Воскресенье, 11 04 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Наталья Константинова. Как кормить кроликов. Детективная повесть. Отрывок

  • Четверг, 08 апреля 2021 13:45

Глава 1. Тайны в парке.

Ему надоели вопросы об Эдиповом комплексе. «А что, ты влюблен в свою маму? И поэтому не женился?» Как все стремятся продемонстрировать свою образованность! Фрейда они, видите ли, читали. А что же не читали первоисточник, откуда австрийский психиатр взял образ, давший название одному из самых известных его терминов? Заодно извратив этот образ. Разве в исходном древнегреческом мифе главным было то, что Эдип женился на своей матери? Нет, главное, что он разгадал хитроумную загадку Сфинкса, ужасного чудовища, пожиравшего  жителей Фив, и тем самым их от него избавил. В благодарность спасенные фиванцы и наградили героя женитьбой на своей царице, которая, как позже выяснилось, оказалась матерью Эдипа. Но ведь он-то об этом не знал! Как не знал и того, что случайно убитый им в стычке на дороге мужчина – его собственный отец. Так что злого умысла не было. За что же Эдипа жестоко покарала судьба?

Алексей никогда этого не понимал и всегда этим возмущался. Потому не допускал мысли, что, давая своему детективному агентству название «Эдип», навлекал на себя несчастья, подобные описанным в трагедии Софокла. Нет, он хотел заявить потенциальным клиентам, что будет расследовать их дела так же успешно, как Эдип разгадал загадку Сфинкса. А в итоге получил вопросы об Эдиповом комплексе!

Однако Алексей не собирался менять название. «Sapienti sat» – умный поймет, утешал он себя латинской фразой. Пусть даже окружающие неверно трактуют имя «Эдип» – главное, он сам знает, чему посвящено название агентства, и это его вдохновляет. Он готов вступать в интеллектуальные схватки с чудовищами, совершившими или только замыслившими преступления. И до сих пор всегда выходил в этих схватках победителем!

Последнее дело было завершено месяц назад. То ли преступники, как многие летом, уехали на отдых к теплым морям, то ли жара подействовала на них размягчающе и на время отвратила от злых замыслов… Как бы то ни было, Алексей, заработав приличную сумму денег, пользовался свободой для приятного времяпрепровождения.

Путешествовать он ленился. Хотя подверженность лени трудно было предположить у человека, с такой энергией и целеустремленностью расследовавшего запутанные случаи посягательств на чьи-то жизнь, здоровье или имущество. Однако активности Алексея хватало только на работу. Его будто стимулировал вызов, которым он считал для себя чей-то преступный замысел. В остальное время предпочитал спокойное, неспешное течение жизни.

Вот и сейчас он расслабленной походкой шел по парку, наслаждаясь шелестом листвы, который слышал даже сквозь полный испуга и удовольствия визг, летевший с аттракционов. Родители с детьми, влюбленные пары, веселые компании… Он проходил среди них и будто сквозь них, не привлекая ничьего внимания – неприметный одинокий мужчина. Среднего роста, среднего телосложения, ранне-среднего возраста… Но более всего неприметным его делала распространявшаяся им особая аура, как будто он тихо говорил: «Нет-нет, проходите мимо, я не с вами! Вы вместе, вы веселитесь, а я иду один, мне тоже хорошо – не будем мешать друг другу!»

Вдруг ему что-то помешало, вторглось диссонансом в безмятежный внутренний мир. Хоть он и шел расслабленно, натренированное сознание цепко выхватило из окружающей обстановки нечто лишнее, несуразное. Лишним был бомж, которого Алексей заметил краем глаза. Седой лохматый мужчина со спутанной бородой, в рваной затертой одежде, совершенно не подходящих по погоде темной куртке и резиновых сапогах, медленно брел немного позади частного детектива. Все гуляющие, увидев бомжа, брезгливо кривились и старались обойти подальше, так что он был будто дрейфующим островом, который плыл по людскому морю, рассекая его. Неопрятный старик выглядел таким чужеродным среди нарядных людей, что Алексей недоуменно подумал: «Откуда в парке отдыха бомж? Эта братия обычно предпочитает укромные закоулки. Хотя, – мысленно одернул он себя, – что это я дискриминацией занимаюсь? Ведь на входе в парк не стоит охранник и не проводит фейс-контроль. Почему же бомжу не может захотеться погулять по парку? Ну, оказался человек волею судьбы на улице. Это не значит, что у него полностью пропали все эстетические потребности и жажда общества. Да, конечно, благопристойным гражданам неприятно…» Им было настолько неприятно, что все, встречавшие бомжа, начинали озираться вокруг с ищущим взглядом, очевидно, стремясь найти милиционера.

«Ай, пусть себе гуляет!» – Алексей опять расслабился и постарался забыть о бомже. Но через некоторое время тот догнал его и, хотя до того брел с опущенной головой, теперь внезапно поднял лицо и посмотрел Алексею прямо в глаза. И такой это был разумный, напряженный, тревожный взгляд, что детективу стало не по себе. Он замедлил шаг, намереваясь задать бомжу вопрос. Но седой старик опять опустил голову и отодвинулся, всем своим видом давая понять: «Я маленький человек, не трогайте меня!» Алексей пожал плечами и продолжил гулять.

От мыслей о бомже его отвлек кролик. Ушастенький зверек сидел в клетке, открытой сверху, и не убегал – хотя стены, представлявшие собой продольные металлические прутья, не стали бы преградой из-за своей небольшой высоты. Кроликом активно интересовались, особенно дети – рассматривали, гладили. Рядом с клеткой стоял хозяин животного, молодой парень с фотоаппаратом на шее, и агитировал всех фотографироваться со своим подопечным. «Как это ваш кролик не убегает?» – спросил парня Алексей. «А зачем? – улыбнулся тот. – Он знает, что у меня всегда будет накормлен». Действительно, на пластмассовом полу клетки стояла коробочка с сухим кормом. Однако кролик ее игнорировал и тянулся к зеленым листкам и траве, которые протягивали ему дети: ставал на задние лапки, передними опирался на край клетки и задорно хрустел свежим лакомством. Алексей еще немного посмотрел на кролика и пошел дальше.

Недалеко от конца центральной аллеи на площадке танцевала цыганка. Из плеера лилась зажигательная музыка, в вихре движений мелькали руки, ноги, извивалась юбка. Столько огня было в глазах молодой красавицы, столько страсти в танце, и такие от нее исходили волны свободы, что Алексей почувствовал, как в нем просыпается какой-то древний инстинкт. Почудилась вдруг ему большая равнина, на ней – шатры. Стоит ночь, горит костер, возле него сидят черноволосые женщины с сильными голосами. А рядом с ними – он, еще маленький мальчик. Цыганки рассказывают ему предания о своей вольной жизни. Он слушает, замирая, костер пылает, а там, куда не достают его языки, лежит мрак такой густой, что, кажется, в нем скрыты все тайны мира. «Магическая, таинственная женщина!» – подумал о танцовщице Алексей, стряхивая с себя наваждение и бросая деньги в стоящий на земле бокс. Он не ошибался. С молодой цыганкой действительно была связана зловещая тайна…

Глава 2. Скользкое дело.

Когда Алексей вернулся домой, его уже ждали. На лестничной площадке возле двери квартиры с табличкой «Детективное агентство «Эдип» (Алексей не считал нужным тратиться на аренду помещения) стояли мужчина и женщина. Он – возраста немного меньше пятидесяти, почти полностью седой, с твердыми и жесткими чертами лица человека, привыкшего распоряжаться и держать удар. Но властолюбия в его выражении не было, скорее, в нем проступало уверенное достоинство мужчины, знающего себе цену и сознающего свое право оценивать других. Одет он был в джинсы и светло-зеленую тенниску, хотя чувствовалось, что ему больше соответствуют строгие костюмы. Одежда не скрывала небольшой для возраста посетителя животик. Легкую полноту компенсировали еще не потерявшие формы неплохие мускулы на руках и ногах, так что в целом мужчина выглядел крепким и достаточно спортивным.  Его спутница, наоборот, казалась неуверенной. От нее веяло каким-то старательным трудолюбием. На мужчину она смотрела с робкой готовностью, так что Алексей подумал: «Наверное, начальник и секретарша. Хотя, пожалуй, для секретарши старовата, лет около сорока. Но некоторые предпочитают опыт и преданность яркой красоте молодости». Выражение лица женщины хорошо сочеталось со скромной одеждой: длинным платьем простого покроя и туфлями без каблуков. Однако и в этом фигура выглядела вполне приятно: достаточно полная грудь, может, немного низкие бедра, но это только подчеркивало общее впечатление типично женского сложения, даже слегка старомодно-женского. Не возникало сомнения, что посетительница предназначена для традиционных гендерных ролей: верной подруги и помощницы мужчины, которая, однако, никогда не играет самостоятельной роли и не выходит на первый план. Волосы женщины были аккуратно закручены на затылке.

Алексей вставил ключ в замочную скважину и обернулся к посетителям: «Вы ко мне? Проходите». В том, как они зашли в квартиру, сразу проявлялось различие их характеров. Мужчина со спокойным лицом делал широкие шаги, властно и уверенно осваивая новую территорию. Женщина стесненно семенила вслед за ним, осторожно ставя ступни, будто сомневаясь, не поскользнется ли и не упадет. Алексей провел их в кабинет, предложил присесть на удобный кожаный диван, а сам разместился за столом перед компьютером, открыв новый документ, чтобы по необходимости делать заметки.

– Слушаю вас, – обратился детектив к мужчине, не сомневаясь, что говорить будет именно он.

– Имейте в виду, – твердо произнес посетитель, – с моим сыном ничего не должно случиться. Пообещайте мне!

– Гарантирую, что я об этом позабочусь. А теперь расскажите, что или кто угрожает вашему сыну.

– Нет, вы не так поняли, – мужчина дернул головой. – Угрожают мне, вернее, не угрожают, а покушаются на мою жизнь.

– И вы хотите в первую очередь защитить сына, чтобы заодно не пострадал и он?

– Я хочу, чтобы вы доказали, что это не он на меня покушается.

Мужчина сделал выражение, будто готовится сказать речь перед большой аудиторией, и повел рассказ.

Александр Дмитриевич Огольцов – так звали посетителя – являлся генеральным директором крупной фармацевтической компании «Декста». Алексей вспомнил, что видел в аптеках лекарства с таким брендом. Положение «Дексты» на рынке устойчивое. В компании создана мощная исследовательская база для нахождения новых сочетаний химических элементов и полезных растений, а в итоге – разработки уникальных лекарств. «Декста» сотрудничает со множеством поставщиков: оборудования для лабораторий, химических реактивов, также с индивидуальными сборщиками лекарственных трав. Кроме того, проводятся переговоры с заведующими аптеками, представителями медицинских учреждений, которые помогают в рекламе продукции «Дексты». Поэтому каждый день в компании – достаточно много посетителей. Центральный офис «Дексты» располагается в старом пятиэтажном здании, некогда относившемся к элитной застройке – с высокими потолками, высокими крутыми лестницами. На разных этажах размещены бухгалтерия, отделы маркетинга, экономический, финансовый. На первом – несколько лабораторий. Основное производство и исследовательский центр находятся на отдельном предприятии. А в этих лабораториях проводятся первичные анализы, определение потенциальных перспектив возможных разработок. Отчеты о результатах анализов просматривает лично Александр Дмитриевич в конце дня. Для этого он часто задерживается после работы. Его кабинет находится на верхнем этаже, рядом – приемная, в которой сидит секретарь. Неподалеку отведены кабинеты для двух заместителей генерального директора, больше никого на этаже нет. Большой зал заседаний, естественно, периодически используется по назначению, в остальное время стоит закрытый.

В тот день Огольцов, как обычно, остался после рабочего дня. Весь персонал ушел в 6 часов вечера, последней покинула офис около 7 часов уборщица и ключом закрыла снизу входную дверь, чтобы никто не мог с улицы зайти в здание. Такой ключ был только у нее и генерального директора. Через пару часов Александр Дмитриевич завершил дела. Выйдя на лестничную площадку, он поставил ногу на край верхней ступеньки и почувствовал, что скользит. В молодости он немало занимался спортом, да и сейчас регулярно играл в теннис и плавал в бассейне, поэтому имел хорошую реакцию и координацию движений. Огольцов успел ухватиться за перила и перенести вес тела на ту ногу, что стояла сзади. Но если бы он не удержался, падение с такой крутой лестницы почти стопроцентно было бы смертельным.

В другой раз, недели через две, секретарь подала генеральному директору кофе. Сделав глоток, он почувствовал неприятный привкус, выплюнул напиток, вылил его из чашки и дал распоряжение ее тщательно вымыть. По прошествии получаса у Александра Дмитриевича появилась резь в желудке, его начало рвать. После нескольких приступов сильной рвоты стало легче, но Огольцов чувствовал себя ослабевшим и до конца дня работать не мог, пролежал на диванчике в своем кабинете. Генеральный директор «Дексты» не сомневался, что кто-то намазал скользкой субстанцией верхнюю ступеньку лестницы, а также отравил кофе, хотя и не понимал, как это удалось сделать.

Глава 3. Угроза идиллии.

«Как хорошо, что он взял с собой секретаршу, можно будет сразу ее расспросить», – подумал Алексей. А вслух сказал:

– Вы рассказывали о своих подозрениях в милиции?

– Нет, в органы я не обращался. Видите ли, я боялся, что они сразу начнут подозревать моего сына.

– А какие для этого могут быть основания?

– У него есть очень сильный мотив. Покушения начались вскоре после того, как я объявил о предстоящей свадьбе со Светой, – Александр Дмитриевич посмотрел на свою спутницу. – А Вадик ненавидит мою невесту и решительно не желает, чтобы она вошла в нашу семью.

Алексей был поражен. «Не таких жен обычно выбирают богатые мужчины!» – пронеслось у него в голове.

– Так это Светлана, ваша невеста? – все еще не до конца веря, кивнул он на зажатую женщину.

– Да, – голос Огольцова стал теплым, он положил свою руку на руку спутницы. – Первый раз я женился в студенческие годы на девушке, с которой вместе учился в медицинском институте. Я был пылко влюблен в свою жену. Одновременно очень любил свое дело. Сначала работал провизором в аптеке, со временем стал ее заведующим, постепенно начал создавать собственный фармацевтический бизнес, маленькими шажками. Жена Алла стала детским врачом. Несмотря на профессию, которая вроде бы предполагает спокойствие и мягкость характера, она была женщина-огонь. Яркая красавица, она жить не могла без регулярных порций адреналина. Даже после рождения сына прыгала с парашютом и на предельных скоростях водила подаренную мной машину. И однажды не справилась с управлением… Так Вадим в восемь лет остался сиротой. Я испытал страшное горе и еще сильнее полюбил сына, в котором оставалась частичка Аллы. После этого я боялся вступать в брак, испытывал опасение, что опять что-нибудь случится, и мне снова придется страдать. Особую настороженность вызывали у меня молодые красотки, которые не раз на меня нацеливались. У них ведь ветер в голове, кто знает, чего от них можно ожидать. Да и вряд ли кто-то из них мог бы стать хорошей матерью моему сыну. Но вот Вадик вырос.

 Полгода назад я зашел в магазин «Академкнига», так как интересуюсь историей средневековья и хотел найти новые исследования по этой тематике. Меня сразу расположила к себе продавец-консультант, как было указано на бейджике, Светлана. Она держалась с милой застенчивостью, но проявила высокую компетентность. Сразу повела меня к нужному стеллажу, толково, со знанием дела рассказала о новых книгах. Светлана выглядела очень тихой, спокойной, и я невольно подумал, что такая женщина уж точно никогда не предпримет ничего рискованного. Еще мне понравилось, что на лице у нее – никакой косметики. Ведь за годы в бизнесе я привык разбираться в людях и особенно ненавижу всякую искусственность, фальшь. Я познакомился с приятной женщиной. Оказалось, что ей 41 год, она не была замужем и не имеет детей. Это меня порадовало: значит, мне не придется ревновать ее к прошлому и подозревать в нем соперников для себя. Значит, она сохранила нерастраченным весь запас чувств и сможет подарить его мне. Мы стали встречаться. Чем больше я узнавал Свету, тем больше она мне нравилась. Я стал думать, что она была бы подходящей спутницей жизни. И три месяца назад сделал ей предложение. Свадьба состоится, когда наша компания закончит очередной крупный проект и у меня будет возможность уехать в путешествие на медовый месяц. Я мечтаю, что у нас со Светой появится ребенок. Конечно, она не так молода, но мои средства позволят обеспечить ей консультации и наблюдение лучших врачей, чтобы она могла зачать и родить здорового малыша. Все может быть так хорошо… Но полному счастью мешает отношение моего сына. Должен признаться, – тут на уверенном жестком лице генерального директора впервые появилась растерянность, – я оказался плохим воспитателем. Я слишком баловал Вадика, желая компенсировать то, что он остался сиротой. В результате сын вырос капризным, легкомысленным любителем удовольствий. Он на 5 курсе юридического вуза, но мне кажется, преподаватели ставят ему положительные оценки на экзаменах из уважения ко мне. Учеба Вадика совершенно не интересует. Бесконечные вечеринки с друзьями, походы в клубы, выпивка, девочки, которых он меняет одну за другой… Я даже думаю, что Вадик пробовал и групповой секс. Бог миловал, хоть наркоманом не стал, хотя, может, и нюхает что-то понемногу. Вадик высокомерный, дерзкий, презирает всех, кто не соответствует модному стилю. И к таким он сразу причислил Светочку. Для него она – «отстой». Он говорит: «Папа, в каком дремучем лесу ты ее нашел?» – и что я ни в коем случае не должен жениться на «старой чувырле» – прости, Светочка – Огольцов посмотрел на невесту, – потому что для него станет позором иметь такую мачеху. Когда Света бывает у нас, Вадик даже в моем присутствии насмехается над ней, дразнит. Это слышит домработница, о таком его отношении знают наши друзья и знакомые. Так что, если бы милиция начала расследовать покушения на меня, многие бы рассказали о нежелании Вадика допустить мою свадьбу. К тому же сын оба раза в дни покушений заходил ко мне на работу.

– Непонятно, почему Вадику в таком случае не попытаться убить Свету? Это было бы логичнее.

– Светочка замкнуто, уединенно живет с пожилой матерью. У нее мало знакомых, она никому не мешает, ни у кого не вызывает зависти. Ее единственный недоброжелатель – мой сын. Это сразу бы выяснилось, и дело быстро бы раскрыли. А в случае моей смерти – предположат, что так думает Вадик – не все так очевидно, тем более, покушения происходили на работе, можно списать на трения в бизнесе. Но я все же считаю, что, учитывая все условия, все равно станут подозревать моего сына.

– А вы считаете, что он ни при чем, уверены, что сыновние чувства не позволили бы ему причинить вам вред?

– Я не переоцениваю степень сыновних чувств Вадика, – горько усмехнулся Александр Дмитриевич. – Просто ему это невыгодно. Уверен, в милиции могут посчитать, что для молодого человека его возраста главное – эмоции, именно под их влиянием он действует. Но я знаю своего сына. Несмотря на бесшабашную жизнь, в глубине души он расчетливый и хваткий, это ему передалось от меня. Еще до покушений я написал завещание, по которому в случае моей смерти половина имущества перейдет к сыну, а вторая – к Светлане, независимо от того, будет ли зарегистрирован брак. Ей же достанется 50% акций компании. Пока я жив, у Вадика есть надежда, что я изменю завещание и оставлю все ему. Он ни за что не захочет делиться со Светой, которую ненавидит. И ему гораздо лучше, когда компанией руковожу я, его отец, это позволяет надеяться когда-нибудь стать моим преемником. Его совершенно не устроит, если многое в бизнесе будет зависеть от Светы. Но, повторяю, в милиции могут решить, что Вадик не рассуждает здраво о ситуации, а его захлестнули эмоции. Поэтому прошу вас расследовать покушения.

– Плохо, что уже прошло время… А вы сами совсем ничего не предпринимали?

– Поставил на первом этаже охранника, который регистрирует всех, кто входит и выходит, и в какое время.

– У вас есть какие-то подозрения? Острые конфликты в бизнесе?

– Мы работаем легально, аккуратно. Лично у меня открытых ссор ни с кем не было.

– Вы упоминали о новом проекте компании…

– Да, лекарство от мигрени. Сейчас мы завершаем его синтез, и вскоре начнется выпуск первой промышленной партии таблеток.

– Это лекарство может вытеснить с рынка препараты конкурентов?

– Оно обещает быть очень эффективным и с минимумом противопоказаний. Так что потеснит, несомненно. Но я знаю всех производителей подобных лекарств в нашей стране и всех импортеров. Они – серьезные, ответственные люди, и не станут ввязываться в опасные авантюры.

– Никогда нельзя быть ни в чем уверенным… Кого же вы подозреваете?

–Я думаю, – Огольцов доверительно наклонился к Алексею, – что это дело рук психопата, которого мучает зависть. Он не может перенести, что я – очень успешный в бизнесе человек, а сейчас еще обрету личное счастье. Поэтому и покушения начались после моей помолвки. Я даже предполагаю, как он осуществил одно из них. На первом этаже есть лаборатория, которая больше не используется. В это помещение практически никогда не заходят. А в этой лаборатории – большой одежный шкаф. Любой мог спрятаться там и дождаться, пока все уйдут.

– Мне нужно знать всех, кто приходил в офис компании в дни покушений.

– Дам распоряжение секретарю, она соберет сведения во всех отделах об их посетителях – ведь все встречи фиксируются в отчетах. Личных знакомых принимать в рабочее время не принято. Такой привилегией пользуюсь только я.

– Но неужели никто не мог нарушить запрет?

– Вряд ли. Его коллеги доложили бы об этом руководству компании. Да, мои посетители записаны у секретаря в отдельном журнале.

– Господин детектив, – внезапно заговорила Света, – умоляю, помогите нам! Вы не представляете, какой была моя жизнь до встречи с Сашей! Унылые, однообразные дни без всякой радости, без надежды на приятные события, на движение в судьбе. В молодости у меня были подруги, потом все они вышли замуж, родили детей. У нас стали разные интересы, и мы прекратили общаться. Так что я все время была одна – на прогулке, в кино, в театре. Никто мной не интересовался. А когда появился Саша, я будто воскресла. Он дал мне надежду на настоящую жизнь, показал, что не все еще кончено для меня. Не дайте никому лишить меня счастья, которого я так долго ждала!

Алексей заверил, что приложит все усилия и начнет заниматься делом завтра же. Первым шагом станет беседа с уборщицей, которая моет лестницу. Огольцов сообщил ее имя и график работы. После этого посетители попрощались.

Глава 4. Вектор – на кролика.

Уже наступил вечер. Алексей решил расслабиться и покурить кальян, ни о чем не думая, чтобы услышанное улеглось у него в голове и мозг произвел в подсознании его первичную обработку. Но расслабиться детективу не дали. Тишину в квартире прорезал входной звонок. Алексей нехотя встал, вышел в коридор. Когда он открыл дверь, едва не вздрогнул от изумления. Перед ним стоял бомж из парка. Седой старик не делал попытки зайти в квартиру, а опять посмотрел Алексею в глаза с тем же тревожным, требовательным выражением. «Ты сыщик? – произнес он. – Ты хороший сыщик?» «Да, в общем, неплохой», – растерянно ответил Алексей. «Вот и работай. Хорошо работай!» – старик погрозил ему пальцем. Детектив почему-то смутился. «Буду работать!» – вырвалось у него. «А я прослежу, ты так и знай!» – опять погрозил пальцем бомж. Еще раз прожег Алексея взглядом, поспешно повернулся и пошел вниз по лестнице. 

Обескураженный посещением обитателя улиц, но решивший и об этом пока не думать, Алексей наконец сидел, делая вожделенные затяжки терпкой ароматной смесью. В голове проносились мысли, косвенно связанные с рассказом посетителей. Люди находят друг друга, даже в не совсем молодом возрасте. Почему же он никак никого не найдет? Скорее всего, просто не хочет пускать никого в свою жизнь. Во время расследований слишком поглощен делом и не может тратить время и силы на отношения. Во время отдыха слишком ценит спокойствие. Но, может, если бы ему встретилась такая, как Света, она бы спокойствию не помешала? Алексей зевнул и решил, что устал размышлять на эту тему.

…Уже лежа в постели, Алексей вдруг вспомнил кролика в парке. Подсознание сигнализировало, что это – итог первичной обработки полученной от клиентов информации. С картинкой ушастика в мозгу детектив и уснул.

 

Наталья Константинова

 

Печатается в журнале «Неман» № 2 за 2021 год.

Прочитано 50 раз
Другие материалы в этой категории: « Алексей Ильичев-Морозов. Розыгрыш. Рассказ