Понедельник, 17 05 2021
Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *

Личности евразийского пространства. Великий коллекционер земли белорусской: Александр Ельский

Имя Александра Карловича Ельского сегодня вспоминается все чаще. Правда, больше — в специальных исторических журналах, в книгах ученых мужей. Жаль, что нет пока о Ельском серьезной отдельной книги монографического характера, не изданы посмертно многие его исторические работы. А ведь в свое время без этого человека нельзя было представить культурную, научную, общественную жизнь в Беларуси. Да и  не только в Беларуси. К нему в гости, в простую деревню, за несколько десятков километров, ехали ученые, исследователи из Санкт-Петербурга, Киева, Москвы, Варшавы, Кракова… Кто же он — Александр Ельский?..

Есть в Беларуси речка (протекает она по Минщине и Могилевщине) — красивая, хотя и не очень широкая: Птичь. В старинных документах ее называли Бчичь. Ученые-языковеды характеризуют слово как «птица», или «птенец». А на берегу Птичи, птичьей реки — старое село Дудичи. Дудичи (или Дудич) — это тот человек, который на дудке играет. Вот в Дудичах и родился Александр Ельский. Окончил в Минске гимназию в 1852 году (и было молодому человеку восемнадцать лет). Участвовал — в чине поручика — в Крымской войне в 1853—1856 годах.

Сразу после войны ушел в отставку. Поселился в Замостье — фольварке, который получил в наследство от родителей. Совсем рядом с Дудичами.

Уже в 1864 году Александр Ельский создает в Замостье музей. Ясное дело, когда учреждение с громким названием «музей» открывается в большом столичном городе. К примеру, в Минске. Или хотя бы в райцентре (а по-старому — в уездном городе). А тут, считай, что в лесу... Можно только догадываться, откуда добывал скромный, пусть себе и влюбленный в историю, помещик многочисленные экспонаты, посвященные не только родному Отечеству, но и многим европейским землям. Не случайно же путешественник Ян Илговский писал: «...я приехал... в сторону Игумена, к нашему заслуженному знатоку Минщины и публицисту Александру Ельскому. В имении Замостье, под гостеприимной  крышей хозяина, который чувствует все высокородное и красивое, сочувствует каждому доброму делу либо поиску правды, я получил огромную возможность заняться своими научными поисками».

А что касается музейных запасов, то в Замостье хозяин усадьбы собрал две тысячи гравюр художников разных народов и времен, множество этюдов, рисунков, живописных полотен Горавского, Смуглевича, Дамеля, Ваньковича, Бочарелли, Лямпи, других белорусских, русских, литовских, польских, итальянских мастеров. Только по художественной части музея можно было писать историю искусства Беларуси, Польши, Литвы.

Совсем другой раздел исторических собраний в Замостье — почти двадцать тысяч автографов и документов Петра I, Наполеона, Лютера, Вашингтона, Адама Мицкевича, Тадеуша Костюшко, материалы по истории Отечественной войны 1812 года, материалы восстания под руководством Тадеуша Костюшко, восстаний 1830 --1831 и 1863 – 1864  годов. Стоит заглянуть в любой параграф школьных учебников по истории Беларуси XVIII—XIX столетий, как непременно обнаружится, что в музее Ельского были свидетельствующие о тех временах, о далеких событиях материалы, документы. Вот только информацию об Александре Ельском вряд ли вы найдете в школьных учебниках.

Рукописный фонд Замостья дополняла огромная библиотека в десять тысяч единиц (среди прочих изданий — издания XVII века, почти все польские и литовско-белорусские хроники, энциклопедии, библиографические справочники, атласы, географические карты, описи архивов). Многочисленные фолианты привлекали в Замостье ученых, исследователей из Москвы и Санкт-Петербурга, Варшавы и Кракова, других городов. В музее имелась книга посетителей, а записи в ней остались на русском, французском, немецком, датском, белорусском языках.

Придя в большой историко-краеведческий музей, посетители обычно встречаются с множеством экспонатов из области материальной культуры — одеждой и посудой, мебелью, часами, разной утварью. И этого добра в Замостье была полным-полна коробушка. Ельский собрал коллекции фарфора, посуды из стекла, слуцких поясов... Вы спросите, где это все сегодня?..

Александр Карлович прожил почти 83 года. Умер, когда шла Первая мировая война. Огромный музей, который по праву можно было бы считать национальным достоянием Беларуси, по частям развезли в Краков, Варшаву, Вильнюс. Крохи остались в Минске. Обидно, что коллекция, создаваемая полвека, распалась вот так вдруг.

Но все-таки Ельский оставил после себя след. Собирая музей в Замостье, Александр Карлович постоянно рассказывал о своих находках в российских, польских специальных и массовых журналах, издавал книги. Перу нашего земляка принадлежит около 10 тысяч (!) историко-краеведческих статей для «Географического словаря Королевства Польского и других славянских краев», «Большой всеобщей иллюстрированной энциклопедии», в которых описаны разные местности и поселения многих белорусских уездов.

Часто бывая в Дудичах (тридцать-сорок минут езды на автомобиле, автобусом из Минска), прихожу на места дудичской, замостьевской усадеб Ельских. В Дудичах, на месте исторической территории, — крапива и водонапорная башня. Правда, ближе к реке, к Птичи — ухоженная, стилизованная под старинный колодец «криница Ельских» (упорядочили место хозяева частного музея «Дудутки»), в Замостье то же самое — крапива, лопухи, кусты... Жаль, что нет даже памятного камня, мемориальной доски...

 

Алесь Карлюкевич

Прочитано 503 раз