальние странствия, сияющие звезды и прочую милую чепуху, о которой так часто разговаривают мужчины, желающие вскружить даме голову.

«Ах! – восклицала Лупа. –  До чего же интересно вы живёте! Не то, что я, прозябаю целыми днями над инструкциями и рецептами. Возьмите меня с собой!» Бинокль пообещал взять Лупу с собой в очередное путешествие, и между ними случился маленький роман. Лупа, которая любила всё преувеличивать, зачитывалась журналами про свадебные платья, кулинарными рецептами и гороскопами совместимости. Дальновидный и свободолюбивый Бинокль, заметив новые увлечения Лупы, поставил в их несерьёзных отношениях точку, в которой Лупа разглядела огромное чёрное пятно на своей репутации.

Говорят, Бинокля встречали после не в одном подобном ящике, и каждый раз своим новым спутницами он рассказывает про дальние страны и сияющие звезды, которые он никогда не видел, потому что смотрел только в окна соседнего женского общежития. Лупа же, закрылась в своём футляре и ещё долго никому не показывалась, упиваясь своей огромной, единственной во всем мире, трагедией.

 

Не пара

 

Все вокруг говорили, что они не подходят друг другу. Он – слегка потертый жизнью в области пятки, серый носок из ангоры, и Она – молодая, красивая, бежевая в розовую полоску, из хлопка и синтетики.

Носки встретились впервые на Нижней полке для одиноких носков. Он был вдовцом, Она в активном поиске своей половины. Вскоре Он предложил Ей переехать к нему. Она согласилась. Пара все делала вместе: стиралась, сушилась и строила планы на будущее, которым не суждено было сбыться.

Во всем виноваты соседки – Колготки в сеточку, известные своей легкомысленностью и плохим воспитанием. Они постоянно судачили с Чулками о том, что, мол, и старше Он Её, и выше в два раза, и проплешина засветилась на большом пальце. Найдет Она себе другого, помоложе да посимпатичнее. Да и вообще с ним Она только удобства ради. Место на полке у Него хорошее. Один расчет и никакой любви.

Поначалу чета Носков не обращала на сплетни никакого внимания. Но злопыхатели всё-таки добились своего. Носок стал ревновать свою жену, приписывая ей связи на стороне. Колготки сказали, что видели, как Она сушилась вместе с Фиолетовым носком, Чулки добавили, что до знакомства с Ним Её часто видели стирающейся вместе со Спортивными носками. Рассудок у супруга окончательно помутился. Сцены ревности стали обыденным делом. В конце концов, Она не выдержала и ушла, громко хлопнув дверью шкафа.

Серый носок долго горевал по ушедшей супруге. На его лицевой стороне появились глубокие катышки, потом он запил, изорвался вконец. Говорят, Он закончил свои дни в одиночестве, на самом дне Бельевой корзины. Она же, как и прочили злые Колготки, снова вышла замуж и живет теперь счастливо. Правда улыбается, как-то синтетически.

 

Серебряная душа

 

Зеркало, начиная со своей юности, терпеть не могло эгоистов. Поначалу Зеркало было открытым, добрым и дружелюбным. Каждого, кто встречался ему на пути, оно любило и обласкивало лучами отражаемого солнечного света. Но никто так и не оценил стараний Зеркала угодить любимым. Все видели только свое прекрасное отражение, а самого Зеркала никто и не разглядел. Зря, ведь душа у него была из чистейшего серебра! Все, к кому хорошо относилось Зеркало, использовали его в своих целях. Кто прическу поправит, кто бороду подстрижет, а кто и вовсе любовался собой в полный рост по три часа на дню. Однажды сердце Зеркала треснуло, но не разбилось. С годами Зеркало стало мутным и циничным. Его перестали любить из-за чрезмерной откровенности. Зеркало не упускало возможность лишний раз указать то на толстые бока, то на новую морщинку над правым глазом. А иногда и вовсе говорило в лицо всё, что думало о бездарно прожитых годах тех, кто в него смотрелся. Если раньше оно ко всем относилось одинаково хорошо, то теперь – взаимно.

Когда Зеркало состарилось, его едкость стала окончательно несносной. Кривое Зеркало видело во всем только уродливые неправильные очертания. Вот что бывает, когда окисляется серебряная душа.

 

Высокое напряжение

 

Лампочка светилась от счастья. Лампочке все завидовали. Еще бы! Как-никак, работала она в Люстре! И ни в какой-нибудь, а в Люстре театра оперы и балета, можно сказать, занимала высокое положение. Лампочка поступила на службу в театр недавно, на место прежней, которая повздорила с руководством Люстры и взорвалась от злости. Поначалу всё шло хорошо, правда смущала лишь через чур быстрая текучка кадров. Её предшественница была 21 взорвавшейся на своем посту лампочкой. Вскоре Лампочка поняла, отчего увольнялись все предыдущие сотрудники. Причина была, до банальности, простой. Директор Люстры оперы и балета – Ампер Вольтович Ток – отличался резкими скачками настроения и переменчивыми, сумасбродными решениями. Во время последнего конфликта в люстре Ампер Вольтович так возмущался, что не выдержали нервы у Пробок, и они, выбив дверь, ушли по собственному желанию. Лампочка, осознав всю тяжесть своего положения, помалкивала и продолжала усердно работать, освещая вместе со своими коллегами лестницу, ведущую на балкон. Но не сумела юная сотрудница избежать горькой участи. Пожилой, пузатый и лысый Ампер Вольтович решил за ней приударить. Если ты ему не откажешь, возможно, даже повысит, будешь в центральном ряду светить, всего-то пару раз вкрутиться-выкрутиться. Но порядочно воспитанная, хрупкая лампочка проявила силу характера. Ток был отвергнут.

О! Чего только не натерпелись вся Люстра из-за мстительного начальника! Весь коллектив отвернулся от Лампочки, обвинив её в своих новоявленных бедах. Она не выдержала и написала заявление об уходе. Ток, злорадно потирая руки, подмахнул бумагу и лишил её выходного пособия, якобы за интриги и смуту в коллективе. Две недели, как положено, отрабатывала Лампочка в Люстре и терпела насмешки бывших коллег по цеху. Терпела и втихаря плакала, считая дни до свободы. Не светилась она больше прежним счастьем. В её душе что-то перегорело. Завидев это, за неё вступилась старая Проводка, устроив Току короткое замыкание в Люстре. Лампочка была отомщена.

 

Боевая подруга

 

Каждая Рогатка мечтает стать Ружьем! Да, да, не смейтесь. Каждая. Поначалу, Рогатка рождается деревом, растет, зеленеет, затем на ней появляются цветы.… А потом в один прекрасный день какой-нибудь развеселый Мальчишка срывает еще зеленую веточку, такую же молодую, как и он сам, и делает из неё Рогатку, перетянув её белой резинкой от рейтузов. Рогатка и Мальчишка становятся друзьями "не разлей вода". Куда Мальчишка, туда и Рогатка. Захочется Мальчишке голубей погонять, Рогатка его поддерживает, захочется подразнить соседского барбоса, Рогатка под рукой! А если влюбился Мальчишка в соседскую девочку со второго этажа – нечего делать, Рогатка тут как тут! И вот уже мама или, что хуже всего, папа той самой девочки идет разбираться к бабушке Мальчишки насчет разбитого окна. Вечером, Мальчишка изрядно получает на орехи за дружбу с Рогаткой, и обещает больше с ней не водиться. Через день, когда последствия знакомства Мальчишки с ремнем перестают болеть, Он вновь бежит с Рогаткой во двор и пропадает там до самого вечера…

Идут годы, Мальчишка взрослеет, постепенно превращаясь в мужчину, Рогатка давно заброшена на старом чердаке, а у взрослого Мальчишки появились новые игрушки. И только его боевая подруга по-прежнему ждет своего Мальчишку гулять. Во снах она видит себя стволом ружья, вдыхает запах пороха и грезит новыми приключениями со своим другом детства. Растянувшаяся от времени пожелтевшая резинка раскачивается на сквозняке чердака, подобно платку в руках у девушки, которая провожала друга в армию, стоя на перроне.

 

Свисток

 

Свисток потерял голос. Однажды утром проснулся и потерял. Все кончено, думал Свисток. Погонят с работы, как пить дать! Между тем, не зря он беспокоился по этому поводу, как-никак не каждому свистку удается в полиции служить. Это тебе не на чайнике сидеть да пар курить. Тут дело, можно сказать, государственной важности. Начальство подумало-подумало и нашло замену. Но не долго горевал наш свисток. За былые заслуги отправили его со всеми почестями на пенсию. Теперь развлекает детишек, насвистывая, пусть и охрипшим голосом, старые военные песенки. Вранье, что денег не будет. Если свистеть с душой, то никакие суеверия не страшны.

  

В одной связке

 

Ровно тридцать три Бусинки были нанизаны вместе в одном Ожерелье. Ниточка, которая их связывала, была еще молода и крепка. Часто Бусинки гремели и перешептывались или толкали одна другую и хихикали по каждому пустяку. Строгая Нитка хоть и злилась, всем сердцем любила своих подопечных. Год за годом её волокна ветшали, работа нервная, а через десять лет носки неожиданно порвались. Бусинки рассыпались кто куда. Кто в браслет попал, кто в сережки, кто не выдержал одиночества и раскололся сразу, а кто и вовсе выбился в свет, теперь посверкивает позолотой и делает вид, что и знать не знает никаких Бусинок и никогда ни в каком Ожерелье и в помине не был.

Воспоминания – это просто дешевая бижутерия. Некоторые Бусинки так и остались в пыли под диваном и уже смирились со своим положением. И только три, самые маленькие Бусинки, которые всегда были рядом с застежкой, остались со старой Ниткой. Изредка Бусинки собираются вместе маленькой компанией и вспоминают свою юность в шкатулке. Правда, Нитки у всех теперь слишком разные. Да и ожерелья нынче не в моде.

 

Сковорода

 

По профессии Сковорода журналистка. Каждый день Сковорода жарит факты. И не важно, на каком масле, может даже на вчерашнем, на котором, к примеру, жарили рыбу. Наоборот, чем прогорклее масло, тем факты интереснее получаются. Сковорода лучше других знает, что дыма без огня не бывает. Везде, где дело пахнет жареным, наша умелица тут как тут! Она всегда в курсе, с кем Морковь крутит любовь, и что заставляет Буряк краснеть от стыда при виде Лимона. А там, где интриги не хватает, Сковорода так прижарит, так маслица в огонь подольет, что только и успевай от брызг уворачиваться!

Однажды, по молодости, Сковорода перестаралась. Это сейчас она работает на антипригарном покрытии, а тогда вместо румяных, прожаренных новостей у неё вышла сплошная горелая чернуха. Сковорода еле отмылась! Но запах на кухне стоял ещё долго. Да и донышко немного закоптилось. Что делать, издержки профессии. Не каждой Сковороде удается сохранить чистое дно при такой щепетильной работенке.

  

Черновик

 

По ночам бумажному Листу снится, что он дерево. Вот, теплый осенний ветерок по-дружески треплет макушку. Как дела приятель? Всё еще шумишь кроной? Птицы вьют гнезда, белки то и дело, перебирают своими цепкими лапками по морщинистой коре. Немало кругов намотано. Немало пережито пожаров, наводнений и прочих жизненных неурядиц. Одним корням известно, как устояло дерево. И это его последняя осень…

Лист проснулся. Ничего нет. Ни птиц, ни ветра. Одни только чернила витиеватым почерком легли на его лицо, как глубокие морщины. Вот бы снова стать деревом! Юным, зеленым деревом, пошелестеть бы еще разок листьями. Начать с чистого листа, так сказать. А вместо этого скомканные буквы и пять помарок на странице. Такая судьба у него, быть черновиком.

  

Реалисты

 

Из всех обитателей Аптечки больше других любили веселую Аскорбинку. Несмотря на свое имя, ничего оскорбительного она не делала, но и пользы особо никому не приносила. Посмеется, пощиплет за язык и была такова. То ли дело реалисты Антибиотики! Хотя их никто не любит, именно они всегда спешат на помощь тому, кому уже не помогает слащавый Гематоген и, подобный брызгам шампанского, пройдоха Аспирин.

 

Щербинка

 

Одиноко стало в старом Буфете. Неуютно. То ли дело раньше! Когда Чайник был ещё молодой. Тогда Сервиз был ещё полон, и рядом с Чайником были все его маленькие Чашечки. Иной раз, после вечернего чаепития, звон стоял такой, что и разобрать было трудно, откуда он доносился. Чашечки делились друг с другом своими маленькими секретиками и рассказывали про то, кому в этот раз больше досталось сахара.

Только одну из Чашечек никогда не выставляли на стол. Она была с изъяном. Она стеснялась своей глубокой щербинки на ручке и сторонилась сестер. Отец Чайник старался относиться ко всем дочерям одинаково. Для него все они были красавицами, даже та, которая была с изъяном. Правда, он её как-то сторонился. Он чувствовал, что не в силах ничем ей помочь. Не в силах выправить её изъян.

Хотя щербинка была от рождения, Чайник в присутствии этой Чашечки ощущал щемящее чувство вины. Именно за это возникающее в нём чувство он и недолюбливал свою старшую дочь.

Время шло. Чашечек в Сервизе становилось всё меньше и меньше. Три самых красивых Чашечки нашли себе новых Чайников и живут теперь в своих собственных Буфетах. Судьбы двух других, самых любимых отцом дочерей, сложились куда печальнее. Доверчивые сестрицы связались с компанией двух гранёных Стаканов, и с тех пор судьба их неизвестна. Говорят, одну, с потершейся позолотой и отколовшейся ручкой, видели валяющуюся на полу, на старом чердаке. Другая же, по слухам, не выдержав предательства Стакана, бросилась со Стола и разбилась вдребезги. Правда это или нет, не известно. Верно лишь то, что ни одна из дочерей после ухода из Сервиза больше никогда не навещала старого Отца. Рядом с ним осталась только та самая Чашечка со щербинкой. И не потому, что её никто не брал, было время, и к ней сватались разные Чайники да Стаканы, хоть ручка и бракованная, зато из дорогого Сервиза, просто у этой Чашечки оказалось самое доброе сердце. И она отказалась покинуть своего престарелого отца.

По ночам, Чайник не может уснуть. Ему всё чудится, что вот наступит утро, и его девочки соберутся вместе за одним столом. Всё вокруг зазвенит веселым смехом и украсится отблеском их перламутровых платьиц. Не спит и единственная оставшаяся с ним дочь. Она всю ночь чутко прислушивается ко вздохам старика, и её сердце каждый раз сжимается от тоски. Утро наступает. Солнце прокрадывается в буфет, освящая слой пыли и тонкую паутину в правом углу. Обитатели буфета изо всех сил притворяются спящими друг для друга и вслушиваются в звенящую тишину. Такое оно, предательски солнечное утро любимого отца и его самой нелюбимой дочери.

 

Менталитет

 

Старый черный Зонт-трость, висящий в прихожей, чувствовал себя птицей со сломанным крылом. Правда, он больше походил на большую летучую мышь своими спицами-перепонками. Одна из спиц проржавела и сломалась посередине.

«Только я и птицы знают, что такое небо, - говорил Зонт красной Кепке с надписью на английском и желтой буквой М посередине. - Когда Небо проливается на землю, я становлюсь совсем близко к нему. Я парю в воздухе и ощущаю себя всемогущим. Я один могу укрыть маленького человека от такого большого неба. Я один. Как там, у Ахматовой про дождь было: Господь не милостив к жнецам и садоводам, звеня, косые падают дожди…» Кепка слушала и нелепо улыбалась желтым смайликом во весь козырек. «И что же, отслужив этому маленькому человеку 10 лет, я скоро, друг мой, окажусь на помойке. Видите, - Зонт неожиданно раскрылся во всей красе, - видите, какая оказия со мною приключилась, мой юный друг, - Зонт попытался расправить поломанную спицу, но все попытки были тщетны. «Поломанное крыло» бессильно повисло в воздухе. - Жизнь моя кончена теперь. Дни мои сочтены, мой улыбчивый друг». «McDonald’s i’m lovin’ it» - неожиданно выпалила кепка веселым голосом и затихла. Зонт вздохнул и понимающе замолчал. Такая она, разница менталитета.

 

Полезные навыки

 

Гвоздь грустил. С утра получил от начальства «по шапке» за чрезмерную прямоту, и, вздыхая, рассуждал о смысле жизни. Надоело биться головой о бетонную стену. Сколько раз гнули, всегда выпрямлялся и в бой. А сегодня – надоело. «Эх ты, - ухмылялся его напарник Шуруп, - нельзя быть таким непрогибаемым!» Шуруп всегда умел выкрутиться из любой ситуации и был на хорошем счету. «О времена, о стены!» - подумал гвоздь и закатился под плинтус.

Эти и другие рассказы доступны на страничке Валерии на сайте Проза.ру

 

Прочитано 93 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии