Четверг, 13 05 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

К юбилею белорусского партизана Марка Тайца

Доктор исторических наук, старший научный сотрудник Центра диаспоры при Тель-Авивском университете, исследователь истории белорусского еврейства и уроженец Беларуси Леонид Смиловицкий прислал статью о семье Юрия и Марка Тайцев, белорусских партизан в годы нацистской оккупации, выдающихся врачей послевоенного периода. Марк Тайц, начавший партизанить в шестнадцать, ныне живёт в Израиле, отметив в этом году 90-летие. 

Фото в заголовке: слева Марк Тайц, снимок 1946 г., справа он же с супругой Тамарой Ефимовной на параде победы в Иерусалиме 9 мая 2017 г.

Марк Юрьевич (Макс Юделевич) Тайц принадлежит к людям, с которыми, однажды встретившись, не хочется расставаться. То, что для большинства живущих людей стало историей, в сознании Тайца продолжает существовать как реальность. Несмотря на уважаемый возраст, Марк Юрьевич сохраняет молодость души и завидное жизнелюбие. Его оптимизму поучиться молодым. Наш герой принадлежит к тому исключительно редкому сегодня меньшинству минских евреев, которые когда-то составляли большинство жителей Минска, бывшего губернского города, а фактически еврейской столицы черты оседлости Северо-Западного края, как до 1917 называли Беларусь. Когда Марк начинает рассказывать, меня не оставляет ощущение, что я попадаю на «машину времени», и мы вместе отправляемся в края, которые канули в Лету, но все оживает перед глазами. Сколько среди нас людей, которые хотят и могут рассказать, но всегда ли мы хотим их слушать? Скромность не позволяет ему говорить об исключительности прожитой жизни, требовать льгот и особого к себе отношения.

Впервые я услышал Марка Юрьевича Тайца в 1995 г., когда брал у него интервью в рамах про­екта Стивена Спилберга записи видеосвидетельств людей, переживших Катастрофу восточноевропей­ского еврейства. Уже тогда я обратил внимание, как человек, познавший столько горьких событий, смертей и ужаса, не утратил радости жизни. Слушая Марка, я всегда думаю, какое дерево хотели срубить нацисты, сколько ветвей удалось обломать, сколько побегов не взошло. Но Судьба уберегла его, чтобы рассказать о тех, кто не дожил.

Марк родился 15 июня 1927 года в Минске. Двухэтажный дом, где жили его родители (тепереш­няя улица Раковская), стоит до сих пор... Мама, Анна Марковна (Хана Меировна Волович), в 1920 году бежала из Крыма с родителями в Минск, где были дальние родственники.

Своего первенца они решили назвать в честь дедушки мамы. Как будет Меир по-русски? Одни го­ворили Макс, а другие – Марк. Родители записали в метрике и звали мальчика Марк, а бабушка – Макс. Так у нашего героя стало два имени. В школе, вузе и на работе звали Марк, а домашние предпочитают Макс.

Я пишу эти строки как еврей, как израильтян, как историк. Люди не вечны, поколение участников Великой Отечественной войны, к которым принад­лежит Марк Юрьевич, уходит, и в этом нет ничего нового. У Тайца была самая еврейская профессия – он врач, из семьи врача. Но сколько должно было случиться, чтобы мечта лечить людей осуществилась! Марк был советским школь­ником, советским студентом, советским врачом, но всегда его отличали самостоя­тельное мышление. Быть евреем и защитить докторскую диссертацию в Советском Союзе означало стать исключением из правила. Марк никогда не забывал о сво­ем еврействе, что в той стране, где он родился, никогда не украшало трудовую био­графию. Евреи, наделенные по Конституции СССР формальным равноправием, не должны были забывать свое место в обществе и государстве. Один пример. В 1936 году умерла бабушка. Ее хоронили по еврейской традиции. За участие в похоронах старшую сестру отца, Тэму, исключили из партии.

Марк был единственным ребенком в семье и очень привязан к отцу, который не только родил и воспитал сына, но не раз спасал его от верной смерти. Война застала Тайцев в Минске. Папа Юрий (Иегуда), или Юрий Ильич (Юда Эльевич) Тайц (1902- 1987), был назначен заместителем начальника госпиталя Наркомата здравоохране­ния БССР, который развернули по ул.Чкалова. Когда 25 июня 1941 года госпиталь разбомбили, его сотрудники пытались эвакуироваться. Но уйти они смогли только до Смиловичей, откуда беженцев немцы вернули в Минск. Дом Тайцев по ул.Островского уцелел после первых бомбардировок. Юрий Ильич был связан с минским подпольем с первых дней его возникновения. Медиков не хватало, и немцы на первых порах разрешили евреям-врачам практиковать вне гетто. Он принимал больных в поликлинике на ул.Мясникова. Одновременно Тайц-старший оказывал медицинскую помощь узникам и раненным партизанам, скрывавшимся в гетто, передавал в лес лекарства и медицинские инструменты, рас­пространял сводки Совинформбюро. Когда немцы запретили врачам-евреям покидать гетто, то партизаны из леса присла­ли связную вывести Юрия Ильича вместе с женой и сыном из Минского гетто. Это было 7 декабря 1942 года.

В лесу Тайц-старший сначала стал врачом партизанско­го отряда им.Чкалова, а затем партизанской бригады «Впе­ред». Потом его «повысили» и назначили начальником всей медицинско-санитарной службы Лидского партизанского сое­динения и хирургом-консультантом Барановичского партизан­ского соединения (тысячи партизан и членов их семей).

Юрий Ильич оперировал в землянках и под открытым не­бом, выезжал на срочные вызовы в соседние партизанские отряды как хирург-ортопед.

Когда Марк оказался у партизан, ему не исполнилось и 16 лет. Командир отряда Фрол Иванович Зайцев очень ценил Тайца-старшего и предложил мальчику остаться в госпитале. Так было безопаснее. К тому времени отряд Чкалова из Старо­сельских лесов получил приказ перебазироваться в Налибок­скую пущу. Госпиталю были нужны санитары, мог бы спокойно пересидеть. Но Тайц-младший выступил категорически против. Антисемитизм среди белорусских партизан так и не был из­жит до конца войны. Считалось, что еврей-партизан трусоват или что-то в этом роде. Марк был убежден, что как еврей он не имел права оставаться санитаром, когда кто-то не санитар. Не хотел слышать, что сын прятался за папину спину.

Интересная деталь. Стояло лето 1943-го, партизанская группа, в соста­ве которой находился Тайц-младший, напоролась на засаду. В это время Тайц-старший был по пути в один из отрядов на консультацию к раненым. Вдруг на дорогу выбежала косуля, воз­ница вскинул ружье, мясо само проси­лось в партизанский котел. В это мгно­вение Юрий Ильич толкнул возницу под руку.

«Ты что?» — возмутился тот. Папа от­ветил, что у него в душе екнуло, будто что-то случилось с сыном. И если убил бы эту косулю, сын погиб тоже... Как потом выяснилось, именно в это вре­мя, день и час Тайц-младший держал бой на дороге между Воложином и Ивенцом, часть партизан погибла, но юноша остался жив. Мистика?

После освобождения Беларуси в 1944 году еврейская семья Тайцев от­дала все силы на восстановление мир­ной жизни республики.

Юрий Ильич Тайц стал заведующим хирургическим отделением пятой кли­нической больницы Минска. За свой вклад в победу он был награжден орденом Великой Отечественной войны 1-й степени и семью медалями, удостоен Почетной грамоты Президиу­ма Верховного Совета БССР.

Сам Марк по примеру отца решил стать врачом. Не сразу, конечно. При­ходилось зарабатывать на жизнь, ро­дители Тайца приехали в Минск только к началу зимы 1944-го. Он чинил электропроводку в Доме правительства, а вечерами доучивался в средней шко­ле, чтобы получить аттестат зрелости.

В 1945 году он поступил и через шесть лет с отличием окончил Мин­ский государственный медицинский институт. С августа 1950 г. молодого специалиста направили в Полоцкую областную больницу на должность хирурга-уролога. В 1953 г. во время печально известного «дела врачей» в полоцкой газете «Знамя коммуниз­ма» появилась клеветническая статья «Черные пятна на белых халатах», в ко­торой клеймили врачей-евреев. Назва­ли и фамилию Марка. Тогда областное начальство для отвода глаз отправило Тайца на «укрепление села» в Повали­шенскую сельскую больницу Россон­ского района Полоцкой области.

Марка любили, когда «дело врачей» рухнуло, местные жители его сердечно поздравляли, обнимали и плакали.

Однако мечта заняться наукой Марка Юрьевича не оставляла. В 1954-1957 он три раза подавал документы в аспиран­туру Минского медицинского института и, наконец, был принят. В 1959г. Тайца как человека, подававшего большие на­дежды, перевели в аспирантуру Институ­та физиологии при Академии Наук БССР, где в 1961 году он защитил кандидатскую диссертацию, а в 1972 – докторскую при Львовском государственном универси­тете. Там ему сделали комплимент, что не только диссертация толковая, но и биография подходящая (еврей и беспар­тийный). Марк Юрьевич оказался един­ственным радиобиологом в стране – с докторской степенью.

В Институте физиологии при АН БССР наш герой занимался радиационной нейрохимией, опубликовал более 150 научных работ и статей, выступал на ре­спубликанских, всесоюзных и междуна­родных конференциях и симпозиумах. За тридцать лет Марк Юрьевич прошел путь от младшего до ведущего научного сотрудника.

После аварии в Чернобыле на АЭС в апреле 1986 было решено усилить ис­следования в области радиобиологии в Беларуси. Это послужило основой для образования в АН БССР Межлаборатор­ной группы по изучению проблем Черно­быля (27 чел.), а возглавить поручили М.Ю.Тайцу. Однако формально заведую­щим лабораторией его не назначили, по­тому что это была номенклатура ЦК Ком­партии Белоруссии, тем более что одной лабораторией в институте уже заведо­вал еврей, академик Давид Моисеевич Голуб. Вот и нашли элегантный выход в лингвистическом наименовании – при­думали Межлабораторную группу вместо лаборатории. Вместе с Тайцем рука об руку работали такие признанные уче­ные, как Бертольд Вильнер, Илья Нови­ков и др. (ставили опыты по нейтронному облучению млекопитающих).

В 1990 секретность сняли, в апреле того же года в Израиль уехал сын Марка и Тамары, Евгений, а через год, в сентя­бре 1991 года – и они сами, Марк и Та­мара Тайцы. По словам Марка Юрьеви­ча, к отъезду он созрел давно. Тесть при встречах часто говорил ему одну фразу: «Ты еще не сидишь»? Тесть Марка, Ефим Самойлович (Хаим Шмуйлович) Рез­ник (1900-1988), был примечательной личностью. Еще с довоенных времен до 1971 он был начальником планово-финансового отдела АН БССР, «мини­стром финансов Академии», как его не без гордости величали коллеги. На этом посту Резник пережил трех президен­тов АН БССР – академиков К.В.Горева, Н.И.Гращенкова и В.Ф.Купревича.

В жизни Марка Юрьевича был такой случай. В Институте физиологии Людми­ла Арчакова возглавляла местное отде­ление Общества Красного Креста. Раз в год она становилась у кассы при выдаче зарплаты и брала взносы по 30 копеек. Летом 1967 года советские газеты пи­сали о разгроме Израиля, потом оказа­лось, что, наоборот, разбили Египет и Си­рию. Людмила сообщила, что по такому случаю взносы вместо 30 коп. собирают по 1 рублю под тем предлогом, что пострадали палестинцы. Тогда Марк Юрье­вич, который всегда отличался юмором, сказал, что по такому поводу он жертвует два рубля – пусть болеют на здоровье. «И дали?» – уточнил я. «Дал», – подтвердил Тайц.

Операционная сестра Ксения Ива­новна тогда же пыталась выяснить: «Марк Юрьевич, разбили Израиль, как Вы к этому относитесь?» «Положительно», – не стал скрывать Тайц. И пояснил: «Уже не говорят, что евреи трусы и не умеют воевать. Значит, они не только в Ташкен­те были». Как известно, после 1967г. во всем мире евреев зауважали.

У Марка прекрасная жена – Тамара Ефимовна Резник, выпускница факуль­тета журналистики Белорусского госу­дарственного университета (БГУ). Перед репатриацией она работала редактором издательского отдела Центрального НИИ механизации и электрификации сель­ского хозяйства Нечерноземной зоны СССР (Минск). У Марка и Тамары за­мечательные дети, внуки и правнуки. У них прекрасное будущее. Сын Евгений – физик-теоретик, окончил с отличием физический факультет Белорусского го­сударственного университета, защитил кандидатскую диссертацию в Институте тепло- и массообмена им. А.В.Лыкова АН БССР. С 1998 года Евгений с женой Наталией живет в Соединенных Штатах Америки, работает по специальности в Сиэтле (штат Вашингтон).

Сын Евгения, Алекс, внук Марка Юрьевича, имеет вторую степень по специальности инженер-механик в области робототехники (живет в Далласе, штат Техас), окончил университет Лос- Анджелеса. Жена Илона, по профессии физик, у них родилась дочка Алиса, прав­нучка Марка Юрьевича.

Элла, дочь Марка и Тамары, окончила БГУ по специальности биохимия. В Изра­иле она с 1991 работала в кардиологи­ческой лаборатории больницы «Шаарей Цедек». В 1998 Эллы не стало (светлая память). Дети Эллы, Олег и Наталья, вну­ки Марка Юрьевича, отслужили в рядах Армии обороны Израиля. Олег окончил Бар-Иланский университет и работает рентгенотехником. Наталия, выпускница Еврейского университета в Иерусалиме, работает в отделении акушерства меди­цинского клинического центра «Хадас­са». У Наташи и ее мужа Гая двое сыно­вей – Итамар и Ротем, правнуки Марка и Тамары.

Пример семьи Тайцев из Минска – это не цепь удачного стечения обстоятельств, милости судьбы, счастливых совпадений, а свидетельство огромного трудолюбия и живучести еврейских генов. Пожелаем Марку Юрьевичу и его супруге Тамаре Ефимовне долгих и счастливых лет жиз­ни, радости от детей, внуков и правну­ков. Они этого заслужили.

Статья Леонида Смиловицкого под оригинальным названием "Еврейские гены и огромное трудолюбие (к 90-летнему юбилею Марка Тайца)" вышла в номере 891 израильского независимого еженедельника "Мост"

Прочитано 6018 раз